ЗА­ГО­ЛО­ВОК

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Еле­на ДАНИЛЕВИЧ

ЗА­СЛУ­ЖЕН­НАЯ АР­ТИСТ­КА, УКРОТИТЕЛЬНИЦА ТИГ­РОВ КА­РИ­НА БАГДАСАРОВА ПОД­НЯ­ЛА НЕСКОЛЬ­КО КО­МИ­ТЕ­ТОВ ГО­РОД­СКОЙ АД­МИ­НИ­СТРА­ЦИИ, РЕ­СТАВ­РА­ЦИ­ОН­НЫЕ ФИР­МЫ, ПО­ТРА­ТИ­ЛА 2 МИЛ­ЛИ­О­НА РУБ­ЛЕЙ ЛИЧ­НЫХ СБЕ­РЕ­ЖЕ­НИЙ И ДО­ВЕ­ЛА НА­ЧА­ТОЕ ДО КОН­ЦА. ТОР­ЖЕ­СТВЕН­НОЕ ОТ­КРЫ­ТИЕ ПА­МЯТ­НИ­КА СО­СТО­Я­ЛОСЬ 30 СЕН­ТЯБ­РЯ НА СМОЛЕНСКОМ ЛЮТЕРАНСКОМ КЛАД­БИ­ЩЕ. ПРИ­СУТ­СТВО­ВА­ЛИ ЧИ­НОВ­НИ­КИ, АР­ТИ­СТЫ, А ГЕ­НЕ­РАЛЬ­НЫЙ КОН­СУЛ ИТА­ЛИИ, РО­ДИ­НЫ ЧИНИЗЕЛЛИ, ЧИ­ТАЛ СО­НЕ­ТЫ НА РУС­СКОМ И ИТА­ЛЬЯН­СКОМ ЯЗЫ­КАХ. ПО­ЧЕ­МУ ЖЕ ХРУП­КАЯ МО­ЛО­ДАЯ ЖЕН­ЩИ­НА ВЗЯ­ЛАСЬ ЗА ЭТО ДЕ­ЛО?

ОТ БАЛАГАНА ДО ИС­КУС­СТВА

- Всё на­ча­лось слу­чай­но и да­же ми­сти­че­ски, - рас­ска­зы­ва­ет Ка­ри­на. - Я уже 30 лет в про­фес­сии, но так по­лу­чи­лось, что ни­ко­гда не ра­бо­та­ла в Пе­тер­бур­ге. По­это­му ко­гда раз­дал­ся зво­нок и нас с бра­том при­гла­си­ли здесь вы­сту­пить, мы, не раз­ду­мы­вая, пе­ре­кро­и­ли гра­фик га­стро­лей и при­е­ха­ли. В цирк на Фон­тан­ке, как толь­ко уви­де­ла этот пре­крас­ный дво­рец, влю­би­лась бес­по­во­рот­но. По­нра­ви­лась и гри­мёр­ка № 4, ку­да ме­ня опре­де­ли­ли. Прав­да, не по­ки­да­ло ощу­ще­ние, что в по­ме­ще­нии по­сто­ян­но на­хо­дит­ся кто-то ещё.

Чув­ство бы­ло на­столь­ко силь­ным, что я на­ча­ла с этим кем-то здо­ро­вать­ся, ко­гда при­хо­ди­ла, и про­щать­ся, ко­гда за­кры­ва­ла дверь. Ка­ко­во же бы­ло моё удив­ле­ние, ко­гда вы­яс­ни­лось, что имен­но в этой ча­сти зда­ния на­хо­ди­лась квар­ти­ра ос­но­ва­те­ля цир­ка Га­эта­но Чи­ни- зел­ли. Мне за­хо­те­лось по­боль­ше узнать об этом че­ло­ве­ке, и я по­шла в му­зей.

