ДОБ­РЫЕ СКАЗ­КИ

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ЛИЦА -

Се­мья Ган­ни­бал, что­бы, по соб­ствен­но­му при­зна­нию, «не по­сра­мить па­мять ве­ли­ко­го пред­ка-ска­зоч­ни­ка», при­сла­ла в ре­дак­цию вол­шеб­ную ис­то­рию под на­зва­ни­ем «Ари­я­на и лун­ный ко­ро­ле­вич». На­чи­на­ю­щая пи­са­тель­ни­ца Илья­на Та­но­ва то­же не смог­ла прой­ти ми­мо на­ше­го кон­кур­са. Она по­фан­та­зи­ро­ва­ла на но­во­год­нюю те­ма­ти­ку. В ито­ге по­лу­чи­лась доб­рая сказ­ка «Снеж­ный гость».

- К сво­е­му сты­ду со­всем не­дав­но про­чи­тал Астрид Линдгрен «Бра­тья львиное серд­це», те­перь это моя лю­би­мая сказ­ка. При­чём, ко­гда я чи­тал ее, мне она ка­за­лась неин­те­рес­ной и да­же вре­ме­на­ми скуч­ной. Но, по про­ше­ствии го­да, я осо­знал, что мыс­ля­ми сво­и­ми я по­сто­ян­но к ней воз­вра­ща­юсь. На­столь­ко она силь­ная, ак­ту­аль­ная, яр­ко от­ра­жа­ет жизнь, всё, что про­ис­хо­дит меж­ду людь­ми. На­де­юсь, что сказ­ки чи­та­те­лей «АиФ» бу­дут не ме­нее про­ник­но­вен­ны­ми и ис­крен­ни­ми Се­мья Шу­ша­ри­ных, в ко­то­рой рас­тут три пре­крас­ные до­чур­ки, по­де­ли­лась це­лой ска­зоч­ной по­э­мой о ма­лы­шах-ди­но­зав­ри­ках. Ска­зоч­ные сти­хи учат де­ток хо­ро­шим по­ступ­кам и пра­ви­лам эти­ке­та. «Ди­но­зав­ри­ку не лень чи­стить пасть два ра­за в день. По­то­му-то каж­дый зубик у него не зуб - кре­мень. Уход за па­стью тща­тель­ный ну­жен обя­за­тель­но. Чтоб зу­бы не ло­ма­лись, что­бы здо­ро­во ку­са­лись. Толь­ко вот од­на бе­да: Их по три­ста в два ря­да». «Сте­го­завр, из ле­са вый­дя, пте­ро­дак­ти­ля уви­дел. Со­блю­дая этикет, крик­нул ввысь ему: «При­вет!». Сте­го­завр за­нят очень, но неве­жей слыть не хо­чет. Опу­стил­ся быст­ро вниз, над землёй слег­ка за­вис и кры­лыш­ко­по­жа­ти­ем при­вет­ство­вал при­я­те­ля... Не жал­ко сде­лать лиш­ний круг, ко­гда те­бя оклик­нул друг. Все­го ка­ких-то па­ра слов, за­то ведь как при­ят­но услы­шать: «Здрав­ствуй!», «Будь здо­ров!» и лю­дям, и зве­ря­там».

«В ма­лень­ком бед­ном до­ми­ке, воз­ле са­мой кром­ки при­боя, жи­ла ти­хая непри­мет­ная де­вуш­ка Ари­я­на. Дня­ми на­про­лёт пле­ла она ры­бац­кие се­ти, что­бы по­лу­чить от ры­ба­ков мел­кую мо­нет­ку или кра­юш­ку хлеба. И хо­тя мно­гие, жа­лея её за бед­ность, на­зы­ва­ли «бед­няж­кой», са­мой се­бе она ка­за­лась счаст­ли­вее ко­го бы то ни бы­ло. Ведь у неё бы­ло всё, что нуж­но че­ло­ве­ку для сча­стья: и от­кры­тое звёзд­ное небо, и огром­ный без­бреж­ный оке­ан, и соб­ствен­ный, пусть и ма­лень­кий, до­мик на его бе­ре­гу.

