СЦЕ­НУ!

ДИ­А­ГНОЗ КОКЛЮШКИНА

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Ес­ли бы Ильф и Петров жи­ли сей­час, они бы, на­вер­ное, со­звуч­но про­ис­хо­дя­ще­му в Одес­се на­пи­са­ли, что Остап Бен­дер стал гу­бер­на­то­ром в Чер­но­мор­ске, а ви­це-гу­бер­на­то­ром - Ки­са Во­ро­бья­ни­нов. В край­нем слу­чае - ма­дам Гри­ца­цу­е­ва.

Меж­ду тем в Москве в Боль­шом те­ат­ре про­шла пре­мье­ра ба­ле­та «Герой на­ше­го вре­ме­ни» в по­ста­нов­ке Ки­рил­ла Се­реб­рен­ни­ко­ва. Из че­го всем долж­но быть по­нят­но, что герой на­ше­го вре­ме­ни он - Кирилл Се­реб­рен­ни­ков!

Сле­ду­ю­щей его по­ста­нов­кой в Боль­шом бу­дет, ве­ро­ят­но, как про­дол­же­ние ле­ген­дар­но­го «Ле­бе­ди­но­го озе­ра» - «На дне». Фра­зу «Че­ло­век! Это - ве­ли­ко­леп­но!» Са­тин про­тан­цу­ет, как бы пре­па­ри­руя чей-то труп.

Сле­ва от Боль­шо­го те­ат­ра - Ма­лый. А перед ним - уве­ко­ве­чен­ный в брон­зе дра­ма­тург Ост­ров­ский. На­до бы за ним те­перь при­гля­ды­вать. Не ис­клю­че­но, что од­на­ж­ды утром об­на­ру­жат крес­ло пу­стым. Сбе­жит уве­ко­ве­чен­ный Александр Ни­ко­ла­е­вич от гре­ха по­даль­ше ку­да-ни­будь в про­вин­цию. Где по­ка уве­ре­ны (от­стой!), что тра­ва - зе­лё­ная, снег - бе­лый, что солн­це (ну сколь­ко мож­но?!) вос­хо­дит на во­сто­ке, а де­тей (штамп!) ро­жа­ют жен­щи­ны. И (увы!) да­же не де­ла­ет­ся по­пы­ток раз­но­об­ра­зить си­ту­а­цию хо­тя бы на сцене!

Ну а на­сто­я­щий по­ли­ти­че­ский те­атр - спра­ва от Боль­шо­го, за уг­лом. Го­с­ду­ма! Вот ту­да бы Ки­рил­лу Се­реб­рен­ни­ко­ву! По­ста­вить ста­рую сказ­ку в но­вой ин­тер­пре­та­ции: Иван-ду­рак пой­мал го­во­ря­щую щу­ку, но не дал ей и сло­ва вы­мол­вить! Сам ей рас­ска­зы­вал о сво­их пла­нах, по­ка она не из­дох­ла! И что­бы яб­ло­ню, на ко­то­рой рай­ское яблочко, друж­но пи­ли­ли все фрак­ции сообща. И, толь­ко спи­лив, до­га­да­лись бы, что до­стать фрукт мож­но бы­ло бы ме­нее за­трат­ным спо­со­бом.

Неуго­мон­ные опять спо­рят, что по­ста­вить на Лу­бян­ской пло­ща­ди. По­сле тра­ге­дии в Ом­ске и на до­ро­гах так и тя­нет ска­зать: ви­се­ли­цу! Как го­во­рит­ся, для остраст­ки. В од­ном ре­ги­оне тра­ур­ные дни, в дру­гом. Не­ужто на­до ждать, ко­гда этих дней в стране бу­дет боль­ше вы­ход­ных и празд­нич­ных?

Пат­ри­о­тизм без на­ци­о­наль­ной гор­до­сти как сва­дьба без же­ни­ха. А на­ци­о­наль­ная гор­дость без па­мя­ти о сво­их пред­ках - сва­дьба без неве­сты. По­это­му несколь­ко уди­ви­тель­но, ко­гда «Как упо­и­тель­ны в России ве­че­ра: ба­лы, кра­са­ви­цы, ла­кеи, юн­ке­ра...», упо­и­тель­но и чуть ли не хо­ром по­ют те, чьи пред­ки хо­ди­ли за со­хой в лап­тях. Гну­ли спи­ну на фабриках и за­во­дах от тем­на до тем­на. И ка­кую страш­ную це­ну за­пла­ти­ли за же­ла­ние урав­нять себя в че­ло­ве­че­ских пра­вах.

У вре­ме­ни, как по­ка­за­ла жизнь, есть ско­рость: оно то бе­жит, ле­тит, слу­ча­ет­ся - пол­зёт. Бы­ва­ет ощу­ще­ние, что оно сто­ит на ме­сте. Но са­мое обид­ное, ес­ли оно ушло, а на ме­сте - ты (вы). И не до­гнать!

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.