СТРА­НА УМНИЦ И УМ­НИ­КОВ

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Али­на КЛИ­МЕН­КО

- У НАС ПА­РА­ДОК­САЛЬ­НАЯ И УДИ­ВИ­ТЕЛЬ­НАЯ СТРА­НА, В КО­ТО­РОЙ ЖИ­ВУТ ЗА­МЕ­ЧА­ТЕЛЬ­НЫЕ, СОСТРАДАЮЩИЕ И ОЧЕНЬ УМНЫЕ ЛЮ­ДИ, - СЧИ­ТА­ЕТ ЮРИЙ ВЯ­ЗЕМ­СКИЙ, ПИ­СА­ТЕЛЬ, ПРО­ФЕС­СОР, АВ­ТОР И ВЕ­ДУ­ЩИЙ ИН­ТЕЛ­ЛЕК­ТУ­АЛЬ­НОЙ ТЕЛЕОЛИМПИАДЫ ДЛЯ СТАР­ШЕ­КЛАСС­НИ­КОВ «УМНИЦЫ И УМНИКИ».

На­ка­нуне Дня за­щит­ни­ка Оте­че­ства мы спро­си­ли его, как вос­пи­тать пат­ри­о­тизм у под­рас­та­ю­ще­го по­ко­ле­ния, и что мо­жет по-на­сто­я­ще­му объ­еди­нить рос­си­ян.

АМЕ­РИ­КАН­ЦЫ БЫ НЕ ПО­НЯ­ЛИ!

- Юрий Пав­ло­вич, ва­ша ав­тор­ская про­грам­ма «Умницы и умники» вот уже 23 го­да вы­хо­дит на оте­че­ствен­ном те­ле­ви­де­нии и поль­зу­ет­ся не­из­мен­ным успе­хом. Это тем бо­лее при­ят­но, что она, в от­ли­чие от по­дав­ля­ю­ще­го боль­шин­ства пе­ре­дач, яв­ля­ет­ся не каль­кой с за­пад­ных ана­ло­гов, а аб­со­лют­но уни­каль­ной иде­ей. В чём сек­рет?

- Дол­жен под­черк­нуть, что сво­их, аб­со­лют­но ав­тор­ских про­грамм на на­ших те­ле­экра­нах три. Это «Что? Где? Ко­гда?», КВН и «Умницы и умники». А сек­рет успе­ха - в на­ших зри­те­лях. Ко­то­рые не ле­нят­ся встать в суб­бо­ту в 9 утра, что­бы по­смот­реть эту пе­ре­да­чу.

Вы не пред­став­ля­е­те, на- сколь­ко у нас в стране уди­ви­тель­ный, ум­ный, ду­ма­ю­щий зри­тель! Пом­ню, несколь­ко лет на­зад мы с мо­им дру­гом, про­фес­со­ром Се­ве­ро-За­пад­но­го уни­вер­си­те­та США, об­суж­да­ли воз­мож­ность за­пус­ка про­грам­мы, по­доб­ной «Ум­ни­цам», на те­ле­ви­де­нии Аме­ри­ки.

Так вот, друг ме­ня оста­но­вил: «Юра! В Шта­тах это невоз­мож­но! Твоя пе­ре­да­ча не бу­дет иметь успе­ха. По­то­му что ни один аме­ри­ка­нец, ко­гда смот­рит на экран, не мо­жет ду­мать, что он пол­ный ду­рак. А ко­гда ви­дишь «Умницы и умники», по­рой ощу­ща­ешь се­бя аб­со­лют­ным иди­о­том».

И то­гда я по­нял, что у нас - уни­каль­ная стра­на, в ко­то­рой жи­вут умные лю­ди. Ко­то­рые лю­бят смот­реть на дру­гих ум­ных лю­дей. И да­же ес­ли рус­ский че­ло­век ви­дит, что кто-то зна­ет боль­ше него, он не чув­ству­ет се­бя ду­ра­ком, а лишь хо­чет стать ещё ум­нее.

СО­СТРА­ДА­НИЕ - ОТ СЛО­ВА «СТРА­ДАТЬ»

- Ко­то­рый год со­цио­ло­ги спорят: ка­кой же долж­на быть на­ци­о­наль­ная идея у та­ко­го уди­ви­тель­но­го на­ро­да, как мы?

- На­до по­ни­мать, что рус­ский на­род, в от­ли­чие, к при­ме­ру, от тех же нем­цев, чрез­вы­чай­но ху­до­же­стве­нен. По­это­му на­ми во мно­гом управ­ля­ет бес­со­зна­тель­ное, мно­гие ре­ше­ния про­ис­хо­дят сти­хий­но и немо­ти­ви­ро­ван­но.