А ве­че­ра­ми, ко­гда солн­це са­ди­лось и све­та звёзд уже не хва­та­ло, что­бы пле­сти се­ти, де­вуш­ка при­хо­ди­ла к оке­а­ну, до­ста­ва­ла неболь­шую сви­рель, ко­то­рую она сде­ла­ла из трост­ни­ка, и начинала на­иг­ры­вать раз­ные ме­ло­дии, на­хо­дя ра­дость и от­дох­но­ве­ние для ду­ши в ме­ло­дич­ных зву­ках, раз­но­ся­щих­ся над водой.

И вот од­на­жды, ко­гда ма­лень­кие лу­ны чу­дес­ным об­ра­зом сли­лись на не­бес­ном ку­по­ле во­еди­но, небо про­чер­ти­ла ши­ро­кая по­ло­са, слов­но со­ткан­ная из со­тен се­реб­ри­стых ма­лень­ких звёзд. И эти звёз­ды при­бли­зи­лись, за­кру­жи­лись над го­ло­вой де­вуш­ки, и тут она с удив­ле­ни­ем осо­зна­ла, что это неве­до­мые ей се­реб­ри­сто­кры­лые пти­цы! Од­на из них, по-ви­ди­мо­му при­вле­чён­ная зву­ка­ми ти­хой неза­тей­ли­вой ме­ло­дии, от­де­ли­лась от дру­гих, под­ле­те­ла к бе­ре­гу и за­вис­ла в воз­ду­хе, мер­цая в но­чи бле­стя­щи­ми пе­рья­ми сво­их кры­льев».

«Я в пол­ной рас­те­рян­но­сти сто­я­ла пе­ред елью и пы­та­лась по­нять: «Кто это?» Ёлоч­ный при­ше­лец сма­хи­вал на неболь­шую бе­лую ящер­ку с кру­жев­ны­ми кры­лыш­ка­ми. Звон иг­ру­шек пу­гал ма­лют­ку, и он ши­пел, об­да­вая их ле­дя­ным ды­ха­ни­ем. Немно­го при­дя в се­бя, по­про­бо­ва­ла пой­мать ма­лень­кое су­ще­ство, но кры­ла­тый фо­кус шуст­ро пе­ре­ска­ки­вал с вет­ки на вет­ку. «Дра­кон?» - мельк­ну­ла до­гад­ка. Тут снеж­ный гость взмыл вверх, за­кру­жил по ком­на­те, мет­нул­ся к ок­ну, но, уда­рив­шись о стек­ло, плюх­нул­ся на под­окон­ник. Кро­ха жа­лоб­но за­пи­щал, неук­лю­же то­пор­ща кры­лья. Я по­пы­та­лась взять его, но ска­зоч­ное чу­до об­да­ло ла­до­шку льдом.

- Глу­пень­кий! Я те­бя не оби­жу, - за­го­во­ри­ла я с неждан­ным го­стем.

Дра­кон­чик был ска­зоч­но кра­сив: весь в мел­ких пер­ла­мут­ро­вых че­шуй­ках, на го­ло­ве неболь­шой бе­ло­снеж­ный гре­бень, а кры­лья на­по­ми­на­ли мо­роз­ные узо­ры на стек­ле! Я с вос­хи­ще­ни­ем раз­гля­ды­ва­ла это хрупкое и ис­пу­ган­ное со­зда­ние. А ма­лыш смот­рел на ме­ня сво­и­ми го­лу­бы­ми глаз­ка­ми не ми­гая.

- От­пу­сти! Я по­гиб­ну! - по­слы­шал­ся ти­хий го­лос пря­мо у ме­ня в го­ло­ве.

- Кто ты? Как ты по­пал сю­да? - роб­ко спро­си­ла я».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.