КРА­СО­ТА В ПРАВ­ДЕ

Пре­зи­дент ГМИИ им. Пуш­ки­на Ири­на Антонова о на­деж­де и бур­жу­а­зии.

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - РОССИЙСКИЕ АРТИСТЫ ДАЛИ КОНЦЕРТ НА БАЗЕ «ХМЕЙМИМ» - Ири­на АНТОНОВА. Оль­га ШАБЛИНСКАЯ

«БЕЗУМНАЯ СТРАСТЬ К ОБОГАЩЕНИЮ МНЕ ПРЕТИТ», - ГО­ВО­РИТ ПРЕ­ЗИ­ДЕНТ ГМИИ ИМ. ПУШ­КИ­НА

О ЧЁМ МЕЧ­ТАТЬ?

- Зная, что вы - сто­рон­ни­ца со­ци­а­лиз­ма, я про­шту­ди­ро­ва­ла пе­ред ин­тер­вью тру­ды Ле­ни­на. Кто не ра­бо­та­ет, тот пусть не ест - вот прак­ти­че­ская за­по­ведь со­ци­а­лиз­ма. «Социализм по­мо­жет лю­дям об­на­ру­жить та­лан­ты, ко­то­рые ка­пи­та­лизм мял, да­вил, ду­шил ты­ся­ча­ми и мил­ли­о­на­ми». Социализм по­тер­пел фиа­ско. Так чем же он вас при­вле­ка­ет до сих пор?

- Социализм при­вле­ка­ет мно­гих, кста­ти го­во­ря. Я счи­таю, что социализм - это разумное огра­ни­че­ние че­ло­ве­ка в его по­треб­но­стях с обя­за­тель­ным предо­став­ле­ни­ем до­стой­ных форм жиз­ни, ма­те­ри­а­ли­за­ция его воз­мож­но­стей, хо­ро­шее об­ра­зо­ва­ние, ме­ди­ци­на. А что ещё нуж­но че­ло­ве­ку? Ко­неч­но, я социализм пред­став­ляю се­бе как бо­лее слож­ную си­сте­му. Не свер­хи­де­аль­ную. Про­сто, как го­во­рит­ся, ни­че­го луч­ше по­ка не при­ду­ма­но и не опро­бо­ва­но.

Мне ужас­но претит бур­жу­аз­ный стиль су­ще­ство­ва­ния, он мне про­ти­во­по­ка­зан про­сто. Лю­ди долж­ны жить до­стой­но, с до­стат­ком, но вся­кое пре­уве­ли­че­ние этой ма­те­ри­аль­ной сто­ро­ны - невер­но. Пом­ню, что на­ча­лось в 90-х го­дах… Ка­кая-то безумная страсть к обогащению. Од­на­ж­ды по те­ле­ви­зо­ру по­ка­зы­ва­ли квар­ти­ру че­ло­ве­ка, за­ни­мав­ше­го­ся ап­теч­ным де­лом. 45 ком­нат на дво­их с же­ной... Это же про­сто чу­до­вищ­но! Че­ло­век дол­жен се­бя огра­ни­чи­вать. Он не мо­жет съесть все блю­да, что есть на све­те, не мо­жет спать со все­ми кра­си­вы­ми жен­щи­на­ми, ко­то­рые ему нра­вят­ся.

А ещё в те же 90-е в од­ной ре­кла­ме по­ка­за­ли де­воч­ку ма­лень­кую, лет 10 или мень­ше… Она го­во­ри­ла: «А я хо­чу мил­ли­он!» Ей бы хо­теть ко­тён­ка, или пё­си­ка, или кра­си­вую кук­лу. А она хо­чет мил­ли­он. Ужас­но!

Мне несим­па­тич­ны бо­га­тые не из-за то­го, что у них так мно­го де­нег. Нет, мне претит их убеж­дён­ность в том, что им за­кон не пи­сан, что они до­стой­ны всех при­ви­ле­гий… Се­го­дня не­ко­то­рые ве­щи я аб­со­лют­но не при­ни­маю.

- Что имен­но, Ири­на Алек­сан­дров­на?

- С са­мо­го на­ча­ла я не при­ня­ла тот об­раз жиз­ни, ко­то­рый как бы пред­ло­жи­ла но­вая внед­рив­ша­я­ся си­сте­ма. Вот это раз­де­ле­ние лю­дей на бо­га­тых и бед­ных... Са­ма ор­га­ни­за­ция жиз­ни, я счи­таю, непра­виль­ная. На­при­мер, невоз­мож­но, что­бы нед­ра стра­ны - газ, нефть, лес, дру­гие при­род­ные бо­гат­ства - при­над­ле­жа­ли от­дель­ным лю­дям. Та­ко­го не мо­жет быть, в Рос­сии осо­бен­но! Так непра­виль­но, это долж­но быть из­ме­не­но.

Во­об­ще я очень го­рюю об из­ме­не­нии об­ра­за че­ло­ве­ка мо­ей стра­ны, всё мень­ше ви­жу це­лост­ных лю­дей. Очень мно­гие пе­ре­ста­ли друг с дру­гом го­во­рить, вы­ска­зы­вать свою по­зи­цию. Не по­то­му, что они сно­ва ста­ли на кух­нях раз­го­ва­ри­вать, нет. Но как-то сни­зил­ся, мне ка­жет­ся, по­тен­ци­ал лич­но­сти, по­блёк рос­сий­ский че­ло­век для ме­ня в сво­их вку­сах, ин­те­ре­сах, в том, что он лю­бит в ис­кус­стве и в жиз­ни.

