«ПРИДУМКИ» И «ЗАМАНУХИ»

Юрий Галь­цев о юмо­ре, день­гах и «галь­ча­тах».

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ЛИЧНОСТЬ - Еле­на ДАНИЛЕВИЧ

ПРЕЖ­ДЕ ЧЕМ ВЫ­ХО­ДИТЬ НА СЦЕ­НУ, НУЖ­НО НАЙ­ТИ К ПУБЛИКЕ ОСО­БЫЙ ПОД­ХОД, УВЕ­РЕН ЮРИЙ ГАЛЬ­ЦЕВ, ЗА­СЛУ­ЖЕН­НЫЙ АРТИСТ РОС­СИИ, ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУ­КО­ВО­ДИ­ТЕЛЬ ТЕ­АТ­РА ЭСТРАДЫ ИМ. РАЙКИНА.

- Юрий Ни­ко­ла­е­вич, но­вый се­зон вы на­ча­ли необыч­ным для эстрады спек­так­лем - «Шу­ры­му­ры» по рас­ска­зам Шук­ши­на. В глав­ных ро­лях - вы­пуск­ни­ки ва­шей ма­стер­ской. Нас­коль­ко ны­неш­ним 20-лет­ним близ­ка эта те­ма?

- Очень близ­ка и вос­тре­бо­ва­на! Ко­гда мы на­чи­на­ли ра­бо­тать, по­ло­ви­на да­же не зна­ла, кто та­кой Шук­шин. Я за­ста­вил всех пе­ре­чи­тать его про­зу, по­смот­реть филь­мы, к ко­то­рым он пи­сал сце­на­рии и иг­рал глав­ные ро­ли. Ре­бя­та бы­ли по­ра­же­ны: из ху­до­же­ствен­ных лент Ва­си­лия Ма­ка­ро­ви­ча би­ла та­кая си­ла, что они вос­при­ни­ма­лись как до­ку­мен­таль­ное ки­но. Мне ка­жет­ся, что у нас по­лу­чи­лась яр­кая мо­за­и­ка из груст­ных и смеш­ных притч о шук­шин­ских «чу­ди­ках» и «недо­тё­пах». Моя мо­ло­дёжь иг­ра­ет ис­кренне, тро­га­тель­но, а это глав­ное.

ЭМО­ЦИИ ИЛИ СПО­КОЙ­СТВИЕ?

- Вы так­же по­ста­ви­ли да­лё­кий от ве­сё­лых жан­ров «Клоп» Ма­я­ков­ско­го. Чем же ин­те­рес­на се­го­дня исто­рия о «быв­шем ра­бо­чем, пар­тий­це, же­ни­хе» При­сып­кине?

- Крайне ак­ту­аль­на, ведь смех - ка­те­го­рия фи­ло­соф­ская. У Ма­я­ков­ско­го же на­столь­ко мно­го­гран­ный юмор, что «Клоп» мы сде­ла­ли в двух услов­ных ре­аль­но­стях. Пер­вая - мир на из­ло­ме эпох, ко­гда ста­рое ушло, а но­вое ещё не по­яви­лось. Где всё раз­ре­ше­но, норм и за­пре­тов не су­ще­ству­ет. Вто­рая - цар­ство ком­фор­та и без­опас­но­сти. Вме­сто бу­ри эмо­ций, враж­ды и люб­ви - пол­ное спо­кой­ствие. В ка­ком из двух из­ме­ре­ний че­ло­век чув­ству­ет се­бя сво­бод­ным, счаст­ли­вым? От­ве­ты на эти во­про­сы и ста­ра­ют­ся най­ти ге­рои, а вме­сте с ни­ми ак­тё­ры и зри­те­ли.

- Но над эти­ми про­бле­ма­ми бьют­ся луч­шие умы! А как их мож­но ре­шить че­рез пье­су «Клоп»?

