«Я - ИЗ ДРУ­ГОЙ ЖИЗ­НИ»

Ири­на Розанова о си­ле ха­рак­те­ра и неуме­нии быть бо­га­той.

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - АНДЖЕЛИНА ДЖОЛИ ВМЕСТЕ С ДЕТЬМИ ПРОХОДИТ КУРС У ПС - Юлия ШИГАРЕВА

«РУС­СКИЕ ЖЕН­ЩИ­НЫ ВО ВСЕ ВЕ­КА НЕСЛИ НА СВО­ИХ ПЛЕ­ЧАХ И СЕ­МЬЮ, И СТРА­НУ», УВЕ­РЕ­НА АК­ТРИ­СА.

«БИЗ­НЕС - НЕ МОЁ!»

- Ири­на, у Ва­лен­ти­на Рас­пу­ти­на бы­ла од­на из по­след­них по­ве­стей - «Дочь Ива­на, мать Ива­на». Она о том, что в пе­ре­стро­еч­ные го­ды имен­но рус­ские жен­щи­ны спас­ли и се­мьи свои, и стра­ну от кра­ха.

- Без­услов­но, это так. И не толь­ко в 90-е. Обе мои ба­буш­ки жи­ли точ­но так же. Па­пи­на ма­ма оста­лась без му­жа - он про­пал без ве­сти на фрон­те - и од­на под­ни­ма­ла де­тей. У вто­рой ба­буш­ки, Ари­ши, муж, мой дед, до­шёл до Бер­ли­на. У них бы­ло ше­сте­ро де­тей. И этот че­ло­век, ко­то­рый прошёл всю вой­ну, в 40 лет вне­зап­но умер от ан­ги­ны. От ба­наль­ной ан­ги­ны! И эта про­стая жен­щи­на, ра­бо­тав­шая убор­щи­цей, смог­ла всем сво­им де­тям дать выс­шее об­ра­зо­ва­ние.

Так что рус­ская жен­щи­на на сво­их пле­чах се­мью нес­ла все­гда. Гос­подь или при­ро­да да­ли ей столь­ко сил, что­бы мог­ла вы­сто­ять, ка­кие бы бе­ды нас ни на­кры­ва­ли. Мо­жет, так про­яв­ля­ет­ся ма­те­рин­ский ин­стинкт, что в нас за­ло­жен.

- «Чел­ноч­ни­цы», в се­ри­а­ле про ко­то­рых вы иг­ра­е­те, ста­ли од­ним из сим­во­лов 90-х. А сре­ди ва­ших зна­ко­мых бы­ли те, кто бро­сил всё и по­ехал по фаб­ри­кам Поль­ши, Ки­тая, Тур­ции?

- Нет, сре­ди мо­их зна­ко­мых та­ких не бы­ло. Мой мир все­гда был ми­ром твор­че­ских лю­дей. Кто-то из них, воз­мож­но, и пы­тал­ся де­лать биз­нес, но в «чел­но­ки» не по­дал­ся.

- «Чел­нок» - это же ещё и ис­ку­ше­ние от­но­си­тель­но лёг­ки­ми день­га­ми. По­ехал, ку­пил, пе­ре­про­дал - вот те­бе и при­быль.

- Нет, не со­глас­на! Это нелёг­кий труд! Это толь­ко так ка­жет­ся - по­ехать, ку­пить… Там бы­ли свои за­ко­ны. И ты не был сам се­бе хо­зя­и­ном обя­за­тель­но дол­жен был де­лить­ся. Это осо­бый мир, тре­бу­ю­щий осо­бых уме­ний - взять ко­пей­ку и сде­лать из неё хо­тя бы две.

- А вы та­ким уме­ни­ем - сде­лать из од­ной ко­пей­ки две - об­ла­да­е­те?

- Нет! (Сме­ёт­ся.) Мой биз­нес за­кон­чил­ся ещё в ран­нем дет­стве. Ко­гда я учи­лась в му­зы­каль­ном учи­ли­ще, у ме­ня бы­ла по­дру­га, об­ла­да­тель­ни­ца ан­глий­ско­го пла­тья. Оно бы­ло по­тря­са­ю­щей кра­со­ты. Нам с по­дру­гой очень хо­те­лось по­ехать в Моск­ву, по­смот­реть спек­так­ли. Где до­стать день­ги? Ре­ши­ли мы это пла­тье про­дать. На­пом­ню: в те го­ды джин­сы на чёр­ном рын­ке сто­и­ли 120 руб. (что рав­ня­лось зар­пла­те, ко­то­рую мои ро­ди­те­ли по­лу­ча­ли в те­ат­ре). Я всё пы­та­лась её от­го­во­рить: «По­до­жди! Мо­жет, как-ни­будь по-дру­го­му на­ко­пим». Так мне не хо­те­лось, что­бы она его про­да­ва­ла. Мо­жет, по­то­му, что мы но­си­ли его по оче­ре­ди. (Сме­ёт­ся.) Но по­дру­га бы­ла непре­клон­на, и мы по­шли его про­да­вать…

