«БЕ­ЛЫЕ ПЯТ­НА» БЛОКАДЫ

Исто­ри­ки про­дол­жа­ют от­кры­вать её не­из­вест­ные стра­ни­цы.

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Ни­ки­та ЛОМАГИН. Еле­на ДАНИЛЕВИЧ

27 ЯН­ВА­РЯ - ДЕНЬ ПОЛ­НО­ГО ОСВОБОЖДЕНИЯ ЛЕНИНГРАДА ОТ ФАШИСТСКОЙ БЛОКАДЫ. ПРО­ШЛО 73 ГО­ДА, ОД­НА­КО ДО СИХ ПОР ЭТОТ ПЕ­РИ­ОД В ИС­ТО­РИИ СЕ­ВЕР­НОЙ СТО­ЛИ­ЦЫ ВО МНО­ГОМ ОСТА­ЁТ­СЯ ЗА­КРЫ­ТЫМ.

О ГОЛОДЕ НЕ ДУ­МА­ЛИ

- Бло­ка­да - са­мая дли­тель­ная и жерт­вен­ная бит­ва Вто­рой ми­ро­вой, - счи­та­ет Ни­ки­та ЛОМАГИН, ис­то­рик, свы­ше 30 лет изу­ча­ю­щий «бе­лые пят­на» оса­ды. - Со­про­тив­ле­ние за­щит­ни­ков го­ро­да име­ло клю­че­вое зна­че­ние для стра­ны. Оно от­вле­ка­ло про­тив­ни­ка от Бал­тий­ско­го фло­та, по­мо­га­ло со­хра­нить кон­троль над Мур­ман­ской же­лез­ной до­ро­гой, ско­ва­ло мно­го­ты­сяч­ную груп­пу ар­мий «Се­вер» вер­мах­та. Мож­но толь­ко га­дать, что про­изо­шло, ес­ли бы эта сила дви­ну­лась на Моск­ву… Но це­на, ко­то­рую при­ш­лось заплатить, чрез­вы­чай­но вы­со­ка. Толь­ко граж­дан­ско­го на­се­ле­ния по­гиб­ло бо­лее 800 ты­сяч че­ло­век.

- Ва­ша док­тор­ская по­свя­ще­на в том чис­ле «нега­тив­ным» на­стро­е­ни­ям ле­нин­град­цев в пе­ри­од вой­ны. Од­на­ко об этом ни то­гда, ни сей­час го­во­рить не при­ня­то. Откуда же све­де­ния?

- Из мно­го­чис­лен­ных офи­ци­аль­ных до­ку­мен­тов, днев­ни­ков, ар­хи­вов. Они под­твер­жда­ют: ре­аль­ное по­ло­же­ние дел то­гда ма­ло кто пред­ви­дел. В ав­гу­сте 1941-го, на­при­мер, в го­род при­е­ха­ла боль­шая ко­мис­сия Го­су­дар­ствен­но­го ко­ми­те­та обо­ро­ны. Цель - со­здать за­пас про­до­воль­ствия на три ме­ся­ца. То, что Ле­нин­град ока­жет­ся в коль­це уже по­чти че­рез неде­лю, ни­кто да­же не пред­став­лял. Не мог­ли при­нять и чёт­ко­го ре­ше­ния по эва­ку­а­ции. Ди­рек­то­рам Ки­ров­ско­го, Ижор­ско­го за­во­дов несколь­ко раз при­хо­ди­ли рас­по­ря­же­ния: эва­ку­и­ро­вать­ся, от­ста­вить, за­тем сно­ва эва­ку­и­ро­вать­ся. А это зна­чит - де­мон­ти­ро­вать стан­ки и обо­ру­до­ва­ние, по­гру­зить, вы­гру­зить и т. д. Всё в усло­ви­ях вой­ны!

Или возь­ми­те транс­порт. Сек­ре­тарь гор­ко­ма Лы­сен­ко, от­ве­чав­ший за эту от­расль, в фев­ра­ле 1942-го за­стре­лил­ся, по­то­му что ви­дел: по­став­ки про­до­воль­ствия, бо­е­при­па­сов сры­ва­ют­ся, и он бес­си­лен что-ли­бо сде­лать… При­бавь­те ин­фор­ма­ци­он­ный ва­ку­ум. Ост­ро­умо­ваЛе­бе­де­ва пи­са­ла: «Все зна­ют, что про­ис­хо­дит с Ле­нин­гра­дом. Нем­цы от сво­их шпи­о­нов, ан­гли­чане, аме­ри­кан­цы от сво­их. И толь­ко мы, жи­те­ли, ни­че­го не зна­ем».

- Тем не ме­нее лю­ди ве­ли се­бя ге­ро­и­че­ски...

