А БЫЛ ЛИ ПОЛ­КОВ­НИК?

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - РЕКЛАМА - По­ли­на ЗНА­МЕН­СКАЯ

НЕБОЛЬ­ШАЯ РЕ­ЧУШ­КА, ДЛИ­НОЙ ВСЕ­ГО 18 КИ­ЛО­МЕТ­РОВ, БЕ­РУ­ЩАЯ НА­ЧА­ЛО В КОЛТУШСКИХ БО­ЛО­ТАХ И ВПА­ДА­Ю­ЩАЯ В ОХ­ТУ УЖЕ НА ТЕР­РИ­ТО­РИИ КРАСНОГВАРДЕЙСКОГО РАЙ­О­НА ПЕ­ТЕР­БУР­ГА, НО­СИТ НЕПРИ­ВЫЧ­НОЕ ДЛЯ РУС­СКО­ГО УХА НА­ЗВА­НИЕ - ОК­КЕР­ВИЛЬ.

Ис­то­рию по­яв­ле­ния это­го гид­ро­ни­ма пы­та­лись от­сле­дить кра­е­ве­ды и гео­гра­фы в ХХ ве­ке, од­на­ко до сих пор они так и не при­шли к еди­но­му мне­нию.

ШВЕД­СКАЯ МЫ­ЗА, ФИН­СКИЙ ИЗ­ГИБ

Вер­сия про­ис­хож­де­ния на­зва­ния ре­ки, из­ло­жен­ная в кни­ге Ки­рил­ла Гор­ба­че­ви­ча и Евгения Ха­б­ло «По­че­му так на­зва­ны?», опи­ра­ет­ся на дан­ные швед­ской кар­ты 1699 го­да, на ко­то­рой от­ме­че­на мы­за швед­ско­го же пол­ков­ни­ка Ок­кер­ви­ля, рас­по­ло­жен­ная у ме­ста впа­де­ния при­то­ка в Боль­шую Ох­ту. От его име­ни яко­бы и про­изо­шло на­зва­ние ре­ки. И хо­тя ни­ка­ких дру­гих бо­ле­е­ме­нее до­сто­вер­ных до­ку­мен- таль­ных или кар­то­гра­фи­че­ских до­ка­за­тельств ав­то­ры не при­во­дят, имен­но эта вер­сия, ви­ди­мо, по­ка­за­лась на­столь­ко убе­ди­тель­ной, что на се­го­дня счи­та­ет­ся ос­нов­ной и прак­ти­че­ски не под­вер­га­ет­ся со­мне­нию. Ма­ло то­го, с те­че­ни­ем вре­ме­ни в неко­то­рых пуб­ли­ка­ци­ях пол­ков­ник Ок­кер­виль «пе­ре­ме­стил­ся» во вто­рую по­ло­ви­ну XVI ве­ка, «при­об­рёл» ба­рон­ский ти­тул и «вы­рос» до ге­не­ра­ла. Но ни пол­ное имя его, ни порт­рет­ное изоб­ра­же­ние, ни точ­ное ме­сто жи­тель­ства не со­хра­ни­лись ни в ар­хи­вах, ни в па­мя­ти со­вре­мен­ни­ков.

Дру­гое объ­яс­не­ние по­яв­ле­ния гео­гра­фи­че­ско­го на­зва­ния при­во­дит ав­тор кни­ги «Предыс­то­рия Санкт-Пе­тер­бур­га. 1703 год» Александр Ша­ры­мов. Он про­сле­жи­ва­ет про­ис­хож­де­ние гид­ро­ни­ма по кар­там кон­ца XVII ве­ка и от­ме­ча­ет, что на кар­те Стю­ар­та 1699 го­да, на ко­то­рую ссы­ла­ют- ся сто­рон­ни­ки пер­вой вер­сии, ре­ка обо­зна­че­на, но ни­как не на­зва­на. А вот на кар­те, со­став­лен­ной на год рань­ше Мей­е­ром, ре­ка но­сит имя «Kervila», со­звуч­ное на­зва­нию «Ок­кер­виль» и, весь­ма ве­ро­ят­но, про­ис­хо­дя­щее от ка­ре­ло-фин­ско­го сло­ва «kare» - «из­гиб». Ес­ли по­смот­реть на из­ви­ли­стые очертания ре­ки, с та­ким пред­по­ло­же­ни­ем вполне мож­но со­гла­сить­ся.

