КЕМ БЫЛ «РУС­СКИЙ РО­БИН­ЗОН»?

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

Алек­сандр СМИРНОВ, ис­то­рик, дей­стви­тель­ный член Рус­ско­го гео­гра­фи­че­ско­го об­ще­ства. Дей­стви­тель­но, в **** уви­де­ла свет кни­га рус­ско­го пи­са­те­ля Алек­сандра Си­би­ря­ко­ва «***» о «рус­ском Робинзоне». Его про­то­ти­пом стал ре­аль­ный че­ло­век - Сер­гей Пет­ро­вич Ли­си­цын. Потом­ствен­ный дво­ря­нин, вы­пуск­ник фи­зи­ко-ма­те­ма­ти­че­ско­го фа­куль­те­та Им­пе­ра­тор­ско­го Санкт-Пе­тер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та и кор­нет лей­б­гвар­дии гу­сар­ско­го пол­ка.

ОТ­СТАВ­НОЙ ДУ­Э­ЛЯНТ

Сын офи­це­ра рус­ской ар­мии, по­гиб­ше­го в бою под Се­ли­стри­ей, Сер­гей Пет­ро­вич Ли­си­цын вос­пи­ты­вал­ся обо­жа­ю­щей его тёт­кой в име­нии Сос­нов­ка Кур­ской гу­бер­нии. Окон­чил уни­вер­си­тет с ди­пло­мом кан­ди­да­та ма­те­ма­ти­че­ских на­ук. Но к пре­по­да­ва­тель­ско-на­уч­ной де­я­тель­но­сти юно­го дво­ря­ни­на не влек­ло. Он по­сту­пил в лей­б­гвар­дии гу­сар­ский полк, в ко­то­ром за 10 лет до то­го слу­жил ещё один ро­ман­тик-ду­э­лянт Михаил Лер­мон­тов.

Яр­кую жизнь сто­лич­но­го гвар­дей­ца по­га­си­ла ду­эль с пол­ко­вым адъ­ютан­том. Нет, все оста­лись жи­вы, вот толь­ко пыш­ный гу­сар­ский мен­тик при­шлось сме­нить на уны­лый сюр­тук чи­нов­ни­ка. Стать ещё од­ним пе­тер­бург­ским «Ака­ки­ем Ака­ки­е­ви­чем» от­став­но­му гу­са­ру? Нет, это бы­ло невы­но­си­мо! По­то­му он с вос­тор­гом при­нял при­гла­ше­ние стар­ше­го род­ствен­ни­ка, слу­жив­ше­го на Аляс­ке, в прав­ле­нии Рос­сий­ско-Аме­ри­кан­ской ком­па­нии, от­быть на край аме­ри­кан­ско­го кон­ти­нен­та. В 40-е гг. ХIХ века мор­скую связь меж­ду Но­во-Ар­хан­гель­ском и Санкт-Пе­тер­бур­гом осу­ществ­ля­ли транс­порт­ные ко­раб­ли во­ен­но-мор­ско­го фло­та. И в один из дней 1847 го­да 24-лет­ний сто­лич­ный хлыщ всту­пил на па­лу­бу ко­раб­ля под Ан­дре­ев­ским фла­гом.

Из­дав­на ка­пи­та­ны мор­ских су­дов сво­их мя­теж­ных под­чи­нён­ных не каз­ни­ли, что раз­ре­ша­лось Мор­ским уста­вом, а вы­са­жи­ва­ли на ост­ро­ва. Та­ких неволь­ни­ков-«ро­бин­зо­нов» в ис­то­рии мо­ре­пла­ва­ния бы­ло мно­го, но у них не бы­ло сво­их пи­ар­щи­ков, сво­их Де­фо. От­став­ной кор­нет Ли­си­цын был при­нят в офи­цер­ской ка­ют­ком­па­нии очень дру­же­люб­но. Но гу­сар - он и в от­став­ке гу­сар. Од­на­ж­ды гость в пья­ном ви­де на­го­во­рил дер­зо­стей в ли­цо ко­ман­ди­ру ко­раб­ля и был от­прав­лен под арест. А из сво­ей ка­ю­ты стал под­би­вать ка­ра­уль­ных мат­ро­сов на мя­теж. Ка­пи­тан при­ка­зал скру­тить под­стре­ка­те­ля, за­вя­зать ему гла­за и вы­са­дить на пу­стын­ный бе­рег.

