ЗАПЕЧАТЛЁННОЕ БЛА­ЖЕН­СТВО

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - РЕКЛАМА - Еле­на ПЕТРОВА

КОЛ­ЛЕК­ЦИЮ ФО­ТО­ГРА­ФИЙ ПРЕД­СТА­ВИЛ ПО­ЭТ МИ­ХА­ИЛ СА­ПЕ­ГО. ОН ВЫ­ПУ­СТИЛ В СВЕТ И ОД­НО­ИМЁН­НЫЙ АЛЬ­БОМ.

ПЕ­РЕ­МЕ­НА ЛИЧ­НО­СТИ

- Ми­ха­ил, в го­ро­де про­хо­дит мно­же­ство фотовыставок, но ва­ша - уни­каль­на. И не толь­ко по­то­му, что за­хва­ты­ва­ет по­чти сто­лет­ний пе­ри­од. Глав­ное - вы пред­ста­ви­ли изоб­ра­же­ния, на ко­то­рых пер­со­на­жи за­сня­ты не в ре­аль­ной жиз­ни, а на лод­ке, в ав­то­мо­би­ле, да­же - в са­мо­лё­те, то есть в бу­та­фор­ском окру­же­нии. Как ро­ди­лась идея?

- Боль­ше де­ся­ти лет на­зад по­зна­ко­мил­ся с кол­лек­ци­о­не­ром Сер­ге­ем Мо­ро­зо­вым, и он от­крыл для ме­ня жанр бу­та­фор­ской фо­то­гра­фии. Я влю­бил­ся в эту спе­ци­фи­ку, стал со­би­рать изоб­ра­же­ния. На­хо­дил на

раз­ва­лах, бло­ши­ных рын­ках, в книж­ных лав­ках. Сам жанр воз­ник в кон­це XIX ве­ка и умер где-то на пля­жах Кры­ма и Кав­ка­за в 70-х го­дах XX ве­ка. В экс­по­зи­ции пред­став­ле­но око­ло по­лу­сот­ни фо­то­гра­фий, а в аль­бо­ме их по­чти две­сти.

- А по­че­му вы на­зва­ли бу­та­фор­ские фото «сча­стьем»?

- Бу­та­фо­рия пред­по­ла­га­ет некий об­ман, лож­ность, это ведь что-то нена­сто­я­щее. Но вот пред­ставь­те: идёт че­ло­век по Нев­ско­му про­спек­ту где­ни­будь в кон­це XIX ве­ка, на­ты­ка­ет­ся на фо­то­са­лон, за­хо­дит. Ещё ми­ну­ту на­зад он был про­стым обы­ва­те­лем, а здесь ста­но­вит­ся ли­хим на­езд­ни­ком, авиа­то­ром…

То же про­дол­жа­лось и в со­вет­ское вре­мя, в фо­то­ате­лье на ка­ких-ни­будь ба­за­рах, яр­мар­ках. Мож­но уви­деть изоб­ра­же­ния лю­дей в за­сне­жен­ных валенках на фоне лет­не­го пей-

за­жа. Че­ло­век по­па­да­ет в пред­ла­га­е­мые об­сто­я­тель­ства и на ми­ну­ту ме­ня­ет свою сущ­ность. И это вро­де бы лож­ное, но сча­стье.

ИС­ТО­РИЯ НА ПО­МОЙ­КЕ?

- Ко­гда-то эти фо­то­гра­фии хра­ни­лись в се­мьях, а те­перь ока­за­лись на ба­ра­хол­ке. Для нас ха­рак­тер­но быть «ива­на­ми, не пом­ня­щи­ми род­ства»?

- Я бы не стал так огуль­но су­дить, ведь что-то ещё про­дол­жа­ет хра­нить­ся в се­мьях. А то, что по­пол­ня­ет кол­лек­цию… Ну, лю­ди уми­ра­ют, их на­след­ни­ки ока­зы­ва­ют­ся не на вы­со­те. Кто-то не ви­дит в этом ни­ка­кой цен­но­сти. Да и я себя пом­ню в та­ком же ка­че­стве. Но од­ни про­зре­ва­ют, а дру­гие так и оста­ют­ся в сво­ём про­сто­ду­шии. Им то­же спа­си­бо, что они не вы­ки­ды­ва­ют до­ку­мен­ты на по­мой­ку, а хо­тя бы про­да­ют. Важ­но, что­бы это по­па­да­ло к лю­дям, ко­то­рые в со­сто­я­нии оце­нить ве­щи не толь­ко с точ­ки зре­ния де­нег, но - ду­шой и серд­цем. То­гда есть на­деж­да, что на­шу ис­то­рию мы бу­дем узна­вать в но­вых ра­кур­сах. «Бу­та­фор­ская фо­то­гра­фия»

- уз­кий мо­мент, а при этом пред­став­ле­на ис­то­рия стра­ны на по­чти ве­ко­вом от­рез­ке. И всё это на­ши лю­ди, это мы, это про нас.

По сча­стью, не на­до ста­но­вить­ся глу­бо­ким ис­сле­до­ва­те­лем, а на­до, как Пуш­кин за­ве­щал, «лю­бить свою ис­то­рию». По­сле дав­но окон­чен­ной шко­лы при­хо­дит­ся за­но­во всё от­кры­вать. Мы жи­вём в пер­ма­нент­ную эпо­ху пе­ре­мен, пред­став­ле­ния о доб­ре и зле, об ис­то­ри­че­ских цен­но­стях ме­ня­ют­ся. Что­бы для себя что- то по­нять, а не с чу­жо­го го­ло­са вос­при­ни­мать, при­хо­дит­ся об­ра­щать­ся к пер­во­ис­точ­ни­кам, к днев­ни­кам, вос­по­ми­на­ни­ям или к фо­то­гра­фи­ям.

- Старшее по­ко­ле­ние сер­деч­но от­но­сит­ся к ис­то­рии стра­ны. Вы­хо­дит, да­же со­вет­ская идео­ло­гия шла на поль­зу? - Нас, дей­стви­тель­но, вре­мя вос­пи­та­ло так, что пом­ним, це­ним и до­ро­жим про­шлым. Важ­но, что то­гда ещё не так мно­го вре­ме­ни про­шло по­сле вой­ны, и бы­ли жи­вые сви­де­те­ли, на­ши ба­буш­ки и де­душ­ки, со­се­ди. Вс­пом­ни­те пес­ни, ки­но - всё ра­бо­та­ло, кто бы что ни го­во­рил об идео­ло­ги­за­ции. Нам эти при­вив­ки бы­ли сде­ла­ны ка­че­ствен­но. А мы по сво­ей недаль­но­вид­но­сти по­ла­га­ем, что это ав­то­ма­ти­че­ски при­дёт и к на­шим де­тям. Ни­че­го по­доб­но­го! Во­круг столь­ко со­блаз­нов, что и вой­на, и бло­ка­да, и вся ис­то­рия всё боль­ше от­хо­дят в сто­ро­ну.

Но сей­час есть Ин­тер­нет, все воз­мож­но­сти но­вей­ше­го вре­ме­ни, что­бы по­ка­зать про­шлое стра­ны бо­лее глу­бо­ко и мно­го­слой­но, чем это бы­ло рань­ше.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.