ДИЛЕТАНТИЗМ И «РАЗ­ВЛЕ­КУ­ХА»

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Еле­на ПЕТ­РО­ВА

В ФОН­ДЕ МИ­ХА­И­ЛА ШЕ­МЯ­КИ­НА ОТ­КРЫ­ЛАСЬ ВЫ­СТАВ­КА «БУК­ВА. СЛО­ВО. ТЕКСТ В ИС­КУС­СТВЕ». ЗНА­МЕ­НИ­ТЫЙ ХУ­ДОЖ­НИК РАС­СКА­ЗАЛ О ТОМ, ПО­ЧЕ­МУ В НА­ШЕЙ СТРАНЕ ДА­ЖЕ БУК­ВА ИГ­РА­ЕТ ОСО­БУЮ РОЛЬ.

ТЕХ­НО­ЛО­ГИИ И

МОЗ­ГИ

- Вы­став­ка уже бы­ла в Но­во­си­бир­ске, Майкопе, и вот - в Пе­тер­бур­ге, - рас­ска­зы­ва­ет Ми­ха­ил. - Ре­бя­та сде­ла­ли очень ин­те­рес­ные ра­бо­ты, ко­гда-то мы с тру­дом на­би­ра­ли на од­ну вы­став­ку, а се­го­дня идёт огром­ное ко­ли­че­ство до­стой­ных про­из­ве­де­ний.

По­че­му вы­став­ка по­свя­ще­на бук­ве, сло­ву и тек­сту? В на­шей стране да­же бук­ва иг­ра­ет огром­ную роль. В ста­лин­ские вре­ме­на ошиб­ка в га­зе­те мог­ла при­ве­сти к тюрь­ме, ко­гда, к при­ме­ру, вме­сто «Крас­ная ар­мия» на­пе­ча­та­ли «Крыс­ная ар­мия». Я сам ко­гда-то пря­тал сам­из­да­тов­ские ве­щи, и знал, что ес­ли на ме­ня стук­нут, мо­гу по­лу­чить семь лет. Все раз­го­во­ры о том, что пе­чат­ная кни­га ис­чез­нет - не со­сто­я­тель­ны, ну вот по­явят­ся су­пер­ге­нии-ха­ке­ры и по­га­сят экра­ны, и что то­гда?

Без ком­пью­те­ра мы ра­зу­чи­лись что-ли­бо де­лать - толь­ко чи­тая на экране рецепт, ин­струк­ции. Фран­цуз­ский фи­ло­соф Дар­ри­да ска­зал, что мы всту­па­ем в эпо­ху пол­но­го ди­ле­тан­тиз­ма во всём, за ис­клю­че­ни­ем вы­со­ких тех­но­ло­гий. Ра­зу­чи­лись ра­бо­тать ру­ка­ми, всё - на­жи­мая кноп­ки. Ну, ра­но или позд­но оч­нём­ся и ста­нем по­хо­жи­ми на лю­дей. А се­го­дня та­кие мощ­ные тех­но­ло­гии, а в моз­гах ни­че­го нет. Знаю ре­бят, ко­то­рые го­во­рят: «А мы книг не чи­та­ем, всё - че­рез экран».

- По­лу­ча­ет­ся, что до­ступ­ность ин­фор­ма­ции не все­гда бла­го?

- В моё вре­мя, ко­гда не толь­ко ли­те­ра­ту­ра, но и кни­ги по со­вре­мен­но­му ис­кус­ству бы­ли под за­пре­том, в биб­лио­те­ке Ака­де­мии ху­до­жеств сту­ден­там их не вы­да­ва­ли - мы за­во­ди­ли пла­то­ни­че­ские ро­ма­ны с биб­лио­те­кар­ша­ми и по но­чам чи­та­ли. Мы рва­лись к зна­ни­ям. По­это­му я, как муравей, за­ни­ма­юсь сво­им де­лом и дол­жен вос­пи­тать из мо­ло­дых не про­сто про­фес­си­о­на­лов, но и культурных лю­дей.

Нам, рос­сий­ским ху­дож­ни­кам, вы­пал шанс, мо­жет быть, со вре­ме­нем по­ве­сти ми­ро­вое ис­кус­ство за со­бой.

- На чём же вы ос­но­вы­ва­е­те та­кое сме­лое за­яв­ле­ние?

- Я всё вре­мя под­чёр­ки­ваю: мы не име­ем пра­ва та­щить­ся на по­во­ду у За­па­да, по­то­му что у нас есть своя фе­но­ме­наль­ная ба­за. Нуж­но толь­ко на­учить­ся ею поль­зо­вать­ся и по­нять, что у русского ху­дож­ни­ка со­вер­шен­но иная судь­ба: мы не име­ем пра­ва за­ни­мать­ся «раз­вле­ку­хой». У нас тра­ги­че­ская, му­же­ствен­ная и ге­ро­и­че­ская ис­то­рия. А мно­го ли ху­дож­ни­ков сей­час ра­бо­та­ет на те­му граж­дан­ской вой­ны? Рань­ше из-под пал­ки тво­ри­ли, но бы­ли со­зда­ны за­ме­ча­тель­ные про­из­ве­де­ния.