- Мы дей­ство­ва­ли ме­то­дом по­гру­же­ния в твор­че­ство ве­ли­ко­го по­эта. Мо­гу ска­зать, что ар­ти­сты, да и я, от­кры­ли для се­бя мно­го но­во­го в фи­гу­ре «гор­ла­на, бун­та­ря». С од­ной сто­ро­ны - мощь, и не толь­ко по­э­ти­че­ская. Его от­ме­чал Ста­лин, на­зы­вал «вто­рым по­сле Горь­ко­го». С дру­гой - над­лом и ра­ни­мость. Двух­мет­ро­вый ги­гант лег­ко пла­кал, рас­стра­и­вал­ся, впа­дал в де­прес­сию. Бе­зум­но лю­бил, но был со­гла­сен на «жизнь втро­ём». О та­ком Ма­я­ков­ском нам в шко­ле не рас­ска­зы­ва­ли, а зря. По­это­му очень рад, что мои «гал­ча­та» с ним по­зна­ко­ми­лись, увлек­лись. В ито­ге вы­иг­рал и те­атр, и пуб­ли­ка.

ЛЮБ­ЛЮ «ГАЛЬЧАТ»!

- Вы по-осо­бо­му от­но­си­тесь к сво­им вос­пи­тан­ни­кам. Сна­ча­ла вы­учи­ли в Те­ат­раль­ной ака­де­мии, а за­тем по­чти весь вы­пуск тру­до­устро­и­ли у се­бя в те­ат­ре. От­ку­да это тре­пет­ное чув­ство?

- Обо­жаю мо­ло­дых! Счи­та­ет­ся, что без мэтров, за­слу­жен­ных и на­род­ных, в те­ат­ре успе­ха не бу­дет. Рад, что опро­верг это мне­ние. У нас нема­ло спек­так­лей, где за­ня­та толь­ко мо­ло­дёжь, - и би­ле­тов нет. Нра­вят­ся мне и на­ши нефор­маль­ные от­но­ше­ния. «Гал­ча­та» на­до мной из­де­ва­ют­ся, тес­нят, по­дусь­ки­ва­ют, но всё это по-доб­ро­му. Я их учу, они - ме­ня, го­во­рю без вся­кой иро­нии. Се­го­дняш­ние мо­ло­дые хо­ро­шо об­ра­зо­ван­ны, мно­го зна­ют, уме­ют, не ку­рят, не пьют, хо­дят на фит­нес. Мы бы­ли дру­гие. Вез­де лез­ли, всё не тер­пе­лось по­про­бо­вать. В 80-е я пер­вый раз по­ехал за гра­ни­цу, на фе­сти­валь в поль­ский Со­пот. И сра­зу по­тя­ну­ло в бар со стрип­ти­зом. Ни­ко­гда же та­ко­го не ви­дел!

Сей­час всё от­кры­то, до­ступ­но, но есть дру­гая опас­ность - за­про­сто мож­но пой­ти не ту­да. А мне хо­чет­ся, что­бы они не рас­пы­ля­лись, рас­кры­лись, до­стиг­ли на­сто­я­ще­го, а не сию­ми­нут­но­го успе­ха. Что­бы осо­зна­ли: острое сло­во, сатира - страшное ору­жие, с ко­то­рым нуж­но бе­реж­но об­ра­щать­ся, ина­че мож­но боль­но ра­нить. По­ни­ма­ли, что день­ги ещё не всё. Знаю бо­га­тых лю­дей, ко­то­рые име­ют мил­ли­о­ны, но му­ча­ют­ся от то­го, что за­ни­ма­ют­ся не сво­им де­лом. По­это­му ку­да важ­нее сче­тов в бан­ке най­ти свою до­ро­гу в жиз­ни и с неё не сво­ра­чи­вать.

- Всё пра­виль­но, но ре­аль­ность дру­гая: се­го­дня ка­пи­тал - ме­ри­ло успе­ха. Зна­ме­ни­тые ар­ти­сты с удо­воль­стви­ем участ­ву­ют в кор­по­ра­ти­вах, «тор­гу­ют ли­цом». Лишь бы пла­ти­ли! Да и на ва­шем сай­те на­пи­са­но, что при­ни­ма­е­те при­гла­ше­ния на празд­ни­ки.