- Вы го­во­ри­ли, что фак­ты вас оше­ло­ми­ли…

- Да, бы­ла по­тря­се­на. Ведь Чинизелли, сам пре­крас­ный дрес­си­ров­щик, на­езд­ник и ак­ро­бат, ока­зал­ся та­лант­ли­вым ме­не­дже­ром и от­крыл пер­вый ка­мен­ный по­сто­ян­ный цирк в России. Кста­ти, раз­ре­ше­ния на стро­и­тель­ство он до­би­вал­ся 10 лет и по­лу­чил его толь­ко по­сле обе­ща­ния «устро­ить на свой ка­пи­тал сквер на Ма­неж­ной пло­ща­ди». Сло­во своё Га­эта­но сдер­жал - сквер ра­ду­ет нас до сих пор. А об уровне пред­став­ле­ний го­во­рит по­ка­зан­ная то­же впер­вые в 1892 г. вод­ная фе­е­рия «Че­ты­ре сти­хии». То­гда аре­ну пре­вра­ти­ли в огром­ный бас­сейн, в ко­то­ром пла­ва­ли оле­ни, ло­ша­ди с всад­ни­ка­ми и сло­ны, а во­да би­ла фон­та­на­ми в несколь­ких ме­стах. Ана­ло­гов та­ко­му слож­но­му шоу нет и сей­час.

Но де­ло не толь­ко в кра­со­те и тех­ни­че­ской осна­щён­но­сти. Чинизелли под­нял нас, лю­дей ма­не­жа, из ба­ла­ган­ных шу­тов до уров­ня ар­ти­стов, а сам цирк воз­двиг в ранг вы­со­ко­го ис­кус- ства. Уже то­гда сре­ди ари­сто­кра­тии про­ве­сти ве­чер у Чинизелли счи­та­лось так же мод­но, как по­се­щать са­мые пре­стиж­ные те­ат­ры. Его при­ни­ма­ли в ко­ро­лев­ских, цар­ских се­мьях, страст­ны­ми по­клон­ни­ка­ми фо­кус­ни­ков и ка­на­то­ход­цев бы­ли Ку­прин, Гри­го­ро­вич, Блок, Ша­ля­пин. Ча­сто при­ез­жал им­пе­ра­тор, для ко­то­ро­го под­го­то­ви­ли спе­ци­аль­ную ло­жу, се­го­дня там иг­ра­ет ор­кестр.

Сло­вом, чем боль­ше я узна­ва­ла, тем боль­ше мне хо­те­лось ска­зать ему спа­си­бо. Взя­ла цве­ты и по­еха­ла к фа­миль­ной усы­паль­ни­це ста­рин­но­го ро­да. То, что уви­де­ла, ужас­ну­ло. Бюст из мра­мо­ра был обез­об­ра­жен, от­би­ты нос и ор­де­на, са­ма мо­ги­ла про­ва­ли­лась, кре­стов и мно­гих фраг­мен­тов не су­ще­ство­ва­ло во­об­ще, огра­да по­ко­рё­же­на, го­ры му­со­ра. В та­ком же со­сто­я­нии ока­за­лись и шесть за­хо­ро­не­ний его род­ных. Шок! Но ко­гда слё­зы вы­сох­ли, я огля­де­лась во­круг и по­обе­ща­ла Чинизелли и лич­но себе как че­ло­век и ар­тист­ка, ко­то­рая без­гра­нич­но лю­бит своё де­ло, рос­сий­ский цирк и стра­ну, что вос­ста­нов­лю ме­мо­ри­ал.

ВЗА­МЕН НИ­ЧЕ­ГО

НЕ ПРО­ШУ

- Но это не про­сто по­гост, а объ­ект ис­то­ри­ко-куль­тур­но­го на­сле­дия. На та­кую ре­став­ра­цию, по­ми­мо де­нег, нуж­но по­лу­чить де­сят­ки со­гла­со­ва­ний. Как уда­лось про­бить сте­ну бю­ро­кра­тии?

- Бу­маг по­на­до­би­лось очень мно­го, на их оформ­ле­ние ушло пол­то­ра го­да. Каж­дая экс­пер­ти­за тре­бо­ва­ла вре­ме­ни, до­ка­за­тельств, «ко­па­ния» в ар­хи­вах. К сча­стью, у ме­ня на­шлись по­мощ­ни­ки, ко­то­рые так же бес­ко­рыст­но за­ня­лись этим де­лом. Пре­жде все­го, ди­рек­тор му­зея цир­ко­во­го ис­кус­ства Ека­те­ри­на Ша­и­на. По­вез­ло и с ре­став­ра­то­ра­ми. Я объ­яс­ни­ла им идею и сра­зу ска­за­ла, что «от­ка­тов» не бу­дет, воз­мож­на и за­мин­ка с день­га­ми. Но ру­ко­во­ди­те­ли фирм «На­сле­дие» и «Ар­ка­да» ме­ня пол­но­стью под­дер­жа­ли, про­ща­ли за­держ­ки с фи­нан­си­ро­ва­ни­ем, ста­ли еди­но­мыш­лен­ни­ка­ми.