СО­ВСЕМ ОДИН

Когда аре­стант осво­бо­дил­ся от пут и со­рвал по­вяз­ку с глаз, на го­ри­зон­те он уви­дел ухо­дя­щий ко­рабль, а ря­дом все свои ве­щи. Бла­го­род­ный ка­пи­тан оста­вил ему не толь­ко че­мо­да­ны с одеж­дой, три па­ры са­пог, ту­луп (Охот­ское мо­ре - не тро­пи­че­ский оке­ан), па­ру пи­сто­ле­тов, шаш­ку, кин­жал, за­пас са­ха­ра и чая, зо­ло­тые кар­ман­ные ча­сы, склад­ной нож, пуд су­ха­рей, две фля­ги с вод­кой. Но и пись­мен­ные при­над­леж­но­сти с за­па­сом пис­чей бу­ма­ги, чи­стые за­пис­ные книж­ки, брит­вен­ный и чай­ный при­бо­ры, ог­ни­во, за­пас спи­чек, ка­ран­да­ши, крас­ки, бу­ма­гу для ри­со­ва­ния, 2800 руб­лей кре­дит­ны­ми би­ле­та­ми и да­же 200 га­ван­ских си­гар. Ко все­му это­му при­ла­га­лись от­лич­ное ру­жьё с 26 за­ря­да­ми и записка ко­ман­ди­ра ко­раб­ля.

Про­то­тип ро­ма­на Да­ни­э­ля Де­фо не имел ни­че­го по­доб­но­го из ве­щей и съест­ных при­па­сов, ко­то­ры­ми об­ла­дал бун­тов­щик­гу­сар. Но ря­до­вой мат­рос Алек­сандр Селкирк был ма­сте­ром на все ру­ки и с дет­ства бо­рол­ся за вы­жи­ва­ние. Его ост­ров рас­по­ла­гал­ся в тро­пи­ках, на нём не во­ди­лось сви­ре­пых хищ­ни­ков. Потом­ствен­ный дво­ря­нин Ли­си­цын сро­ду ни­че­го не де­лал сво­и­ми ру­ка­ми: в име­нии его об­слу­жи­ва­ли кре­пост­ные, в пол­ку опе­кал ден­щик.

Зная, что ко­рабль шёл по Охот­ско­му мо­рю, он на­де­ял­ся, что его оста­ви­ли на од­ном из клоч­ков су­ши гря­ды Але­ут­ских или Ку­риль­ских ост­ро­вов. Но вско­ре убе­дил­ся, что его по­ло­же­ние ху­же, чем у ост­ро­ви­тя­ни­на. Он был за­жат судь­бой в кле­щи двух мо­рей. Пе­ред ним плес­ка­лось хо­лод­ное Охот­ское мо­ре, а за спи­ной шу­ме­ло дре­му­чее «зе­лё­ное мо­ре тай­ги». А в ней - мед­ве­ди, вол­ки, ры­си, ядо­ви­тые змеи…

Все­го за неде­лю «рус­ский Ро­бин­зон» устро­ил се­бе дом с пе­чью, сма­сте­рил ме­бель. Сде­лал пра­щу, лук и стре­лы (бла­го­ра­зум­но ре­шив бе­речь па­тро­ны к ру­жью). И пра­виль­но - зи­мой в его дом рва­лась го­лод­ная вол- чья стая, убил из ру­жья во­семь хищ­ни­ков в упор. А пе­ред этим под­стре­лил мед­ве­дя, обес­пе­чив се­бе тёп­лую шу­бу и за­пас мед­ве­жа­ти­ны.

Ло­вил ры­бу, со­би­рал и су­шил гри­бы. 25 сен­тяб­ря у него бы­ли име­ни­ны, и к нему по­жа­ло­вал гость - ёжик. Ли­си­цын уви­дел его жу­ю­щим на сто­ле, но про­го­нять не стал. Так они вме­сте и жи­ли. Ёж стал для даль­не­во­сточ­но­го «ро­бин­зо­на» Ли­си­цы­на тем, кем для Кру­зо тро­пи­че­ско­го был по­пу­гай. Толь­ко что го­во­рить не умел. В 8 утра под­ни­ма­лись и то­пи­ли печь. За­го­тав­ли­ва­ли при­па­сы, обе­да­ли вме­сте в два ча­са дня. По­сле обе­да Ли­си­цын ри­со­вал, пи­сал днев­ник, раз­мыш­лял у жар­ко­го ог­ня пе­чи под шум при­боя и ше­лест тай­ги. В 10 ве­че­ра ло­жи­лись спать.

КУ­ДА ЖЕ БЕЗ ПЯТ­НИ­ЦЫ?

Дей­стви­тель­но, ка­кой же Ро­бин­зон без Пят­ни­цы? 12 ап­ре­ля Сер­гей Ли­си­цын про­гу­ли­вал­ся по бе­ре­гу, оце­ни­вая по­след­ствия ве­сен­них штор­мов, и уви­дел ле­жа­ще­го нич­ком че­ло­ве­ка. Без сил и чувств. Вы­яс­ни­лось, что Ва­си­лий, так зва­ли несчаст­но­го, - с транс­пор­та, шед­ше­го в Рус­скую Аме­ри­ку. Суд­но да­ло течь, все с него сбе­жа­ли, а его с сы­ном за­бы­ли. Ко­рабль на­шли непо­да­лё­ку. По­ми­мо 16-лет­не­го па­рень­ка на нём ока­за­лись две ов­чар­ки, ко­ты, 8 хол­мо­гор­ских ко­ров, бык, 16 во­лов, 26 овец. За­па­сы про­дук­тов, ин­стру­мен­ты, се­ме­на яч­ме­ня и ржи. А ещё ору­жие, те­ле­скоп, две под­зор­ных тру­бы, са­мо­вар, стро­и­тель­ный и ого­род­ный ин­стру­мент.

