«КАЛИНА КРАС­НАЯ». 40 ЛЕТ СПУ­СТЯ

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - АФИША ГАСТРОЛИ ФЕСТИВАЛЬ ФЕСТИВАЛЬ ПРЕМЬЕРА ГАСТРО - Елена ДАНИЛЕВИЧ

В ПЕ­ТЕР­БУР­ГЕ СО­СТО­ЯЛ­СЯ СПЕ­ЦИ­АЛЬ­НЫЙ ПО­КАЗ НО­ВОЙ ОТРЕСТАВРИРОВАННОЙ ВЕР­СИИ ВСЕ­НА­РОД­НО ЛЮ­БИ­МО­ГО ФИЛЬ­МА «КАЛИНА КРАС­НАЯ». ЛЕН­ТУ ПРЕД­СТАВ­ЛЯ­ЛА ЛИ­ДИЯ ФЕДОСЕЕВА-ШУКШИНА.

- Я - ко­рен­ная ле­нин­град­ка, для ме­ня здесь всё род­ное, - при­зна­лась на­род­ная а ртист­ка. - Жи­ли мы на ули­це Со­фьи Пе­ров­ской. Жи­ли бед­но, так как ра­бо­тал один отец. Ино­гда на зав­трак, обед и ужин бы­ли толь­ко ва­рё­ная кар­тош­ка да хлеб. Я бы­ла бо­е­вая, бе­до­вая дев­чон­ка, на­сто­я­щая ле­нин­град­ская шпа­на. Учи­лась в 217-й шко­ле, а так­же за­ни­ма­лась в драм­круж­ке До­ма ки­но. Ру­ко­во­дил им за­ме­ча­тель­ный пе­да­гог и ре­жис­сёр Мат­вей Гри­го­рье­вич Дуб­ро­вин, впо­след­ствии ос­но­вав­ший зна­ме­ни­тый Те­атр юно­ше­ско­го твор­че­ства (ТЮТ), и се­го­дня да­ю­щий спек­так­ли в Анич­ко­вом двор­це. А в кон­це 50-х я уеха­ла из го­ро­да и по­сту­пи­ла во ВГИК в ма­стер­скую Ма­ка­ро­вой и Ге­ра­си­мо­ва. Там мы и встре­ти­лись с Шук­ши­ным.

ДВА­ЖДЫ ВЫ­БРА­ЛА СУДЬ­БУ

- О ва­шем зна­ком­стве сло­же­но нема­ло ле­генд. Хо­те­лось бы услы­шать ис­то­рию «из пер­вых уст».

- В ин­сти­ту­те Шук­шин хо­дил всё вре­мя смур­ной, в во­ен­ной фор­ме и са­по­гах. Взгляд - внутрь се­бя, в зем­лю, так что я его да­же опасалась. И со­всем рас­стро­и­лась, ко­гда узна­ла, что он ста­нет мо­им парт­нё­ром в филь­ме «Ка­кое оно, мо­ре». По­про­си­ла ре­жис­сё­ра да­же подыс­кать ему за­ме­ну. Мол, ни­че­го хо­ро­ше­го из этой ро­ли не вый­дет, толь­ко на­ма­ем­ся, но, к сча­стью, ме­ня не по­слу­ша­ли.

Съём­ки про­хо­ди­ли в Су­да­ке, в Кры­му, ку­да ар­ти­сты и от­пра­ви­лись на по­ез­де. В ку­пе все раз­го­ва­ри­ва­ли: Шук­шин рас­ска­зы­вал про Сте­па­на Ра­зи­на, о ко­то­ром хо­тел снять фильм. Что-то на­пе­вал, у него, кста­ти, был кра­си­вый тембр го­ло­са. А я мол­ча­ла. «Ты хоть го­во­рить, петь уме­ешь?» - об­ра­тил­ся ко мне Шук­шин. «Умею, но хо­чу по­слу­шать». - «Ну, спой, раз уме­ешь». И я спе­ла «Ка­ли­ну крас­ную», ко­то­рая то­гда бы­ла очень мод­ной. Шук­шин был оша­ра- шен и по­том ещё раз по­про­сил по­вто­рить. Под стук ко­лёс мы про­го­во­ри­ли до утра, так и воз­ник­ла меж­ду на­ми та «хи­мия», ко­то­рая со­еди­ни­ла серд­ца. С это­го всё и пошло.