А мы не мо­жем да­же поль­зо­вать­ся тем, что нам остав­ле­но в на­след­ство, и раз­ру­ша­ем ре­а­ли­сти­че­скую шко­лу. Есть та­кое у русского че­ло­ве­ка - «с раз­бе­гу о те­ле­гу», всё, что бы­ло в Со­вет­ском Со­ю­зе, объ­яви­ли бя­кой, это об­ру­ши­лось и на ис­кус­ство. Я был од­ним из пер­вых, на­пи­сав­ших в Ми­ни­стер­ство куль­ту­ры пись­мо о том, что­бы в экс­та­зе уни­что­же­ния па­мят­ни­ков на по­ли­ти­че­ские те­мы не угро­би­ли ре­бён­ка. Ведь мно­гие мо­ну­мен­ты бы­ли со­зда­ны гро- мад­ны­ми ма­сте­ра­ми - Том­ским, Ву­че­ти­чем, Ани­ку­ши­ным. Мы про­сто не уме­ем гор­дить­ся са­ми со­бой. Все­гда ком­плек­сы, ко­то­рые опи­сал ещё До­сто­ев­ский, - мы всё вре­мя че­го-то стес­ня­ем­ся, а с дру­гой сто­ро­ны - ве­дём се­бя без­об­раз­но наг­ло, как раб, со­рвав­ший­ся с це­пи.

НА ВЕР­ШИНЕ ПИ­РА­МИ­ДЫ

- На За­па­де лю­ди ведь то­же ста­но­вят­ся всё ме­нее об­ра­зо­ван­ны­ми?

- Я и не го­во­рю, что на За­па­де луч­ше, ни в ко­ем слу­чае! Вот у ме­ня был не­дав­но сту­дент, ко­то­ро­го я вы­гнал на тре­тий день. Он за­кон­чил Дюс­сель­дорф­скую ака­де­мию ху­до­жеств. В его досье - вы­да­ю­щи­е­ся про­фес­со­ра, к при­ме­ру, Рихтер - один из са­мых до­ро­гих ху­дож­ни­ков, ги­гант в об­ла­сти но­вых те­че­ний, тех­но­ло­гий. На­чи­наю про­ве­рять сту­ден­та - да он ри­со­вать не уме­ет! Ока­зы­ва­ет­ся, все эти све­ти­ла не пре­по­да­ва­ли, а толь­ко при­ез­жа­ли по­лу­чать за­ра­бот­ную пла­ту. А ре­бя­та учи­лись са­ми, пол­ная сво­бо­да!

И у нас сей­час при­бли­зи­тель­но то же са­мое.

- И всё-та­ки, на­сколь­ко го­су- дар­ство под­дер­жи­ва­ет ху­дож­ни­ков?

- Все на­ши вы­став­ки про­хо­дят под эги­дой Ми­ни­стер­ства куль­ту­ры. Вот я про­сил Ме­дин­ско­го под­дер­жать две вы­став­ки на ко­лым­ской зем­ле - в Вор­ку­те и Ма­га­дане, а он ска­зал - да­вай­те два­дцать. У мно­гих в этой зем­ле по­хо­ро­не­ны род­ные, там жи­вут лю­ди с очень хо­ро­шей ге­не­ти­кой - де­ти и вну­ки по­лит­за­клю­чён­ных. И я счи­таю сво­ей свя­той обя­зан­но­стью про­во­дить там вы­став­ки, и ми­ни­стер­ство по­мо­га­ет.

Нуж­но со­зда­вать шко­лы, про­грам­мы, ко­то­рые сде­ла­ют не про­сто ху­дож­ни­ков, но мыс­ли­те­лей. По­то­му что на­учить ри­со­вать мож­но и обе­зья­ну. А вот мыс­лить нуж­но че­ло­ве­ка обу­чать.

В своё вре­мя в Аме­ри­ке пре­зи­ден­том Кен­не­ди бы­ла да­на ко­ман­да со­здать со­вре­мен­ное ис­кус­ство и по­ста­вить об­раз аме­ри­кан­ца на вер­ши­ну эс­те­ти­че­ской пи­ра­ми­ды. И это бы­ло сде­ла­но, и в ми­ре за­ви­си­мость от аме­ри­кан­ско­го ис- кус­ства очень боль­шая. А мы в Рос­сии, в ос­нов­ном, за­ни­ма­ем­ся спор­том, физ­куль­ту­рой, а не куль­ту­рой. А ещё Дмитрий Сер­ге­е­вич Ли­ха­чёв ска­зал, что ес­ли у нации нет куль­ту­ры, её су­ще­ство­ва­ние бес­смыс­лен­но.

- Вы учи­те мо­ло­дых, а на соб­ствен­ное твор­че­ство вре­мя-то оста­ёт­ся? - Уже три го­да ра­бо­таю над слож­ней­шим про­ек­том «Рус­ские за­гад­ки», хо­чу по­ка­зать глу­би­ну и не­обыч­ность мыш­ле­ния так на­зы­ва­е­мо­го про­сто­го че­ло­ве­ка, кре­стья­ни­на. Ра­бо­таю по кни­ге за­га­док Са­дов­ни­ко­ва 1911 го­да, ко­то­рую ку­пил лет со­рок на­зад.

За­гад­ки - это ба­ланс русского мыш­ле­ния меж­ду ре­аль­но­стью и аб­сур­дом. Про­ект воз­рож­да­ет язык, по­то­му что зна­че­ние не всех слов из ста­ро­го бы­та мы сей­час зна­ем. К при­ме­ру, что та­кое «све­тец»? А это бы­ла важ­ней­шая при­над­леж­ность бы­та - в это при­спо­соб­ле­ние встав­ля­ли лу­чи­ны. Так что воз­рож­да­ем и ис­то­рию русского бы­та.

МЫ НЕ МО­ЖЕМ ТА­ЩИТЬ­СЯ НА ПО­ВО­ДУ У ЗА­ПА­ДА.

В Рос­сии у букв осо­бое пред­на­зна­че­ние.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.