- Моя ба­буш­ка пе­ре­жи­ла са­мую су­ро­вую первую зи­му. Вы­жить и со­хра­нить тро­их де­тей уда­лось бла­го­да­ря ра­бо­чей кар­точ­ке и по­мо­щи род­ствен­ни­цы в Ут­ки­ной за­во­ди, у ко­то­рой чу­дом оста­лось немно­го ка­пу­сты и му­ки. Ба­буш­ка пеш­ком хо­ди­ла к ней с Ва­си­льев­ско­го ост­ро­ва, по­чти 20 км ту­да и об­рат­но. Дед по­шёл в опол­че­ние и по­гиб в сен­тяб­ре, в бою. И так по­чти в каж­дой се­мье. Но жизнь в го­ро­де не оста­нав­ли­ва­лась. По­да­ва­лись, на­при­мер, ра­ци­о­на­ли­за­тор­ские пред­ло­же­ния, при­чём очень се­рьёз­ные. В Ин­сти­ту­те фи­зио­ло­гии им. Пав­ло­ва про­дол­жа­лись опы­ты по из­го­тов­ле­нию за­ме­ни­те­лей кро­ви. Не оста­нав­ли­ва­ло ве­ща­ние ра­дио, шли спек­так­ли и в Те­ат­ре муз­ко­ме­дии. Од­на­ко из­вест­но, что его ру­ко­во­ди­тель несколь­ко раз пы­тал­ся вы­яс­нить, почему их не эва­ку­и­ру­ют. В гор­ко­ме ему от­ве­ти­ли, что ар­ти­стам ока­за­но вы­со­кое до­ве­рие - поднимать на­стро­е­ние ле­нин­град­цам.

ОБВЕСЫ И ОБСЧЁТЫ

- Но са­мой тя­жё­лой бы­ла пыт­ка го­ло­дом…

- Меж­ду тем за­па­сы в го­ро­де име­лись. В спе­ци­аль­ных хо­ло­диль­ни­ках до вес­ны 1942 го­да на­хо­ди­лось 4 ты­ся­чи тонн суб­про­дук­тов, пред­на­зна­чен­ных до вой­ны на экс­порт. И толь­ко ко­гда ста­ло оче­вид­но, что сро­ки год­но­сти за­кан­чи­ва­ют­ся, их от­да­ли на­се­ле­нию. За­во­зи­лось про­до­воль­ствие и в жут­ком де­каб­ре 1941-го, но его рас­пре­де­ле­ние, хра­не­ние и учёт вы­зы­ва­ют мно­же­ство во­про­сов. Так, со­хра­ни­лись об­ра­ще­ния с прось­бой про­ве­сти по­вер­ку ве­сов на про­до­воль­ствен­ных ба­зах, по­то­му что две тре­ти ве­сов её не про­хо­ди­ли… и появлялась воз­мож­ность для во­ров­ства, об­ве­сов, об­счё­тов. Не слу­чай­но на чёр­ном рын­ке хлеб был все­гда…

- А прав­да, что за «125 бло­кад­ных грамм с ог­нём и кро­вью по­по­лам» на­до бы­ло ещё и заплатить день­ги?

- Прав­да. Ра­бо­чим на за­во­дах вы­да­ва­ли зар­пла­ту и кар­точ­ки. Лю­ди но­ча­ми сто­я­ли в оче­ре­дях, что­бы по­лу­чить хлеб. Тра­ге­дия за­клю­ча­лась в том, что так на­зы­ва­е­мым ижди­вен­цам по­ла­гал­ся са­мый ма­лень­кий па­ёк. Счи­та­лось, их долж­ны кор­мить те, кто тру­дит­ся. Этим во мно­гом объ­яс­ня­ют­ся ко­лос­саль­ные жерт­вы, преж­де все­го сре­ди под­рост­ков и ста­ри­ков. Се­го­дня до­ступ­ны и сот­ни пи­сем, где ле­нин­град­ские жен­щи­ны спра­ши­ва­ют: «Почему мы по­лу­ча­ем су­ще­ствен­но мень­ше? Ведь мы от­да­ли фрон­ту са­мое до­ро­гое - сы­но­вей, му­жей, отцов. И ижди­вен­ца­ми ста­ли не по сво­ей во­ле. Дай­те нам ра­бо­ту!». С руб­ля­ми то­же слу­ча­лись пе­ре­бои. Зи­мой 1942 го­да из-за несо­гла­со­ван­но­сти день­ги не за­вез­ли, и лю­ди не мог­ли по­лу­чить зар­пла­ту и вы­ку­пить хлеб. Толь­ко в 2014-м рас­сек­ре­ти­ли до­ку­мен­ты, где ру­ко­во­ди­те­ли го­ро­да и Гос­бан­ка вы­яс­ня­ют, почему в Ле­нин­гра­де нет де­нег. Для мно­гих это зна­чи­ло вер­ную смерть.