- По­лу­ча­ет­ся, то­гда, в по­ез­де, вы два­жды вы­бра­ли судь­бу. По­зна­ко­ми­лись с Ва­си­ли­ем Ма­ка­ро­ви­чем и спели пес­ню, ко­то­рая да­ла на­зва­ние его са­мо­му из­вест­но­му и, к со­жа­ле­нию, по­след­не­му филь­му.

- На­зва­ние филь­му дей­стви­тель­но да­ла я. Его сце­на­рий Шук­шин до­пи­сы­вал в боль­ни­це, и ко­гда я в оче­ред­ной раз при­шла в па­ла­ту, от­дал мне ру­ко­пись: «До­ма по­чи­та­ешь». - «А как на­зы­ва­ет­ся кар­ти­на?» - «На­зва­ние дашь са­ма». Я взя­ла тет­ра­доч­ку, оза­глав­лен­ную «По­весть для ки­но», и всю ночь, ры­дая, чи­та­ла.

От Ва­си звон­ка не жда­ла, но он по­зво­нил. И спро­сил: «На­зва­ние при­ду­ма­ла?» А у ме­ня как буд­то вся жизнь про­нес­лась пе­ред гла­за­ми, вспом­ни­лось пер­вое зна­ком­ство, и я по­про­си­ла: «Да­вай «Калина крас­ная». Он сра­зу со­гла­сил­ся.

- А как под­би­ра­лись ак­тё­ры на эту кар­ти­ну? Го­во­рят, мно­гие зна­ме­ни­то­сти от­ка­зы­ва­лись.

- Есть по­го­вор­ка: не бы­ло бы сча­стья, да несча­стье по­мог­ло. Так и здесь. Сна­ча­ла на роль Его­ра Про­ку­ди­на Шук­шин при­гла­сил Лео­ни­да Ку­рав­лё­ва, ко­то­рый сни­мал­ся у него в ме­ло­дра­ме «Жи­вёт та­кой па­рень». Но Ку­рав­лёв в тот мо­мент был за­нят у Ли­оз­но­вой в «Сем­на­дца­ти мгно­ве­ни­ях вес­ны». И то­гда Шук­шин ска­зал: «Раз так, по­про­бую сыг­рать сам». Я бы­ла счаст­ли­ва, по­то­му что чув­ство­ва­ла: эту роль он пи­сал под се­бя, свой ха­рак­тер!

За­гвозд­ка воз­ник­ла и с ро­лью ма­те­ри Про­ку­ди­на. Шук­шин ре­шил её от­дать ле­ген­дар­ной ак­три­се Ве­ре Ма­рец­кой. Она ска­за­ла, что не мо­жет, по­то­му что пло­хо се­бя чув­ству­ет. Од­на­ко при­чи­на ока­за­лась в дру­гом. Ей, эф­фект­ной жен­щине, про­сто не за­хо­те­лось иг­рать де­ре­вен­скую ста­ру­ху! Впо­след­ствии Ва­ся был очень бла­го­да­рен Ве­ре Пет­ровне за тот от­каз. Ес­ли бы она со­гла­си­лась, в кар­тине не по­яви­лись са­мые тро­га­тель­ные, бе­ру­щие за ду­шу эпи­зо­ды…

- В ито­ге в ро­ли ма­те­ри сня­лась кре­стьян­ка Ефи­мия Бы­ст­ро­ва. Как это по­лу­чи­лось?

- Оче­ред­ная ми­сти­ка. Шук­шин шёл по во­ло­год­ской де­ревне, где сни­ма­ли «Ка­ли­ну», что­бы най­ти домик ма­те­ри. Воз­ле за­бо­ра сто­я­ла ста­руш­ка в бе­лень­ком пла­точ­ке. Она спро­си­ла, о чём фильм. Ва­ся рас­ска­зал в несколь­ких сло­вах и упо­мя­нул, что од­на из ге­ро­инь 20 лет ждёт про­пав­ше­го сы­на. Они раз­го­во­ри­лись, ба­буш­ка на­ча­ла рас­ска­зы­вать о сво­ей жиз­ни... Пом­ню, как он при­шёл встре­во­жен­ный, счаст­ли­вый: «Я на­шёл на­сто­я­щую де­ре­вен­скую ста­ру­ху. Ты не пред­став­ля­ешь, у неё вся жизнь, как у ме­ня в сце­на­рии. Один к од­но­му». Она бу­дет иг­рать мою мать.

