ОТ ТАН­ЦА ДО ТРИЛЛЕРА

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ВОПРОС-ОТВЕТ - А. С. ТУРЧЕНКО ­ ге­не­раль­ный ди­рек­тор А. С. КЛИМЕНКО ­ глав­ный ре­дак­тор Еле­на ПЕТ­РО­ВА

В ПЕ­ТЕР­БУР­ГЕ СО­СТО­Я­ЛАСЬ ПРЕ­МЬЕ­РА ТАНЦЕВАЛЬНОГО ШОУ «ЛЮ­БОВЬ СКВОЗЬ ВРЕ­МЯ». ЭТО ПОСТАНОВКА ДЛЯ СЕ­МЕЙ­НО­ГО ПРО­СМОТ­РА, И БОЛЬ­ШИН­СТВО УЧАСТ­НИ­КОВ - ДЕ­ТИ ИЗ ТАНЦЕВАЛЬНОЙ АРТ-СТУ­ДИИ «ФЛОРА». НУ А В ОД­НОЙ ИЗ ДРАМАТИЧЕСКИХ РОЛЕЙ - АН­ДРЕЙ НОСКОВ.

- Ан­дрей, спек­такль дет­ский, а но­сит вполне взрос­лое на­зва­ние «Лю­бовь сквозь вре­мя»...

- А почему вы счи­та­е­те, что лю­бовь - это толь­ко для взрос­лых? Мы как раз и за­да­ём­ся во­про­сом, что же это за чув­ство? И вы­ра­жа­ем его че­рез пла­сти­ку.

- А есть ли те­мы, ко­то­рых не дол­жен ка­сать­ся те­атр?

- У ме­ня та­кой кри­те­рий: ес­ли бы со мной си­дел мой ребёнок, и мне бы­ло бы стыд­но с ним смот­реть на сце­ну, то от та­ко­го спек­так­ля луч­ше от­ка­зать­ся. К со­жа­ле­нию, со­вре­мен­ный те­атр пе­ре­хо­дит ко всё бо­лее агрес­сив­ным спо­со­бам по­да­чи, но на­де­юсь, что эта вол­на уй­дёт, по­то­му что ис­кать от­тен­ки пре­крас­но­го го­раз­до ин­те­рес­нее и слож­нее, чем ко­пать­ся в гря­зи, вы­плёс­ки­вать пош­лость, при­кры­ва­ясь «но­вы­ми фор­ма­ми». Это­го и в те­ле­ви­зо­ре до­ста­точ­но.

- По-мо­е­му, вы пред­став­ля­е­те со­бой уни­каль­ную фи­гу­ру в куль­ту­ре Пе­тер­бур­га: ар­тист, ре­жис­сёр, про­дю­сер. А ведь в своё вре­мя ухо­ди­ли из БДТ «в ни­ку­да»?

- Это ме­ня от­ту­да «ухо­ди­ли»: мы не на­шли общего язы­ка с ху­до­же­ствен­ным ру­ко­во­ди­те­лем Те­му­ром Чхе­ид­зе. Мне бы­ло боль­но, и до сих пор ску­чаю по ста­ци­о­нар­но­му те­ат­ру. Недав­но я по­ста­вил в Те­ат­ре ко­ме­дии спек­такль «Крем, джем & бу­ги­ву­ги». Это бы­ло сча­стье! - За ва­ши­ми пле­ча­ми боль­ше двух де­сят­ков ки­но­ра­бот. Как на­хо­ди­те вре­мя ещё и для съё­мок? - По­след­ние три го­да я «за­ко­пал­ся» в те­ат­ре, по­это­му да­же от­ка­зы­вал­ся от неко­то­рых проектов. Но вот в кон­це про­шло­го го­да уда­лось снять­ся. Ра­бо­чее на­зва­ние фильма «Как встре­тить празд­ник не по-дет­ски». Это и ко­ме­дия, и трил­лер всё вме­сте. Ино­гда мне ка­жет­ся, что в иг­ро­вом ки­но у нас са­мое глав­ное до­сти­же­ние - ни­че­го не иг­рать. Вот ви­жу по те­ле­ви­зо­ру реклам­ный ро­лик но­во­го фильма: де­сять кад­ров, а у ар­ти­ста од­но выражение ли­ца. Мо­жет, эта за­да­ча по­став­ле­на ре­жис­сё­ром - че­рез весь фильм про­не­сти од­но ли­цо? Но я всё­та­ки за ки­но, в ко­то­ром ге­рой ме­ня­ет­ся от на­ча­ла к фи­на­лу, ме­ня так учи­ли, мне это ка­жет­ся ин­те­рес­ным.

Да и в те­ат­ре про­ис­хо­дят по­доб­ные про­цес­сы. Воз­мож­но, че­рез два-три по­ко­ле­ния об иг­ро­вом, пси­хо­ло­ги­че­ском те­ат­ре, ко­то­рый я про­па­ган­ди­рую, уже невоз­мож­но бу­дет по­го­во­рить с мо­ло­ды­ми ар­ти­ста­ми. Они да­же не пой­мут, как это сыг­рать - уви­деть Джу­льет­ту и влю­бить­ся. Мо­ло­дые ре­жис­сё­ры или не хо­тят, или не уме­ют ра­бо­тать с ар­ти­ста­ми. Бо­юсь, мы те­ря­ем мно­гие важ­ные ве­щи. Как пошутил на од­ном ка­пуст­ни­ке Юр­ский: «Ак­тёр в те­ат­ре боль­ше ро­ли не иг­ра­ет».

«Я за ки­но, в ко­то­ром ге­рой ме­ня­ет­ся от на- ча­ла к фи­на­лу».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.