СВО­БО­ДА ИЛИ «ОДИ­ЧА­НИЕ»

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

НА НЕ­ДАВ­НО ЗА­КОН­ЧИВ­ШЕМ­СЯ КИ­НО­ФЕ­СТИ­ВА­ЛЕ «ОК­НО В ЕВ­РО­ПУ» НА­ГРА­ДУ «ЗА БЕЗ­УПРЕЧ­НОЕ МА­СТЕР­СТВО, ЧЕСТЬ И ДО­СТО­ИН­СТВО» ПО­ЛУ­ЧИ­ЛА ИРИ­НА КУП­ЧЕН­КО, СЫГ­РАВ­ШАЯ В КАР­ТИНЕ «УЧИЛ­КА» РЕ­ЖИС­СЁ­РА АЛЕК­СЕЯ ПЕТ­РУ­ХИ­НА.

ИС­ТО­РИЯ НЕ НУЖ­НА?

- Ири­на Пет­ров­на, вы ведь уже иг­ра­ли учи­тель­ни­цу, это бы­ло в со­вет­ском филь­ме «Чу­жие пись­ма». В чём вы ви­ди­те связь ге­ро­инь та­ких раз­ных эпох в ис­то­рии на­шей стра­ны?

- Связь раз­ве что в про­фес­сии. В со­вет­ское вре­мя роль пе­да­го­га за­клю­ча­лась не толь­ко в пе­ре­да­че зна­ний, но и в вос­пи­та­нии. Так, соб­ствен­но, бы­ло все­гда, од­на­ко в наше вре­мя от­но­ше­ние об­ще­ства к пре­по­да­ва­те­лю из­ме­ни­лось. А со­от­вет­ствен­но - и от­но­ше­ние школь­ни­ков. Ес­ли на Во­сто­ке до сих пор учи­тель - глав­ный че­ло­век по­сле Бо­га и ро­ди­те­лей, то у нас, как го­во­рит моя ге­ро­и­ня, он стал «ме­не­дже­ром по предо­став­ле­нию зна­ний». При этом фильм боль­ше о са­мих ре­бя­тах, их про­бле­мах. В под­рост­ко­вом воз­расте фор­ми­ру­ет­ся лич­ность и так труд­но разо­брать­ся в жиз­нен­ных цен­но­стях.

В кар­тине мы сни­ма­ли класс из 18 че­ло­век. Ге­рои счи­та­ют са­мым ин­те­рес­ным и важ­ным - «за­лип­нуть в Ин­тер­не­те» или «пой­ти ту­сить». А вот ис­то­рия род­ной стра­ны - этот пред­мет пре­по­да­ёт моя ге­ро­и­ня Алла Ни­ко­ла­ев­на - пред­став­ля­ет­ся аб­со­лют­но ненуж­ной. Про­ис­хо­дит нема­ло дра­ма­ти­че­ских со­бы­тий, пре­жде чем де­ти убеж­да­ют­ся в об­рат­ном.

Мы спе­ци­аль­но вы­бра­ли ме­стом дей­ствия про­вин­ци­аль­ную шко­лу в го­ро­де Ко­ро­лёв Мос­ков­ской об­ла­сти, что­бы по­ка­зать, как ши­ро­ко рас­про­стра­нил­ся про­цесс со­вре­мен­но­го «оди­ча­ния».

Кста­ти, фильм пре­под­нёс фан­та­сти­че­скую ис­то­рию. Од­ну из глав­ных ро­лей, пол­ков- ни­ка Ка­ды­ше­ва, иг­ра­ет Ан­дрей Мерз­ли­кин. Так вот он учил­ся в той са­мой шко­ле! И по сю­же­ту моя ге­ро­и­ня го­во­рит Ка­ды­ше­ву: «Ока­зы­ва­ет­ся, и из ху­ли­га­нов вы­рас­та­ют хо­ро­шие лю­ди». И Ан­дрей, по его при­зна­нию, был ху­ли­га­ном, един­ствен­ный из все­го клас­са имел по по­ве­де­нию «неуд». А че­рез 32 го­да вер­нул­ся в шко­лу со­сто­яв­шим­ся че­ло­ве­ком, из­вест­ным ар­ти­стом.