Ва­си­лий убе­дил скеп­ти­ка Ли­си­цы­на, что лишь Со­зда­тель по­мог им спа­стись, а «ба­ри­ну» при­слать та­кое бо­гат­ство и слуг. Семь ме­ся­цев оди­но­че­ства на­прочь вы­вет­ри­ли у «ба­ри­на» всю дво­рян­скую спесь, а по­то­му Ли­си­цын ре­ши­тель­но пре­сёк по­пыт­ки уста­но­вить от­но­ше­ния с ним, как с «Ва­шим бла­го­ро­ди­ем».

С та­ким хо­зяй­ством и ещё с дву­мя па­ра­ми креп­ких и уме­лых рук они за ле­то не толь­ко об­но­ви­ли дом и ба­ню, но и на­учи­лись де­лать мас­ло, сме­та­ну, сыр и тво­рог. Вспа­ха­ли по­ле и со­бра­ли уро­жай яч­ме­ня и ржи. Ор­га­ни­зо­ва­ли обиль­ный лов мор­ской и реч­ной ры­бы. На­ча­ли сбор и пе­ре­ра­бот­ку гри­бов, ягод и лес­ных трав. Сло­вом, за­жи­ли тру­до­вой ком­му­ной. И те­перь все трое не на­чи­на­ли день без мо­лит­вы. А по ве­че­рам Ли­си­цын раз­гля­ды­вал звёзд­ное небо в те­ле­скоп и разъ­яс­нял сво­им то­ва­ри­щам азы аст­ро­но­мии. По­пут­но вы­пуск­ник уни­вер­си­те­та про­дол­жал свои гео­ло­ги­че­ские изыс­ка­ния. Он что-то ин­те­рес­ное на­шёл, о чём умол­чал да­же пе­ред Ва­си­ли­ем. Так про­шло 8 лет.

ПИ­РА­ТЫ И ДИ­КА­РИ

В ро­мане Де­фо Ро­бин­зон от­би­ва­ет­ся сна­ча­ла от ди­ка­рей-лю­до­едов. А по­том они с Пят­ни­цей от­ра­жа­ют на­лёт пи­ра­тов. У Ли­си­цы­на роль пер­вых и вто­рых ис­пол­ни­ли ки­тай­ские кон­тра­бан­ди­сты. Вот тут-то и при­го­ди­лась ко­ра­бель­ная пуш­ка, ко­то­рую при­хва­тил экс-кор­нет с суд­на. Неиз­вест­но, чем бы за­кон­чи­лась эта даль­не­во­сточ­ная ро­бин­зо­на­да, но к это­му участ­ку по­бе­ре­жья Охот­ско­го мо­ря по­до­шли бо­е­вые ко­раб­ли рус­ско­го фло­та, по­слан­ные за­щи­тить рус­ские гра­ни­цы от непро­ше­ных ки­тай­ских го­стей. Рус­ские мо­ря­ки и по­мог­ли по­се­лен­цам от­бить ки­тай­цев.

В 1857 го­ду пи­са­тель Алек­сандр Си­би­ря­ков встре­чал­ся с го­сте­при­им­ным хо­зя­и­ном мед­ных и зо­ло­тых при­ис­ков в При­аму­рье - Сер­ге­ем Пет­ро­ви­чем Ли­си­цы­ным. За­ле­жи мед­ной ру­ды и зо­ло­та тот когда-то на­шёл, бу­дучи в оди­но­че­стве. Он был на­зна­чен рус­ским пра­ви­тель­ством ещё и управ­ля­ю­щим эти­ми зем­ля­ми. Ва­си­лий «Пят­ни­ца» был при нём. Его сын учил­ся в Мос­ков­ском уни­вер­си­те­те.

А в Пе­тер­бург­ском уни­вер­си­те­те за счёт Ли­си­цы­на учи­лись оба сы­на ко­ман­ди­ра то­го ко­раб­ля, ко­то­рый когда-то вы­са­дил сму­тья­на-гу­са­ра на пу­стын­ный бе­рег. Став бо­га­тым че­ло­ве­ком, Сер­гей Пет­ро­вич на­шёл старика, про­во­дил его в по­след­ний путь и взял на се­бя все за­бо­ты о его де­тях. Ис­то­рия на­сто­я­ще­го «рус­ско­го Ро­бин­зо­на» окон­чи­лась бо­га­че ли­те­ра­тур­но­го. И че­ло­веч­нее.

7

МЕ­СЯ­ЦЕВ ОДИ­НО­ЧЕ­СТВА ВЫ­ВЕТ­РИ­ЛИ ДВО­РЯН­СКУЮ СПЕСЬ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.