Но есть и то, что все­ля­ет на­деж­ду. Сколь­ко бы в СМИ ни го­во­ри­ли: «Вот, мо­ло­дёжь без­гра­мот­ная, да­же не зна­ет, кто та­кой Ленин, кто у нас был по­след­ним ца­рём», - у нас очень мно­го ум­ных ре­бят, жаж­ду­щих зна­ний. Я их встре­ча­ла в жиз­ни, а не толь­ко на экране те­ле­ви­зо­ра, где из 10 ты­сяч вы­би­ра­ют 10 та­лант­ли­вых ребятишек.

Ме­ня вол­ну­ет бук­валь­но всё, что я чи­таю, смот­рю. Я небез­раз­лич­на... Жи­ву сво­ей стра­ной и не мо­гу по-дру­го­му. Что вы хо­ти­те, всё-та­ки мне 94 го­да са­ми по­ни­ма­е­те, ко­гда ро­ди­лась.

- И по­это­му о войне вы зна­е­те не по­на­слыш­ке - ра­бо­та­ли мед­сест­рой в гос­пи­та­лях в Ве­ли­кую Оте­че­ствен­ную. Но, по­хо­же, фа­шизм сно­ва стал под­ни­мать го­ло­ву в неко­то­рых стра­нах...

- Дол­гое вре­мя на­цизм был при­гвож­дён, как го­во­рит­ся, по пол­ной про­грам­ме. Но, к со­жа­ле­нию, мы ви­дим, что вспыхивают ка­кие-то оча­ги, и это опас­но. Я вот сей­час сде­ла­ла вы­став­ку, посвящённую Ан­дре Маль­ро - это очень круп­ный фран­цуз­ский пи­са­тель, куль­ту­ро­лог, ге­рой фран­цуз­ско­го Со­про­тив­ле­ния. Он во­е­вал в Ис­па­нии про­тив фа­ши­стов и Фран­ко. При­ни­мал уча­стие во Вто­рой ми­ро­вой войне. О та­ких лю­дях нуж­но знать - это был очень ду­ма­ю­щий че­ло­век. Нуж­но к те­ме фа­шиз­ма се­го­дня обя­за­тель­но при­вле­кать вни­ма­ние, нель­зя пус­кать де­ло на са­мо­тёк. Слиш­ком это яв­ле­ние опас­но.

ИРИ­НА АНТОНОВА.

ЦАРЬ ИЛИ?..

- Ири­на Алек­сан­дров­на, а ес­ли вер­нуть­ся к разговору о строе, при­ем­ле­мом для Рос­сии... Воз­мож­но ли в та­кой боль­шой стране ру­ко­во­ди­те­лю быть де­мо­кра­том и не «за­кру­чи­вать гай­ки»?

- Кто-то се­го­дня хо­чет ца­ря вы, на­вер­ное, слы­ша­ли все эти раз­го­во­ры о вос­ста­нов­ле­нии мо­нар­хии. Для ме­ня лич­но это безу­мие, но... Стра­на дей­стви­тель­но тре­бу­ет ка­кой-то кон­цен­тра­ции вла­сти. Невоз­мож­но от Ка­ли­нин­гра­да до Вла­ди­во­сто­ка охва­тить столь­ко гео­гра­фи­че­ских по­я­сов, ис­то­ри­че­ски сло­жив­ших­ся на­стро­е­ний. Я бы не хо­те­ла, что­бы стра­ну раз­де­ля­ли, рва­ли на ча­сти. На­вер­ное, дол­жен быть ка­кой-то пра­вя­щий ав­то­ри­тет­ный ор­ган. Но я го­во­рю как че­ло­век, ко­то­рый ни­ко­гда ни в ка­кой вла­сти не был, кро­ме вла­сти му­зея (улы­ба­ет­ся).

- А зна­е­те, что ме­ня удив­ля­ет? Как по-раз­но­му ста­ре­ют лю­ди. Кто-то с воз­рас­том ста­но­вит­ся да­же ин­те­рес­нее, а у ко­го-то в ста­ро­сти не ли­цо, а гри­ма­са.

- Вы зна­е­те, к ка­ко­му вы­во­ду я при­шла? Очень важ­но го­во­рить прав­ду... Взять Юрия Лю­би­мо­ва. Он сде­лал Та­ган­ку - театр уди­ви­тель­ной глу­би­ны, се­рьёз­но­сти. Там все­гда бы­ла прав­да. Я ви­де­ла Лю­би­мо­ва в по­след­ние го­ды его жиз­ни - он был пре­кра­сен… Уди­ви­тель­ной кра­со­ты го­ло­ва, ли­цо, осан­ка. И что ин­те­рес­но - он про­жил длин­ную жизнь, но ста­но­вил­ся всё бо­лее кра­си­вым с го­да­ми. Так слу­ча­ет­ся толь­ко с людь­ми, ко­то­рые про­жи­ли жизнь внут­ренне аб­со­лют­но прав­ди­во… Он был че­ло­век, ко­то­рый го­во­рил имен­но то, что ду­ма­ет. Лю­ди, ко­то­рые ла­ви­ру­ют, при­ки­ды­ва­ют­ся, ду­ма­ют: «Се­го­дня вы­год­но ска­зать так», со­всем по-дру­го­му ста­ре­ют. А прав­ди­вые с го­да­ми вы­зы­ва­ют ещё боль­шее вос­хи­ще­ние сво­ей кра­со­той. По­то­му что внеш­ность - это от­ра­же­ние ду­ши.

«ЖИ­ВУ СВО­ЕЙ СТРА­НОЙ И НЕ МО­ГУ ПОДРУ­ГО­МУ».

«Я ни­ко­гда во вла­сти не бы­ла, кро­ме вла­сти му­зея».

Фо­то Алек­сандра КУРОВА/ТАСС

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.