МОР­СКАЯ ПА­МЯТЬ

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - РЕКЛАМА - По­ли­на ЗНА­МЕН­СКАЯ

В один из дней, ко­гда рус­ские ко­раб­ли на­хо­ди­лись в ви­ду ост­ро­ва Си­ци­лия, раз­ра­зил­ся шторм с про­лив­ным до­ждём. По ко­ман­де «Убрать па­ру­са!» мат­ро­сы быст­ро под­ня­лись на реи. Но один из них по­скольз­нул­ся на мок­ром де­ре­ве и, не су­мев удер­жать­ся, с кри­ком по­ле­тел в мо­ре. Мич­ман До­ма­шен­ко в это вре­мя на­хо­дил­ся у себя в ка­ю­те в кор­мо­вой ча­сти ко­раб­ля. Он толь­ко что сме­нил­ся с вах­ты, пе­ре­одел­ся, вы­пил чаю и со­брал­ся чи­тать. Как вдруг за­ме­тил за ок­ном ка­ю­ты па­да­ю­ще­го с вы­со­ты че­ло­ве­ка. От­бро­сив кни­гу, мич­ман ки­нул­ся к ок­ну, вы­бил ра­му и прыг­нул в штор­мо­вое мо­ре. В бу­шу­ю­щих вол­нах до­плыл до то­ну­ще­го мат­ро­са, под­хва­тил его и под­дер­жи­вал над во­дой, бу­дучи уве­рен, что по­мощь при­дёт. И по­мощь бы­ла близ­ка: мат­ро­сы спу­щен­ной на во­ду по при­ка­зу командира «Азова» шлюп­ки изо всех сил греб­ли, стре­мясь к уто­па­ю­щим. Оста­ва­лось сде­лать несколь­ко взма­хов вёс­ла­ми, и лю­ди бы­ли бы спа­се­ны. Но на­ле­тев­ший по­рыв шкваль­но­го вет­ра от­нёс спа­са­тель­ную шлюп­ку да­ле­ко в сто­ро­ну, а огром­ная вол­на на­кры­ла плы­ву­щих. Сколь­ко ни вгля­ды­ва­лись бо­лее мо­ря­ки в пе­ня­ще­е­ся мо­ре, уви­деть ни­ко­го не уда­лось…

Воз­вра­тив­шись в Крон­штадт, офи­це­ры и мат­ро­сы «Азова» со­бра­ли день­ги и воз­двиг­ли па­мят­ник «лю­без­но­му со­слу­жив­цу, бро­сив­ше­му­ся съ кор­мы ко­раб­ля для спа­сенiя по­ги­ба­ю­ща­го въ вол­нахъ мат­ро­за и за­пла­тив­ше­му жиз­нiю за столь че­ло­ве­ко­лю­би­вый по­сту­покъ». Мич­ма­ну Алек­сан­дру До­ма­шен­ко бы­ло 19 лет.

В ПОРТ НЕ ВЕР­НУЛ­СЯ

Неда­ле­ко от это­го па­мят­ни­ка в крон­штадт­ском Лет­нем са­ду вы­сит­ся гранитная ска­ла, об­ви­тая цепью и увен­чан­ная над­лом­лен­ным яко­рем, сим­во­ли­зи­ру­ю­щим тра­ге­дию мо­ря­ков, бес­след­но ис­чез­нув­ших вме­сте со сво­им ко­раб­лем у бе­ре­гов Ма­да­га­ска­ра. Сим­вол скор­би до­пол­ня­ет флаг­шток с при­спу­щен­ным Ан­дре­ев­ским фла­гом. На брон­зо­вой дос­ке над­пись: «Въ па­мять по­гиб­шимъ въ де­каб­ре 1861 г. в Ин­дей­скомъ оке­ане на кли­пе­ре «Оприч­никъ», да­лее - чи­ны и име­на се­ми офи­це­ров и док­то­ра. В от­но­ше­нии ун­те­ро­фи­це­ров и «ниж­них чи­нов» ука­за­но про­сто: 14 и 73. Все­го 95 че­ло­век.

Мо­ну­мент яв­ля­ет­ся сви­де­те­лем вре­мён, ко­гда Крон­штадт был на­чаль­ным и ко­неч­ным пунк­том всех кру­го­свет­ных пла­ва­ний и даль­них по­хо­дов русских мо­ря­ков. Не всем пу- те­ше­ствен­ни­кам суж­де­но бы­ло вер­нуть­ся к род­ным бе­ре­гам. Па­мят­ник эки­па­жу кли­пе­ра «Оприч­ник» пред­став­ля­ет со­бой сим­во­ли­че­скую мо­ги­лу тех, кто на­ве­ки остал­ся в бес­край­них мор­ских про­сто­рах.

Ле­том 1858 го­да кли­пер «Оприч­ник» - неболь­шое па­рус­но-па­ро­вое суд­но, по­ки­нул Крон­штадт. Путь его ле­жал на Даль­ний Во­сток. Перед мо­ря­ка­ми бы­ла по­став­ле­на цель - про­дол­жить ис­сле­до­ва­ния ре­ки Амур и ее при­то­ков. Эки­паж кли­пе­ра в те­че­ние трёх на­ви­га­ций успеш­но вы­пол­нял свою за­да­чу. На об­рат­ном пу­ти «Оприч­ник» ока­зал­ся в цен­тре сви­ре­по­го тро­пи­че­ско­го ура­га­на. Сла­бая па­ро­вая ма­ши­на ко­раб­ля, ви­ди­мо, не вы­дер­жа­ла на­груз­ку, кли­пер не смог про­ти­во­сто­ять сти­хии и в порт на мы­се Доб­рой На­деж­ды, где его жда­ли, так и не при­шёл…

Фраг­мент па­мят­ни­ка Алек­сан­дру До­ма­шен­ко.

Па­мят­ник эки­па­жу кли­пе­ра «Оприч­ник».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.