Есть и тре­тья вер­сия, ос­но­ван­ная на дан­ных до­ста­точ­но по­дроб­ной швед­ской гео­гра­фи­че­ской кар­ты 1704 го­да, где в вер­хо­вьях безы­мян­ной ре­ки обо­зна­че­ны две де­рев­ни - «L.Carvilla» и «S.Carvilla». Ес­ли пред­по­ло­жить, что к этим фин­ским на­зва­ни­ям при­со­еди­ня­лось швед­ское раз­го­вор­ное опре­де­ле­ние «реч­ка», про­из­но­сив­ше­е­ся как дол­гое «о», то по­лу­ча­лось - Окар­ви­ла, то есть реч­ка у де­рев­ни Кар­ви­ла. А окон­ча­ние «ль» по­яви­лось поз­же для удоб­ства про­из­но­ше­ния.

КАК РЕ­КУ НА­ЗО­ВЁШЬ…

За бо­лее чем три­ста лет, что на­счи­ты­ва­ет ис­то­рия Санк­тПе­тер­бур­га, как вы­яс­ни­лось, эта реч­ка мно­го­крат­но ме­ня­ла своё имя. Ес­ли на уже упо­ми­нав­ших­ся кар­тах кон­ца XVII ве­ка она бы­ла ли­бо безы­мян­ной, ли­бо Kervila, то на бо­лее позд­них кар­тах на­зва­ния од­ной и той же вод­ной ар­те­рии при­сва­и­ва­лись са­мые раз­ные, при­чём ча­сто оши­боч­но. Есть, на­при­мер, до­ку­мен­ты, где ре­ка обо­зна­че­на и как Ма­лая Ох­та, и как Лу­бья. Но это со­вер­шен­но дру­гие при­то­ки Боль­шой Ох­ты.

Якоб Шмидт, со­ста­вив­ший в 1770 го­ду гео­гра­фи­че­ские кар­ты Фин­ско­го за­ли­ва и Санкт­Пе­тер­бург­ской гу­бер­нии, на пер­вой из них обо­зна­чил ре­ку как Ма­ли­нов­ка, а на вто­рой - как Ма­лая Ох­та. Это же невер­ное на­име­но­ва­ние пе­ре­ко­че­ва­ло в кар­ты гу­бер­нии, вы­пу­щен­ные в 1792-м и 1849 го­ду. А вот в бо­лее позд­них до­ку­мен­тах на­ча­лась пол­ная че­хар­да. На кар­те 1852 го­да ре­ка на­зва­на Пор­хов­кой, год спу­стя - Ху­ма­ла­ев ру­чей, в 1860-м и 1863 го­ду - опять Пор­хов­ка. Ес­ли при­нять во вни­ма­ние, что на стар­те XIX ве­ка ре­ка, как и дру­гие при­то­ки Ох­ты, бы­ла су­до­ход­ной, мож­но пред­ста­вить, ка­кая пу­та­ни­ца ца­ри­ла в ло­ци­ях. На­ча­ло ХХ ве­ка при­нес­ло со­всем но­вое имя - Яб­ло­нов­ка. Так реч­ка по­ме­че­на на кар­тах 1909-го и 1924 го­да. С 1930-го по 1939-й она сно­ва зо­вёт­ся Пор­хов­кой, и толь­ко перед са­мой Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной по­яв­ля­ет­ся со­вре­мен­ное на­зва­ние - Ок­кер­виль. Хо­чет­ся на­де­ять­ся, что те­перь уже навсегда.

НИ ИМЯ, НИ ПОРТ­РЕТ НЕ ДО­ШЛИ ДО НА­ШИХ ДНЕЙ.

Ре­ка Ок­кер­виль в де­ревне Яб­ло­нев­ка.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.