- А по­че­му нет? Хал­ту­ры раз­ные бы­ва­ют, а ак­тё­рам на­до за­ра­ба­ты­вать. При­еду и вы­ступ­лю, но ин­тел­ли­гент­но, по-пи­тер­ски. Мо­гу участ­во­вать и в сбор­ной «со­лян­ке», но при этом то­же от­ве­чу за каж­дую пес­ню или но­мер. Дру­гое де­ло, что се­го­дня за ба­б­ло мож­но за­ка­зать лю­бую, са­мую кру­тую «звез­ду». При­чём чем боль­ше скан­дал, тем вы­ше це­на. Во­прос один: «Сколь­ко?» Вот и по­ют на сва­дьбах де­тей рос­сий­ских оли­гар­хов, раз­вле­ка­ют под звя­ка­нье но­жей и ви­лок. Спрос на эти услу­ги есть. При­чём не толь­ко у бо­га­чей. Из­вест­на исто­рия, ко­гда жен­щи­на взя­ла кре­дит, что­бы пой­ти на шоу лю­би­мо­го, но очень до­ро­го­го пев­ца.

- В жан­ре юмо­ра у нас то­же са­мы­ми по­пу­ляр­ны­ми и со­сто­я­тель­ны­ми ока­зы­ва­ют­ся ар­ти­сты с шут­ка­ми «ни­же по­я­са», ма­те­ря­щи­е­ся пря­мо на сцене…

- На­ме­ка­е­те на Шну­ра и «Ко­ме­ди Клаб»? Всё не так про­сто. Ре­бя­та из «Ко­ме­ди» на са­мом де­ле ин­тел­ли­гент­ные, та­лант­ли­вые и ори­ги­наль­ные лю­ди. Га­рик Мар­ти­ро­сян, на­при­мер, зна­ет пять язы­ков. У них мно­го «при­ду­мок», нестан­дарт­ных хо­дов, что лич­но ме­ня очень вдох­нов­ля­ет. Над неко­то­ры­ми их шут­ка­ми сме­юсь до слёз. Воз­мож­но, не все но­ме­ра «кла­ба» на вы­со­ком уровне, но грань они пе­ре­сту­па­ют ред­ко.

И Шнур в жиз­ни весь­ма от­ли­ча­ет­ся от сво­е­го эпа­таж­но­го об­ра­за. У него не толь­ко мат, но и силь­ная му­зы­ка, острое чу­тьё про­дю­се­ра, гра­мот­но ис­поль­зу­ю­ще­го свое­об­раз­ные «заманухи». Ведь преж­де чем рыб­ку пой­мать, её на­до под­кор­мить. Так и с пуб­ли­кой. На фоне без­ли­кой по­псы пес­ни «Ле­нин­гра­да» вос­при­ни­ма­ют­ся как бун­тар­ство, где вы­да­ёт­ся что-то ци­нич­ное, пер­чё­ное: «Хо­те­ли - по­лу­чи­те!» Что на­зы­ва­ет­ся хле­ба и зре­лищ, с по­прав­кой, что в кри­зис на­род ско­рее сэко­но­мит на хле­бе, чем от­ка­жет­ся от зре­лищ.

ПРИТОРМОЗИТЬ В СУЕТЕ

- Мне ка­жет­ся, лю­ди в глу­бин­ке, на­при­мер в Кур­гане, где вы ро­ди­лись, по­спо­рят с та­ким утвер­жде­ни­ем. Знаю, что ча­сто бы­ва­е­те на ма­лой ро­дине. А в этом, юби­лей­ном го­ду (12 ап­ре­ля Ю. Галь­це­ву ис­пол­ни­лось 55. - Ред.) уда­лось вы­рвать­ся?