В про­шед­шем го­ду на Па­ра­де в честь 70-ле­тия По­бе­ды в Москве я был по­тря­сён, уви­дев ше­ствие Бес­смерт­но­го пол­ка. Сот­ни ты­сяч со­вер­шен­но раз­ных лю­дей, раз­но­го воз­рас­та, ста­ту­са, на­ци­о­наль­но­сти шли еди­ной, строй­ной, мощ­ной ла­ви­ной. Ни­ка­кая агитация и об­ще­ствен­ные ор­га­ни­за­ции не смог­ли бы взять и ор­га­ни­зо­вать та­кое ко­ли­че­ство лю­дей. Они са­ми за­хо­те­ли вый­ти, дви­жи­мые ка­кой-то рус­ской на­ци­о­наль­ной иде­ей.

Её невоз­мож­но сфор­му­ли­ро­вать, она внут­ри нас, она сум­бур­ная и чрез­вы­чай­но по­ли­фо­нич­ная. Мне очень нра­вят­ся строч­ки у Пуш­ки­на: «… Оте­че­ство по­чти я нена­ви­дел - / Но я вче­ра Го­ли­цы­ну уви­дел / и при­ми­рён с оте­че­ством мо­им». Вот это со­че­та­ние люб­ви и нена­ви­сти и при­су­ще как раз рус­ско­му на­ро­ду. Я имею в ви­ду тех, кто го­во­рит на рус­ском язы­ке, не обя­за­тель­но быть чи­стым рус­ским по кро­ви.

И ко­гда нас на­чи­на­ют оби­жать, ко­гда нас пы­та­ют­ся ли­шить ли­ца, оно, на­ше ли­цо, ста­но­вит­ся всё бо­лее яр­ким и са­мо­быт­ным. На За­па­де это­го не по­ни­ма­ют. Они счи­та­ют, что мож­но при­ме­нить санк­ции и при­ве­сти нас в чув­ство. Они не зна­ют, что тем са­мым, на­про­тив, за­став­ля­ют нас про­явить ха­рак­тер и ощу­тить бес­смерт­ность. Ведь Рос­сия - бес­смерт­ная стра­на. И чем боль­нее на дан­ный мо­мент мы жи­вём, тем бес­смерт­нее се­бя ощу­ща­ем. По­то­му что мы ни­ко­гда не жи­ли по-на­сто­я­ще­му хо­ро­шо. Мы та­кие тер­пе­ли­вые и сострадающие, по­то­му что мно­го стра­да­ли.

Сфор­му­ли­ро­вать на­ци­о­наль­ную идею для на­ше­го на­ро­да очень слож­но. Мы - па­ра­док­саль­ная стра­на. Са­мая бо­га­тая стра­на в ми­ре, ко­то­рая все­гда жи­вёт пло­хо. А да­вай­те пред­ста­вим, что ста­нем жить хо­ро­шо? Рос­сия ли это бу­дет? По­рой мне ка­жет­ся, что на­ша на­ци­о­наль­ная идея - «Что­бы жизнь мё­дом не ка­за­лась».

- Зна­чит ли это, что у Рос­сии всё-та­ки свой, осо­бый путь раз­ви­тия?

- Ко­неч­но, как и у вся­ко­го боль­шо­го, та­лант­ли­во­го и за­явив­ше­го о се­бе на­ро­да. У всех на­ро­дов он уни­ка­лен. Вс­пом­ним ве­ли­кие ци­ви­ли­за­ции, ту же эл­лин­скую или рим­скую. И что? И где они те­перь?

Что ка­са­ет­ся Ри­ма, то на его ме­сте по­яви­лись три вар­вар­ских на­ро­да, ко­то­рые изуро­до­ва­ли ла­тынь. В ре­зуль­та­те сфор­ми­ро­ва­лись ди­кие с точ­ки зре­ния ла­ты­ни язы­ки - ита­льян­ский, ис­пан­ский и фран­цуз­ский. И по­том на этой чу­до­вищ­ной вар­вар­ской ла­ты­ни рас­цве­ли ка­кие куль­ту­ры! Так что у каж­до­го на­ро­да свой путь.

У рус­ских он боль­шой и слож­ный. А вот возь­ми­те на­ших со­се­дей-эс­тон­цев. У них то­же есть свой путь, но он ма­лень­кий.

И ко­гда они на­чи­на­ют пре­тен­до­вать, что у них та­кой же путь, как и у рос­си­ян, ста­но­вит­ся смеш­но. Пом­ню, как ме­ня с жа­ром убеж­дал ка­кой-то эс­то­нец: «У нас то­же есть свой До­сто­ев­ский!»… Нет у них До­сто­ев­ско­го. И Тол­сто­го у них нет. Мо­жет быть, ко­гда-ни­будь по­явят­ся.

