«МЯГ­КАЯ СИ­ЛА»

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Еле­на ПЕТ­РО­ВА

«ВО­ПРЕ­КИ ЗА­ПАД­НОЙ ПРОПАГАНДЕ МЫ ДО­КА­ЗЫ­ВА­ЕМ, ЧТО В РОС­СИИ ЖИ­ВУТ НЕ АГРЕССОРЫ, А ЛЮ­ДИ С ДУ­ШОЙ И СЕРД­ЦЕМ», - СЧИ­ТА­ЕТ БО­РИС ЭЙФМАН, ВСЕ­МИР­НО ИЗ­ВЕСТ­НЫЙ ХО­РЕО­ГРАФ, КО­ТО­РЫЙ 22 ИЮЛЯ ОТ­МЕ­ТИТ 70-ЛЕТ­НИЙ ЮБИ­ЛЕЙ.

НЕДО­ВО­ЛЕН СО­БОЙ

- Ба­лет уже мно­го лет яв­ля­ет­ся ви­зит­ной кар­точ­кой на­шей стра­ны. Од­на­ко в по­след­нее вре­мя от­но­ше­ния Рос­сии и За­па­да зна­чи­тель­но накалились. Вли­я­ет ли на вос­при­я­тие ино­стран­но­го зри­те­ля ан­ти­рос­сий­ская про­па­ган­да?

- Нет. Санк­ции ка­са­ют­ся лю­дей, за­ни­ма­ю­щих­ся по­ли­ти­кой, а мы за­ни­ма­ем­ся ис­кус­ством. Во­пре­ки за­пад­ной пропаганде мы до­ка­зы­ва­ем, что в Рос­сии жи­вут не агрессоры, а лю­ди с ду­шой и серд­цем. Вли­я­ние куль­ту­ры, «мяг­кая си­ла», как сей­час го­во­рят - важ­ный мо­мент сбли­же­ния лю­дей раз- ных стран, на­ци­о­наль­но­стей, по­ли­ти­че­ских убеж­де­ний. Эту мис­сию те­ат­ра счи­таю ос­нов­ной. Вот эко­но­ми­че­ские про­бле­мы на на­шем су­ще­ство­ва­нии ска­зы­ва­ют­ся, га­стро­ли, осо­бен­но по Рос­сии, вы­стра­и­вать всё слож­нее. Но в этом го­ду по­езд­ки бу­дут: ко­гда я очень чего-то хо­чу - по­лу­ча­ет­ся. - С этим нель­зя не со­гла­сить­ся, ведь вам уда­лось со­здать свой те­атр по­чти со­рок лет на­зад. В чём за­лог успе­ха? - В два­дцать лет я при­е­хал в Ле­нин­град и по­сту­пил на ба­лет­мей­стер­ское от­де­ле­ние Кон­сер­ва­то­рии. Я, чу­жак, по­пал в за­кры­тый ка­сто­вый го­род, со сво­и­ми традициями и свя­зя­ми. Для ме­ня это бы­ло труд­ное, но и счаст­ли­вое вре­мя по­гру­же­ния в пе­тер­бург­скую куль­ту­ру. Хо­тя по­на­ча­лу го­ло­дал, сни­мал уг­лы, но быст­ро на­чал ра­бо­тать вез­де, где толь­ко мож­но: на те­ле­ви­де­нии, на эст­ра­де, в Ва­га­нов­ском учи­ли­ще, в те­ат­рах.

И уже че­рез один­на­дцать лет по­лу­чил пра­во со­здать свой те­атр. То, что мы де­ла­ли, вы­зы­ва­ло вос­торг пуб­ли­ки, осо­бен­но мо­ло­дой, но аб­со­лют­ное непри­я­тие офи­ци­аль­ных лиц. Ина­ко­мыс­лие в ба­ле­те бы­ло недо­пу­сти­мо, и каж­дый спек­такль про­хо­дил су­ма­сшед­шую цен­зу­ру, три-че­ты­ре офи­ци­аль­ных про­смот­ра, бес­по­щад­ную кри- ти­ку… Бог дал мне тер­пе­ние и си­лы всё это вы­дер­жать.

А для се­бя по­нял: что­бы до­бить­ся успе­ха, нуж­но по­сто­ян­но со­вер­шен­ство­вать­ся. Мне не так-то лег­ко в 70 лет «прыгать» в ре­пе­ти­ци­он­ном за­ле, но я же не имею пра­ва по­ка­зы­вать дви­же­ния на паль­цах.