- При­ез­жал в июле на фе­сти­валь, ко­то­рый так и на­зы­ва­ет­ся «Се­ре­ди­на ле­та». Его ос­нов­ные участ­ни­ки - му­зы­кан­ты, ар­ти­сты, ко­то­рые ро­ди­лись в этих ме­стах, но по раз­ным при­чи­нам раз­ле­те­лись по ми­ру. Тем не ме­нее род­ной край не за­бы­ва­ем и стро­им свой гра­фик так, что­бы на ма­куш­ке тёп­лых день­ков ока­зать­ся в За­у­ра­лье. Так­же я тра­ди­ци­он­но вы­сту­паю в ста­рин­ном рус­ском го­ро­де Кур­та­мыш, а сред­ства от кон­цер­та пол­но­стью пе­ре­чис­ляю на ре­став­ра­цию раз­ру­шен­но­го хра­ма XVIII ве­ка в де­ревне Ко­сты­лё­во. Несколь­ко лет на­зад по­зна­ко­мил­ся с его на­сто­я­те­лем от­цом Сер­ги­ем и с тех пор по­мо­гаю вос­ста­нав­ли­вать свя­ты­ню. Сей­час уже от­ре­мон­ти­ро­ван ку­пол, идёт зо­ло­че­ние звон­ни­цы, на­ча­лись служ­бы. Счи­таю это крайне важ­ным, ведь каж­до­му пе­ри­о­ди­че­ски на­до притормозить в суете и по­ду­мать, что ты мо­жешь сде­лать для дру­гих, ко­му при­не­сёшь поль­зу. Рад, что у ме­ня есть та­кое ду­хов­ное обя­за­тель­ство. - В этом го­ду ис­пол­ни­лось и 35 лет ва­шей жиз­ни в Пе­тер­бур­ге. Ро­ман с го­ро­дом со­сто­ял­ся?

- На все 100. Хо­тя сна­ча­ла он ме­ня встре­тил нелас­ко­во: ком­му­нал­ки, ал­лер­гия на то­по­ли­ный пух... Я же по­сту­пил в ГИТИС, но в ито­ге судь­ба сло­жи­лась так, что при­е­хал в Ле­нин­град. Вы­шел из по­ез­да и сра­зу по­нял - моё. Влю­бил­ся в ули­цы и двор­цы с пер­во­го взгля­да, а во вре­мя учё­бы в Те­ат­раль­ном ин­сти­ту­те с та­ки­ми людь­ми по­зна­ко­мил­ся, что мож­но о каж­дом пи­сать ро­ман. Хо­тя в Моск­ву при­ез­жать люб­лю и ак­тив­но участ­вую в раз­лич­ных про­ек­тах. Да, там боль­ше пла­тят, но не в день­гах сча­стье. Я был во Фран­ции, Бель­гии, Ис­па­нии, Аме­ри­ке. Там мож­но по­ра­бо­тать год­два, но жить - ни­ко­гда. По­это­му, кро­ме Пе­тер­бур­га, се­го­дня дру­го­го го­ро­да не при­ем­лю. Ду­маю, что лю­бовь эта вза­им­на, уж очень мно­го сов­па­де­ний. Од­на­ж­ды чуть не со­брал­ся в сто­ли­цу. Алек­сандр Шир­виндт семь лет ме­ня звал в «Са­ти­ри­кон», я уже си­дел на че­мо­да­нах. И вдруг зво­нок - пред­ло­жи­ли воз­гла­вить зна­ме­ни­тый Те­атр эстрады Райкина. Се­го­дня мне ка­жет­ся, я этот эк­за­мен сдал. Те­атр стал дру­гим, лю­ди хо­дят, им нра­вит­ся. Для ар­ти­ста это са­мая боль­шая на­гра­да.

ОСТРОЕ СЛО­ВО, САТИРА СТРАШНОЕ ОРУ­ЖИЕ.

«Нра­вят­ся мне и на­ши нефор­маль­ные от­но­ше­ния».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.