ГАСТРОНОМ № 1

- Не хо­чет­ся ду­мать, что в Смоль­ном в это вре­мя ели пи­рож­ные, как утвер­жда­ют неко­то­рые ис­сле­до­ва­те­ли. - Да­вай­те на­чи­сто­ту: мо­жет го­лод­ная власть эф­фек­тив­но ре­шать слож­ные за­да­чи? На мой взгляд, нет. Бы­ли ли в обес­пе­че­нии Жда­но­ва, пар­тий­ной вер­хуш­ки из­ли­ше­ства? То­же нет. Есть ма­те­ри­а­лы бю­ро гор­ко­ма по «пре­се­че­нию по­пы­ток спе­ку­ля­ции про­до­воль­стви­ем», к ко­то­рым име­ли до­ступ со­труд­ни­ки Смоль­но­го. Та­ких без­жа­лост­но вы­го­ня­ли из пар­тии и судили. Ко­неч­но, иерар­хия по­треб­ле­ния со­хра­ня­лась. Но­мен­кла­ту­ра по­лу­ча­ла ли­тер­ное ЗА 125 БЛО­КАД­НЫХ ГРАММ НУЖ­НО БЫ­ЛО ЕЩЁ И ЗАПЛАТИТЬ. пи­та­ние, ра­бо­та­ли и спец­рас­пре­де­ли­те­ли. Один из них на­хо­дил­ся в Ели­се­ев­ском га­стро­но­ме. В до­ку­мен­тах Про­до­воль­ствен­ной ко­мис­сии Во­ен­но­го со­ве­та Лен­фрон­та он име­но­вал­ся «Гастроном», ино­гда «Гастроном № 1». К спец­ма­га­зи­ну при­креп­ля­лись круп­ные учё­ные, де­я­те­ли ис­кус­ства и чле­ны их се­мей. Но эти лю­ди, по­вто­рю, не жи­ро­ва­ли.

В це­лом же ру­ко­во­ди­те­ли го­ро­да бы­ли до­ста­точ­но со­вест­ли­вы­ми. Тот же Алек­сей Куз­не­цов, сек­ре­тарь гор­ко­ма и член Во­ен­но­го со­ве­та, не раз по­вто­рял сво­им под­чи­нён­ным: «Вы в теп­ле, на­корм­ле­ны и долж­ны ду­мать о лю­дях. Ра­бо­тать 24 ча­са, ор­га­ни­зо­вы­вать дви- же­ние транс­пор­та, за­бо­тить­ся о де­тях, бо­роть­ся с во­ров­ством». Кста­ти, ко­гда в 1949-м бы­ло сфаб­ри­ко­ва­но «Ле­нин­град­ское дело», пар­тий­ным ли­де­рам что толь­ко не вме­ня­ли. А вот пре­тен­зий к бло­кад­но­му вре­ме­ни не бы­ло. Это под­твер­жда­ет аб­сурд­ность об­ви­не­ний в из­ли­ше­ствах.

- Тема блокады очень ин­те­ре­су­ет и За­пад. Все мы пом­ним, ка­кой ре­зо­нанс вы­зва­ло вы­ступ­ле­ние Да­ни­и­ла Гра­ни­на в Бун­дес­та­ге, а в эти дни в США вы­хо­дит кни­га «Вой­на внут­ри. Днев­ни­ки бло­кад­но­го Ленинграда»... - Я лич­но знаю её ав­то­ра - про­фес­со­ра Алек­сис Пе­ри. Она вдум­чи­вый, про­фес­си­о­наль­ный ис­то­рик. Пре­крас­но вла­де­ет рус­ским, шесть лет ра­бо­та­ла в Пе­тер­бур­ге, мно­го об­ща­лась с бло­кад­ни­ка­ми. Сей­час в Ве­ли­ко­бри­та­нии впер­вые про­хо­дит выставка ри­сун­ков, сде­лан­ных в оса­ждён­ном го­ро­де. Её де­ви­зом яв­ля­ют­ся сло­ва: «Пусть эта выставка бу­дет предо­сте­ре­же­ни­ем со­вре­мен­ни­кам, на­сколь­ко опас­на вой­на для су­ще­ство­ва­ния че­ло­ве­че­ства». И здесь, мне ка­жет­ся, нам са­мим на­до сде­лать опре­де­лён­ные вы­во­ды. Как, на­при­мер, по­лу­чи­лось, что ряд ма­те­ри­а­лов, доступных в 1990-е, сей­час сно­ва засекретили? Кто-то бо­ит­ся, что до­ку­мен­ты ска­жут прав­ду? Но силь­ное общество мо­жет с до­сто­ин­ством и по­ка­я­ни­ем пре­одо­леть стра­хи про­шло­го, про­ве­сти ра­бо­ту над ошиб­ка­ми. А вот недо­ста­точ­но зре­лое ста­ра­ет­ся ли­бо за­мал­чи­вать про­бле­мы, ли­бо утвер­ждать, что они под­ни­ма­ют­ся недоб­ро­же­ла­те­ля­ми. Жи­те­ли бло­кад­но­го Ленинграда все­му ми­ру по­ка­за­ли, как в тя­жё­лых, страш­ных усло­ви­ях мож­но оста­вать­ся людь­ми. И за­мал­чи­вать что-то недо­стой­но их па­мя­ти. Се­го­дня на­до сде­лать всё, что­бы на кар­те блокады «бе­лых пя­тен» оста­ва­лось как мож­но мень­ше.

РЯД МА­ТЕ­РИ­А­ЛОВ, ДОСТУПНЫХ В 1990­Е, ЗАСЕКРЕТИЛИ.

Об­мен про­дук­та­ми на рын­ке. Фо­то Г. ЧЕРТОВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.