-В за­ле и рож­да­еся спек­такль?

- Это за­клю­чи­тель­ный, а так­же са­мый по­нят­ный этап ра­бо­ты. А на­чи­на­ет­ся всё при­мер­но за пол­го­да с за­столь­но­го, книж­но­го пе­ри­о­да. Вот сей­час я со­здал вто­рую ре­дак­цию ба­ле­та о Чай­ков­ском - и за­но­во пе­ре­чи­тал всё, на­пи­сан­ное о ком­по­зи­то­ре. По­том ана­ли­зи­ро­вал каж­дый мо­мент его жиз­ни, ис­пи­сы­вая це­лые тет­ра­ди, ведь мне нуж­но от­крыть неиз­вест­ное в из­вест­ном. По­том уже идёт под­бор му­зы­ки, по­том - со­чи­не­ние хо­рео­гра­фии.

На­ши спек­так­ли имеют успех во всём ми­ре, но ни об од­ном не мо­гу ска­зать: «Оста­но­вись, мгно­ве­нье, ты пре­крас­но!» Я неудо­вле­тво­рён… са­мим со­бой. И конкурент у ме­ня один - я сам. Путь твор­че­ско­го че­ло­ве­ка ле­жит к го­ри­зон­ту, ко­то­рый всё вре­мя от­да­ля­ет­ся.

КАД­РО­ВЫЙ ГОЛОД

- Стро­и­тель­ство Двор­ца тан­ца то­же «всё от­да­ля­ет­ся»?

- Про­ек­том я за­ни­ма­юсь по­чти два­дцать лет, это це­лая эпо­пея. Но есть на­деж­да, что глу­бо­кой осе­нью стро­и­тель­ство нач­нёт­ся. При­нят проект ар­хи­тек­то­ра Сер­гея Чо­ба­на - уже чет­вёр­тый ва­ри­ант зда­ния. Я чет­вёр­тый раз вхо­жу в од­ну и ту же во­ду, ко­то­рая уже ста­ла бо­ло­том. Эмо­ции при­ту­пи­лись, но ста­ра­юсь со­хра­нить про­фес­си­о­наль­ный уро­вень оцен­ки. Хо­чу, что­бы это бы­ло до­стой­ное со­ору­же­ние и что­бы оно ра­до­ва­ло, а не огор­ча­ло пе­тер­бурж­цев.

Все эти го­ды я пе­ре­жи­вал, что ни­че­го не по­лу­ча­ет­ся. А сей­час по­ни­маю, что это был знак судь­бы, ведь как толь­ко мы пе­ре­ре­жем лен­точ­ку, я за­кон­чусь как хо­рео­граф. Ми­ни­мум на два го­да при­дёт­ся на­деть стро­и­тель­ную кас­ку и на­чать адап­ти­ро­вать это огром­ное необ­жи­тое про­стран­ство к прак- т иче­ской ра­бо­те. Дво­рец тан­ца бу­дет слу­жить не толь­ко на­ше­му те­ат­ру, я хо­чу, что­бы здесь вы­сту­па­ли луч­шие труп­пы ми­ра, про­во­ди­лись фе­сти­ва­ли, кон­кур­сы. Кста­ти, уже в 2018 го­ду мы от­кро­ем ещё один го­род­ской те­атр - Дет­ский те­атр тан­ца.

Что ме­ня немно­го пу­га­ет в этих «про­ек­тах ве­ка», так это кад­ро­вый голод, от­сут­ствие спе­ци­а­ли­стов в Пе­тер­бур­ге. Нам нуж­ны не толь­ко про­фес­си­о­на­лы во всех сфе­рах те­ат­раль­но­го де­ла, но и еди­но­мыш­лен­ни­ки, что­бы со­хра­нить чув­ство те­ат­ра как се­мьи, а не как фаб­ри­ки по вы­пус­ку «про­дук­та».

ВЫПЛЕСНУЛИ РЕ­БЁН­КА

- В чём же вы вот уже не один де­ся­ток лет чер­па­е­те вдохновение?

- Есть ху­дож­ни­ки, ко­то­рым влюб­лён­но­сти, стра­сти по­мо­га­ют в твор­че­стве. Мне - нет. Я че­ло­век це­ле­на­прав­лен­ный, свою страсть от­дал ба­ле­ту. Чув­ствую в се­бе внут­рен­ний дар, и мне не ну­жен внешний мир для вдох­но­ве­ния.

