ЛЮ­БОВЬ ДО ПОД­НЕ­БЕС­НОЙ

Свои чув­ства они про­нес­ли че­рез го­ды и рас­сто­я­ния.

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - САНКТ-ПЕТЕРБУРГ СУДЬБЫ - Свет­ла­на МЕЛИКЬЯНЦ Еле­на ДАНИЛЕВИЧ

В ЭТИ ДНИ ОТ­МЕ­ЧА­ЮТ КИ­ТАЙ­СКИЙ НО­ВЫЙ ГОД. А В САНК­ТПЕ­ТЕР­БУР­ГЕ ЖИ­ВЁТ СЕ­МЬЯ, ГДЕ ЭТОТ ПРАЗД­НИК ВОС­ПРИ­НИ­МА­ЕТ­СЯ СО­ВЕР­ШЕН­НО ПООСОБОМУ. ПО ИРОНИИ СУДЬ­БЫ РОД­НЫЕ ЛЮ­ДИ ПО­ЧТИ 60 ЛЕТ ПРО­ВЕ­ЛИ ВДА­ЛИ ДРУГ ОТ ДРУ­ГА: СЫН - В ПЕ­ТЕР­БУР­ГЕ, РО­ДИ­ТЕ­ЛИ - В КИ­ТАЕ.

ВЛЮБ­ЛЁН­НЫЙ РЕ­ВО­ЛЮ­ЦИ­О­НЕР

Всё на­ча­лось 1 ок­тяб­ря да­лё­ко­го 1955-го. В этот день в Ле­нин­гра­де со­сто­ял­ся ве­чер, посвящённый оче­ред­ной го­дов­щине до­го­во­ра о друж­бе меж­ду Ки­та­ем и Со­вет­ским Со­ю­зом. От­но­ше­ни­ям меж­ду дву­мя стра­на­ми то­гда при­да­ва­ли боль­шое зна­че­ние, по­это­му бал про­хо­дил в рос­кош­ном Таври­че­ском двор­це, ку­да при­гла­си­ли так­же луч­ших студентов. Сре­ди них бы­ла и 24-лет­няя Люд­ми­ла Ба­бас­ки­на, ко­рен­ная ле­нин­град­ка, бу­ду­щий врач. На­ча­лись тан­цы, к де­вуш­ке по­до­шёл ин­те­рес­ный мо­ло­дой че­ло­век. Она от­ме­ти­ла его необыч­ную внеш­ность: ки­та­ец, но вы­со­кий, с вью­щи­ми­ся во­ло­са­ми, сим­па­тич­ный. И вдруг он… сво­бод­но за­го­во­рил по-рус­ски.

- Вы­яс­ни­лось, что Го Нин - вы­пуск­ник Ин­сти­ту­та же­лез­но­до­рож­но­го транс­пор­та, - вспо­ми­на­ет ис­то­рию се­мьи их сын, Алек­сей Го. - В на­шу стра­ну его при­сла­ли, что­бы на­учил­ся вос­ста­нав­ли­вать же­лез­ные до­ро­ги и мо­сты, в чём так нуж­да­лась на­род­ная рес­пуб­ли­ка. Он уже по­лу­чил ди­плом и со­би­рал­ся воз­вра­щать­ся, од­на­ко встре­ча с ма­мой, в ко­то­рую влюбился с пер­во­го взгля­да, всё пе­ре­вер­ну­ла. Вме­сте они про­ве­ли це­лый ве­чер и до­го­во­ри­лись встре­тить­ся ещё. То­гда ма­ма и не до­га­ды­ва­лась, что её спут­ник, не­смот­ря на ев­ро­пей­ские ма­не­ры и ин­тел­ли­гент­ный вид, на­сто­я­щий ре­во­лю­ци­о­нер. И да­же имя, ко­то­рым он

Ро­дил­ся Го Нин в знат­ной се­мье. Его ма­ма бы­ла та­лант­ли­вым ху­дож­ни­ком, чьи кар­ти­ны, кста­ти, при­об­рёл и Эр­ми­таж. Отец - вы­со­ко­по­став­лен­ный во­ен­ный, по­лу­чив­ший об­ра­зо­ва­ние в Япо­нии и Ан­глии. При­чём в Ко­ро­лев­ском мор­ском кор­пу­се в Дарт­му­те он учил­ся вме­сте с бу­ду­щим ко­ро­лём Ве­ли­ко­бри­та­нии Эду­ар­дом VIII, ко­то­рый на весь мир про­сла­вил­ся тем, что от­рёк­ся от ко­ро­ны ра­ди же­нить­бы на лю­би­мой. Ка­за­лось бы, на­след­ник бо­га­то­го ро­да про­дол­жит укреп­лять се­мей­ные ка­пи­та­лы. Од­на­ко ещё в шко­ле, а за­тем уже сту­ден­том Щи Кан - так на са­мом де­ле зва­ли пар­ня - ор­га­ни­зу­ет де­мон­стра­ции про­тив ре­жи­ма, участ­ву­ет в со­ци­а­ли­сти­че­ской ре­во­лю­ции. За про­те­сты про­тив вла­сти смель­ча­ку гро­зил рас­стрел, и ему по­со­ве­то­ва­ли сме­нить имя. Так по­явил­ся Го Нин, что в пе­ре­во­де зна­чит «мир­ное ко­пьё». Впо­след­ствии этот псев­до­ним за­кре­пил­ся за ним навсегда.

КОМ­НА­ТА С ЛЕДЯНЫМ ПО­ЛОМ

Впро­чем, красавица ле­нин­град­ка в эти по­дроб­но­сти то­гда не вни­ка­ла. Они про­сто лю­би­ли друг дру­га и хо­те­ли быть вме­сте. Ма­ма Люд­ми­лы, во­пре­ки тра­ди­ци­ям то­го вре­ме­ни, то­же про­яви­ла муд­рость и не пре­пят­ство­ва­ла их сча­стью. Впо­след­ствии она при­зна­ва­лась: бо­я­лась - вдруг по­том судь­ба у до­че­ри не сло­жит­ся и та бу­дет во всём ви­нить мать. Уда­ча улыб­ну­лась им и в даль­ней­шем. Го Ни­ну в Ки­тае неожи­дан­но быст­ро да­ли раз­ре­ше­ние на про­дол­же­ние учё­бы в ас­пи­ран

ту­ре ЛИИЖТа. А в СССР, как буд­то спе­ци­аль­но для них, в 1957-м от­ме­ни­ли за­прет на брак с ино­стран­ца­ми, до это­го раз­бив­ший не од­ну судь­бу. Так что Люд­ми­ла Ба­бас­ки­на и Го Нин ста­ли в Со­вет­ском Со­ю­зе од­ной из пер­вых пар, за­ре­ги­стри­ро­вав­ших сме­шан­ную се­мью. На сту­ден­че­ской сва­дьбе гу­ля­ли боль­ше 40 че­ло­век - пол­ный ин­тер­на­ци­о­нал. А ещё че­рез год, в 1958-м, ро­дил­ся сын. По­хо­жий на от­ца, но го­лу­бо­гла­зый и свет­лень­кий, как мать.

- А вот даль­ше на­ча­лись труд­но­сти, - про­дол­жа­ет рас­сказ Алек­сей Го. - