ОТВОЮЕМСЯ?

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ви­та­лий ЦЕПЛЯЕВ

- Заступ­люсь?! А за ме­ня за­сту­па­лись дру­гие пи­са­те­ли в пе­ре­строй­ку и 90-е, ко­гда ме­ня на­зы­ва­ли фа­ши­стом, два ра­за би­ли ме­ня ка­сте­та­ми? Да ка­ко­го чёр­та я бу­ду за­сту­пать­ся за сво­е­го идео­ло­ги­че­ско­го вра­га! По­ду­ма­ешь - чучело Сол­же­ни­цы­на. Я в своё вре­мя вме­сте со сто­рон­ни­ка­ми сжи­гал чучело Ев­ту­шен­ко сра­зу по­сле ГКЧП, ко­гда в пи­са­тель­ском со­ю­зе на­ча­лась ли­бе­раль­ная дик­та­ту­ра. Мы об­ли­ли это чучело ке­ро­си­ном и со­жгли - оно так ин­те­рес­но го­ре­ло… По­том я как-то встре­тил­ся с Ев­ту­шен­ко - ле­те­ли в од­ном са­мо­лё­те. Пи­ли ви­но, раз­го­ва­ри­ва­ли. В ка­кой-то мо­мент он спо­хва­тил­ся: по­до­жди, ты же сжёг моё чучело! Я го­во­рю: да, сжёг, но по­смот­ри - на те­бе нет ни од­но­го ожо­га… И мы спо­кой­но про­дол­жи­ли раз­го­вор.

КО­ГДА

Во­об­ще, пе­ре­строй­ка и 90-е - это бы­ла по­ра ума­ле­ния ве­ли­чия, по­ра раз­ру­ше­ния все­го са­мо­го зна­чи­тель­но­го в рус­ской ис­то­рии. И в эту по­ру, кста­ти, ста­ви­ли дру­гие па­мят­ни­ки. Ми­ха­ил Ше­мя­кин, на­при­мер, по­ста­вил в Пет­ро­пав­лов­ской кре­по­сти па­мят­ник Пет­ру - как аль­тер­на­ти­ву Мед­но­му всад­ни­ку. И ес­ли Пуш­кин вос­пе­вал, как Пётр «про­мчал­ся пред пол­ка­ми, мо­гущ и ра­до­стен, как бой», то у Ше­мя­ки­на Пётр - ка­кой-то оли­го­френ с кро­хот­ной го­ло­вой, со­вер­шен­но омер­зи­тель­ный

- Это нор­маль­но. Та­кая у нас ис­то­рия, всё в ней ме­ша­лось. И мно­го в ней бы­ло рубцов, пе­ре­ло­мов, мно­го рас­ко­лов - меж­ду ста­ро­об­ряд­ца­ми и ни­ко­ни­а­на­ми, меж­ду бе­лы­ми и крас­ны­ми, меж­ду ли­бе­ра­ла­ми и пат­ри­о­та­ми... Мы жи­вём в этом рас­ко­ле, по­про­буй вы­брать од­ну из сто­рон - дру­гая тут же за­во­пит от бо­ли и нена­ви­сти. По­это­му я бы оста­вил всё как есть…

Зна­е­те, что мог­ло бы всех при­ми­рить? Раз­ви­тие! Му­жи­ки, хва­тит вам пе­ре­име­но­вы­вать ули­цы, ис­кать ца­ре­убийц - да­вай­те-ка луч­ше вме­сте по­стро­им ра­ке­ту, ко­то­рая мо­жет на Марс уле­теть! И со­вер­шен­но неваж­но, на ка­кой ули­це бу­дет этот ра­кет­ный за­вод - на ули­це Се­ра­фи­ма Са­ров­ско­го или на ули­це Ко­ро­лё­ва. Раз­ви­тие всё и всех объединит, все си­лы рус­ской ис­то­рии долж­ны на него ра­бо­тать - а ина­че бу­дет грыз­ня на века.

«КО­ГДАТО Я САМ СЖЁГ ЧУЧЕЛО ЕВ­ТУ­ШЕН­КО».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.