В об­щем, про­да­ли мы его. Ни­ка­кой спе­ку­ля­ции там ни на грош не бы­ло - мы, неопыт­ные, про­да­ли его ров­но за те день­ги, за ко­то­рые по­ку­па­ли. Но на­ут­ро ко мне до­мой при­шёл ми­ли­ци­о­нер. Ма­ма моя в го­ро­де бы­ла че­ло­век очень из­вест­ный - ак­три­са, на­род­ная ар­тист­ка, по­чёт­ный граж­да­нин г. Ря­за­ни. Её зна­ли все! А ми­ли­ци­о­нер вы­го­ва­ри­ва­ет, что вот, мол, доч­ка ва­ша спе­ку­ли­ро­ва­ла… А доч­ка толь­ко ря­дом сто­я­ла, при­го­ва­ри­ва­ла: «Тань, мо­жет, не на­до про­да­вать? Тань, оно так те­бе идёт!..» Ма­ма то­гда вы­ска­за­ла всё, что ду­ма­ет обо мне... Так за­кон­чил­ся мой биз­нес.

ОПЫТ ВСЕ­ГДА БЛА­ГО

- Вы во­об­ще с день­га­ми лег­ко рас­ста­ё­тесь или на чёр­ный день от­кла­ды­ва­е­те? - Лег­ко! К со­жа­ле­нию. (Вз­ды­ха­ет.) По­то­му что день­ги - это та­кая суб­стан­ция… Они счёт лю­бят. А я

не очень счи­тать их умею. Так я вос­пи­та­на. В на­шей се­мье ни­ко­гда та­ко­го не бы­ло: да­вай­те тра­тить не бу­дем, эко­но­мить бу­дем… Я при­шла из то­го, со­вет­ско­го, вре­ме­ни, на­вер­ное… Хо­тя я все­гда по­ни­ма­ла, что день­ги важ­ны. И, ко­гда еха­ла по­сту­пать в Моск­ву, пре­крас­но со­зна­ва­ла, что это не Ря­зань, это со­всем дру­гая жизнь.

В об­щем, по­се­рьёз­нее к день­гам по­ра от­но­сить­ся. По­то­му что пен­сия… Со­сре­до­то­чить­ся на­до. (Сме­ёт­ся.)

- Сре­ди зна­ко­мых ва­ших «чел­но­ков» не бы­ло, са­ми вы не биз­нес­мен. А об­раз ва­шей Зои Вик­то­ров­ны в се­ри­а­ле как ле­пи­ли? Она же ведь не кто-ни­будь, а хо­зяй­ка рын­ка!

- Во­прос та­кой вы за­да­ли… Как об­раз ле­пит­ся… Ну как это объ­яс­нить! Это вре­мя - 90-е оно хо­тя бы неда­ле­ко от нас. А ко­гда я иг­ра­ла в се­ри­а­ле Борт­ко «Пётр Пер­вый. За­ве­ща­ние» Ека­те­ри­ну, су­пру­гу Пет­ра Пер­во­го? Как я её ле­пи­ла? Я же ни­ко­гда не бы­ла ца­ри­цей, я не ви­де­ла ту эпо­ху, что су­ще­ство­ва­ла за 300 лет до ме­ня. Как эту кух­ню ак­тёр­скую рас­ска­зать? Не знаю...

Се­ри­ал сни­мать мы при­е­ха­ли в Ро­стов, на ре­аль­ный ры­нок. Ни па­ви­льо­нов не вы­стра­и­ва­ли, не де­ко­ра­ций - во­круг нас тор­го­ва­ли обыч­ные лю­ди. И уже од­но это со­зда­ло нуж­ное на­стро­е­ние. В Москве та­ких рын­ков уже и не оста­лось, на­вер­ное, а тут - бух! - и, как на ма­шине вре­ме­ни, на­зад в про­шлое пе­ре­ме­сти­лись.

- К 90-м, к пе­ре­строй­ке в об­ще­стве очень неод­но­знач­ное от­но­ше­ние. Для од­них это был про­рыв, шаг в но­вую жизнь, для дру­гих - са­мое пло­хое, что толь­ко мог­ло слу­чить­ся со стра­ной. А у вас ка­кое к ним от­но­ше­ние? - На этот во­прос от­ве­тить как о сво­ей жиз­ни рас­ска­зать. Что она - счаст­ли­вое со­бы­тие или пе­чаль­ное? В жиз­ни же всё бы­ва­ет - и по­ло­жи­тель­ное, и от­ри­ца­тель­ное. И всё - к опы­ту. В ко­пил­ку. Вез­де есть свои плю­сы. И по­рой да­же че­рез тра­ге­дию, че­рез со­вер­ше­ние ка­ких­то глу­по­стей ты ста­но­вишь­ся мудрее.

ПО­РОЙ ТРА­ГЕ­ДИЯ ДЕ­ЛА­ЕТ ТЕ­БЯ МУДРЕЕ.

Фо­то Persona Stars

«Лю­бой опыт при­бав­ля­ет муд­ро­сти».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.