Лю­ди, ко­то­рых мож­но по­ста­вить в один ряд с Тол­стым и До­сто­ев­ским, есть в Гер­ма­нии - это Гё­те, в Ан­глии - Шекс­пир, в Ита­лии - Дан­те, в Ис­па­нии - Сер­ван­тес... Во­об­ще, по мо­ей клас­си­фи­ка­ции, на­ша стра­на ро­ди­ла 2,5 ми­ро­вых ти­та­на. Это Тол­стой, До­сто­ев­ский и пол-Че­хо­ва - я бе­ру имен­но его пье­сы. Весь ев­ро­пей­ский те­атр вы­рос из Че­хо­ва! Вот это и есть наш путь! Ко­то­рый мы уже про­шли, и очень бы хо­те­лось, что­бы он был и впе­ре­ди.

ЗАШОРЕННАЯ

ЛО­ШАДЬ

- Вы мно­го об­ща­е­тесь с под­рас­та­ю­щим по­ко­ле­ни­ем. Как при­вить де­тям лю­бовь к сво­ей стране?

- Я глу­бо­ко убеж­дён, что вся­кое вос­пи­та­ние, при­ви­ва­ние лю­бых чувств и на­вы­ков, на­чи­на­ет­ся и за­кан­чи­ва­ет­ся се­мьёй. Ведь что та­кое пат­ри­о­тизм?

В первую оче­редь, это лю­бовь. Лю­бовь к ма­ме, к сво­е­му до­му, к сво­ей ули­це, к дру­зьям, ко­то­рые на этой ули­це жи­вут, к сво­е­му го­ро­ду… И толь­ко по­том уже - лю­бовь к сво­ей стране, сво­е­му Оте­че­ству.

Но од­ной люб­ви недо­ста­точ­но. По­ми­мо по­ло­жи­тель­ных долж­ны быть и от­ри­ца­тель­ные чув­ства. Ведь ес­ли на­ша се­мья со­вер­ша­ет что-то пло­хое, нам долж­но быть за неё стыд­но. Так и с Ро­ди­ной. Ни в ко­ем слу­чае нель­зя за­бы­вать непри­гляд­ные стра­ни­цы на­шей ис­то­рии. К при­ме­ру, 1937 год, мас­со­вые ре­прес­сии и рас­стре­лы. Ес­ли о та­ких ве­щах за­бы­ва­ешь, ты те­ря­ешь часть сво­е­го пат­ри­о­тиз­ма.

Ну и тре­тья со­став­ля­ю­щая - са­мая важ­ная. Это чув­ство со­стра­да­ния. Ко­гда ма­ме боль­но, се­мье боль­но, Ро­дине боль­но - те­бе то­же долж­но быть боль­но. К при­ме­ру, сей­час Рос­сия пе­ре­жи­ва­ет очень непро­стые вре­ме­на. И я знаю неко­то­рых ум­ных лю­дей, ко­то­рых ува­жаю, но они по­че­му-то, к мо­е­му глу­бо­чай­ше­му со­жа­ле­нию, в этот труд­ный для стра­ны пе­ри­од вдруг на­чи­на­ют всё ма­зать чёрной крас­кой. И так мне хо­чет­ся им ска­зать: что же ты ру­га­ешь стра­ну? Ей и без то­го неслад­ко. Ты ей по­мо­ги!

- Со­вре­мен­ным де­тям се­го­дня про­ще или слож­нее, чем лю­дям стар­ше­го по­ко­ле­ния?

- Но­во­му по­ко­ле­нию ре­бят, по боль­шо­му счё­ту, очень по­вез­ло. У них есть то глав­ное, че­го не бы­ло у нас. Сво­бо­да. С дру­гой сто­ро­ны, им на­мно­го слож­нее. За всё при­хо­дит­ся пла­тить. Это как с ло­ша­дью. Ко­гда она в шо­рах, она ни­че­го не ви­дит, но ни­что её и не пу­га­ет. Она по­чти счаст­ли­вая ко­был­ка. Ко­гда же ты шо­ры сни­ма­ешь, жи­вот­ное на­чи­на­ет за­ме­чать то, что ви­деть бы­ва­ет страш­но, ша­ра­хать­ся, дёр­гать­ся и за­ку­сы­вать уди­ла. Сча­стье - это од­но. Сво­бо­да - это дру­гое. Сво­бо­да - все­гда тяжёлое ис­пы­та­ние и очень боль­шая от­вет­ствен­ность.

Но Рос­сии она, по-мо­е­му, со­вер­шен­но необ­хо­ди­ма. Это в на­шем на­ци­о­наль­ном ха­рак­те­ре, по­то­му что мы от­кры­ты и со­стра­да­тель­ны. А на­ши мо­ло­дые лю­ди долж­ны быть сво­бод­ны­ми, а зна­чит - ум­ны­ми, чут­ки­ми, пе­ре­жи­ва­ю­щи­ми, а не счаст­ли­вы­ми и за­шо­рен­ны­ми, как та са­мая ло­шадь.

2,5

МИ­РО­ВЫХ ТИ­ТА­НА РО­ДИ­ЛА НА­ША СТРА­НА.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.