ЖИЗНЬ БЕЗ ЗА­КО­НОВ

- «Учил­ка» - че­ло­век по­жи­лой. Вас не сму­ти­ло, что гри­мё­ры без­жа­лост­но со­ста­ри­ли ли­цо?

- Так и ста­ви­лась за­да­ча. Да я и са­ма уже в та­ком воз­расте, что пред­ла­га­ют иг­рать мам и ба­бу­шек. Это есте­ствен­но и нор­маль­но, жаль толь­ко, что у боль­шин­ства ге­ро­инь нет соб­ствен­ных ис­то­рий, это пер­со­на­жи вспо­мо­га­тель­ные. А вот с Ал­лой Ни­ко­ла­ев­ной по­вез­ло, у неё та­кая ис­то­рия есть.

Я во­об­ще из ве­зу­чих, сни­ма­лась у за­ме­ча­тель­ных ре­жис­сё­ров, ро­ли бы­ли ин­те­рес­ные, так что на ак­тёр­скую судь­бу не жа­лу­юсь.

- А в ва­шей жиз­ни был та­кой учи­тель, как Алла Ни­ко­ла­ев­на?

- Мо­гу ска­зать од­но: учи­тель был для нас ав­то­ри­те­том. Мы мог­ли ко­го-то не лю­бить, но при этом ува­жа­ли, слу­ша­лись, по­ба­и­ва­лись. А сей­час посмот­ри­те - учи­те­лей бьют, уни­жа­ют, пре­зи­ра­ют. И ведь это про­изо­шло не по­то­му, что де­ти пло­хие, они - про­дукт вре­ме­ни.

- В со­вет­ское вре­мя учи­те­лей, дей­стви­тель­но, по­ба­и­ва­лись. А в пе­ре­строй­ку имен­но это по­ста­ви­ли шко­ле в ви­ну и от­ме­ли «ав­то­ри­тар­ность» пол­но­стью.

- Да, ре­ши­ли, что де­ти - сво­бод­ны. Но ка­кое же мо­жет быть по­ни­ма­ние сво­бо­ды у под­рост­ка? Да­же вз­рос­лые не все­гда осо­зна­ют, что сво- бо­да каж­до­го че­ло­ве­ка за­кан­чи­ва­ет­ся там, где на­чи­на­ет­ся тер­ри­то­рия дру­го­го. У нас от­ме­не­на и офи­ци­аль­ная цен­зу­ра, но внут­рен­няя-то долж­на быть. Эти за­ко­ны ещё на скри­жа­лях за­пи­са­ны: что мож­но де­лать, а что нель­зя. А ес­ли ни­ка­ких за­ко­нов нет, как жить?

- Ваш фильм мо­жет по­мочь об­ще­ству улуч­шить­ся?

- Мы по­ка­за­ли кар­ти­ну не толь­ко в Вы­бор­ге, но и в Фин­лян­дии, в го­ро­де Кот­ка, ко­то­рый под­дер­жи­ва­ет тес­ные свя­зи с фе­сти­ва­лем. Фин­ский зри­тель при­нял теп­ло. Но уви­дят ли кар­ти­ну в России: возь­мут ли её про­кат­чи­ки, пой­дёт ли пуб­ли­ка? Она уже сфор­ми­ро­ва­на те­ле­ви­де­ни­ем, всем, что на­зы­ва­ет­ся «экшн» - дей­стви­ем, быст­рой сме­ной кар­тин­ки. Вос­при­мут ли лю­ди бо­лее мед­лен­ное по­вест­во­ва­ние, то, над чем на­до ду­мать?

С дру­гой сто­ро­ны, мы ведь по-на­сто­я­ще­му не зна­ем зри­те­ля, са­ми себя не зна­ем. Ко­гда вы­шел фильм «Ост­ров», я бы­ла уве­ре­на, что эту за­ме­ча­тель­ную кар­ти­ну в ки­но­те­ат­рах смот­реть не бу­дут. А на­род по­шёл! Ма­те­ри­а­лы под­го­то­ви­ла

Еле­на ПЕТРОВА

СЕЙ­ЧАС УЧИ­ТЕЛЬ - МЕ­НЕ­ДЖЕР ПО ЗНА­НИ­ЯМ

Фин­ский зри­тель при­нял кар­ти­ну теп­ло, а как наш?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.