ПО­НА­ЧА­ЛУ Я ШУКШИНА ДА­ЖЕ ОПАСАЛАСЬ.

ФО­ТО РЯ­ДОМ С ИКОНАМИ

- Как же де­ре­вен­ская жен­щи­на не ис­пу­га­лась ка­ме­ры и на­столь­ко ор­га­нич­но смот­ре­лась в кад­ре?

- При­ду­ма­ли хо­ро­ший ход. Я при­шла к ба­буш­ке и пред­ста­ви­лась жур­на­лист­кой из сто­ли­цы. Ска­за­ла, что её бу­дут сни­мать, но не в ки­но, а для от­чё­та. При этом неза­мет­но вы­ста­ви­ли окон­ные ра­мы, что­бы ка­ме­ры мог­ли на­ве­сти фо­кус. Не знаю, на­сколь­ко она по­ве­ри­ла, но в ито­ге рас­ска­за­ла всё, что тре­бо­ва­лось. При­чём так го­во­ри­ла о сво­их сы­но­вьях, что са­мые пот- ря­са­ю­щие, ще­мя­щие сце­ны в кар­тине - с этой ба­буш­кой. Ко­гда за­кон­чи­ли, вы­шли на крыль­цо, я ей по­кло­ни­лась, по­бла­го­да­ри­ла. А она ска­за­ла, ка­кая я хо­ро­шая жур­на­лист­ка, что всё пра­виль­но по­ня­ла и оце­ни­ла. Боль­ше мы не ви­де­лись. Мне рас­ска­зы­ва­ли, что ко­гда Шук­шин умер, кто-то при­нёс ба­буш­ке «Со­вет­ский экран», где его фо­то­гра­фия бы­ла круп­ным пла­ном. Она вы­ре­за­ла фо­то и по­ста­ви­ла его вме­сте с иконами.

- Вес­ной это­го го­да на «Лен­филь­ме» в рам­ках фе­сти­ва­ля «Калина крас­ная» про­шёл твор­че­ский ве­чер па­мя­ти Ва­си­лия Ма­ка­ро­ви­ча. Что это за про­ект?

- Я и моя дочь Ма­ша в своё вре­мя пы­та­лись со­здать му­зей, куль­тур­ный центр Шукшина, но не вы­шло. И вот то, что не смог­ли сде­лать, по­лу­чи­лось у внуч­ки Ани. Три го­да на­зад её энер­ги­ей был со­здан фонд «Фор­му­ла успе­ха» им. Шукшина. В его рам­ках в Рос­сии и про­хо­дит фестиваль «Калина крас­ная». А так­же из­да­на кни­га Шукшина «Да­лё­кие зим­ние ве­че­ра», ко­то­рую я пред­ста­ви­ла на Пе­тер­бург­ском книж­ном са­лоне.

- Вы так­же 22 го­да воз­глав­ля­ли ки­но­фе­сти­валь «Ви­ват ки­но Рос­сии», ко­то­рый неиз­мен­но про­во­дит­ся в Пе­тер­бур­ге…

- В этом го­ду пе­ре­да­ла браз­ды прав­ле­ния сво­ей кол­ле­ге и по­дру­ге на­род­ной ар­тист­ке Свет­лане Крюч­ко­вой. Уве­ре­на, что она пре­крас­но бу­дет ру­ко­во­дить этим яр­ким фо­ру­мом. Са­ма же хо­чу за­нять­ся со­хра­не­ни­ем на­сле­дия Шукшина. В сен­тяб­ре в Пе­тер­бур­ге пла­ни­ру­ем по­ка­зать про­грам­му ко­рот­ко­мет­раж­ных филь­мов, свя­зан­ных с его твор­че­ством. Так­же ин­те­рес­ный спек­такль о Ва­си­лии Ма­ка­ро­ви­че го­то­вит Те­атр эст­ра­ды Юрия Галь­це­ва. Мне хо­чет­ся, что­бы лю­ди услы­ша­ли жи­вое сло­во, уви­де­ли непод­дель­ные эмо­ции и са­ми ста­ли чу­точ­ку луч­ше.

Меж­ду на­ми воз­ник­ла «хи­мия», ко­то­рая со­еди­ни­ла серд­ца.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.