По­мо­гал мне и… Чинизелли. Ко­гда вклю­чи­лась в про­цесс, по­чув­ство­ва­ла, что в ду­ше че­го-то не хва­та­ет. И вдруг по­ня­ла, что нуж­но сде­лать. Вяз­ла зем­лю с его мо­ги­лы в Пе­тер­бур­ге и от­вез­ла в Ита­лию, в ме­сто неда­ле­ко от озе­ра Ко­мо, где он ро­дил­ся. По­сле это­го всё ста­ло лег­ко, да­же по­яви­лись до­пол­ни­тель­ные за­ра­бот­ки, ко­то­рые я тут же вло­жи­ла в про­ект. Да и окреп­ла уве­рен­ность, что по­лу­чи­ла бла­го­сло­ве­ние от ве­ли­ко­го ма­эст­ро.

- Вы по­тра­ти­ли два го­да и нема­лые сред­ства. При­ез­жа­ли по­сре­ди га­стро­лей, что­бы кон­тро­ли­ро­вать ра­бо­ту. Всё - за свой счёт. А бы­ли мо­мен­ты, ко­гда опус­ка­лись ру­ки?

- Я всю жизнь ра­бо­таю с ди­ки­ми жи­вот­ны­ми, как мой дед, отец и брат. В 18 лет участ­во­ва­ла в ат­трак­ци­оне с 18 тиг­ра­ми. Сей­час у ме­ня 8 хищ­ни­ков, а с ни­ми оста­нав­ли­вать­ся нель­зя. Ли­бо за­хо­дишь в клет­ку, и они те­бя слу­ша­ют­ся, ли­бо нет. Это фор­ми­ру­ет ха­рак­тер. К то­му же на­ша жизнь та­кая, что я при­вык­ла вы­сту­пать в ро­ли ло­ко­мо­ти­ва. И в этом кон­крет­ном слу­чае про­сто по­ста­ви­ла себе цель и ре­ши­ла, что не от­ступ­лю. Ко­неч­но, бы­ло труд­но. Мне зво­нят: «Где вас мож­но уви­деть?» - «При­ез­жай­те на Смо­лен­ское клад­би­ще». И так два го­да. Не обо­шлось без спо­ров и в се­мье. Муж го­во­рит: «Ты всё вре­мя про­па­да­ешь у этой мо­ги­лы, угро­ха­ла ку­чу де­нег, а спа­си­бо те­бе кто-ни­будь ска­жет?»

Но мне не на­до бла­го­дар­но­стей и вза­мен я то­же ни­че­го не про­шу. По­че­му-то мы при­вык­ли всё тре­бо­вать от го­су­дар­ства, мол, оно по­сто­ян­но нам обя­за­но дать то и это. А са­ми-то мы на что спо­соб­ны? Это на­ша стра­на, Ро­ди­на, зна­чит, мы то­же долж­ны для неё что-то де­лать, не тре­буя де­нег и на­град. Да, у нас нема­ло про­блем и часть лю­дей недо­воль­ны, вы­ра­жа­ют пре­тен­зии - это их пра­во. С мо­ей точ­ки зре­ния, не нра­вит­ся - бе­ри­те ве­щи и уез­жай­те. А я хо­чу жить в сво­ей стране, де­лить с ней пе­ча­ли и ра­до­сти, де­лать то, что мо­гу. Счаст­ли­ва, что уда­лось вос­ста­но­вить обе­лиск и при­ве­сти его в по­ря­док. Впро­чем, од­на прось­ба у ме­ня всё же есть. Всем ми­ром сле­дить за усы­паль­ни­цей Чинизелли, что­бы боль­ше не до­пу­стить бес­пре­дел. Необ­хо­ди­мо под­дер­жи­вать и дру­гие па­мят­ни­ки, бе­речь го­род. Без вся­ко­го па­фо­са ска­жу: ес­ли не мы, то кто? Хо­чешь из­ме­нить мир - нач­ни с себя.

ПРИ­ВЫК­ЛА ВЫ­СТУ­ПАТЬ В РО­ЛИ ЛО­КО­МО­ТИ­ВА

Работа с тиг­ра­ми за­ка­ли­ла ха­рак­тер.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.