Со­чи­не­ние хо­рео­гра­фии - му­чи­тель­ный про­цесс, но ко­гда у ме­ня что-то по­лу­ча­ет­ся, это ни с чем не срав­ни­мое чув­ство твор­ца.

Ко­неч­но, Тво­рец - один, но мы - ма­лень­кие под­ма­сте­рья, ощу­ща­ю­щие ра­дость от то­го, что мо­жем что-то со­зда­вать.

- Ва­ши зна­ме­ни­тые ба­ле­ты по­став­ле­ны по мо­ти­вам про­из­ве­де­ний Тол­сто­го, Пуш­ки­на, До­сто­ев­ско­го, Че­хо­ва, Ку­при­на, Бул­га­ко­ва. Вдохновение да­ёт и рус­ская ли­те­ра­ту­ра?

- Я вос­пи­тан в рус­ской куль­ту­ре, а ху­дож­ни­ку важ­но найти свою са­мо­быт­ность. Се­го­дня кри­зис во всей ми­ро­вой куль­ту­ре, и на­ше спа­се­ние - пи­тать­ся сво­и­ми со­ка­ми.

А не чу­жи­ми, по­то­му что всё чу­жое вы­зы­ва­ет ско­рее ал­лер­гию, чем ор­га­ни­ку.

Се­го­дня же в ис­кус­стве очень мно­го под­ра­жа­те­лей. Ведь это лег­че все­го - ко­пи­ро­вать то, что де­ла­ет­ся в ми­ре. Один из фак­то­ров то­го, что мы по­те­ря­ли на­ше ки­но, за­клю­ча­ет­ся в том, что на­ча­ли под­ра­жать, «учить­ся» у Гол­ли­ву­да, но с во­дой выплеснули ре­бён­ка. По­те­ря­ли то, что име­ли. Ве­ли­кое со­вет­ское ки­но.

Как все­гда, раз­ру­ша­ем до ос­но­ва­ния… Это на­ша трагедия, что мы вы­черк­ну­ли огром­ный пласт оте­че­ствен­ной куль­ту­ры.

То, что про­ис­хо­дит се­го­дня, воз­мож­но, яв­ле­ние вре­мен­ное. Но оно очень опас­но, по­то­му что вот ещё од­но по­ко­ле­ние «не пом­ня­щих род­ства», и что же су­ме­ем со­хра­нить?

- В честь юби­лея вы бы­ли на­граж­де­ны ор­де­ном По­чё­та. У вас уже есть и российские, и за­ру­беж­ные на­гра­ды. При­зна­ние та­ко­го уров­ня для вас важ­но?

- Мне нра­вит­ся по­лу­чать на­гра­ды. И не по­то­му, что тще­сла­вен, а по­то­му, что при­зна­ние мо­е­го твор­че­ства - это при­зна­ние те­ат­ра. Я всё вре­мя ощу­щаю от­вет­ствен­ность за него, за лю­дей. Го­во­рят, что те­атр жи­вёт 10-15 лет, а мы су­ще­ству­ем уже со­рок. И про­дол­жа­ем раз­ви­вать­ся.

- Ваш те­атр име­ет огром­ный успех на За­па­де, где мно­го трупп со­вре­мен­но­го ба­ле­та. Чем вы их за­во­е­ва­ли?

- Мы не по­хо­жи на со­вре­мен­ные за­пад­ные ком­па­нии, по­то­му что наш стиль объ­еди­ня­ет про­шлое, на­сто­я­щее и, на­де­юсь, бу­ду­щее рос­сий­ско­го и ми­ро­во­го ба­ле­та.

Нас не сра­зу оце­ни­ли. Но, как ска­зал один из­вест­ный ан­глий­ский кри­тик: «Вы по­бе­ди­ли, по­то­му что с каж­дым го­дом со­чи­ня­е­те всё луч­ше». Ну а я в оче­ред­ной раз убе­дил­ся - на­до дол­го жить и мно­го ра­бо­тать, что­бы те­бя по­ня­ли.

У МЕ­НЯ ОДИН КОНКУРЕНТ - Я САМ.

Все спек­так­ли имеют оглу­ши­тель­ный успех.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.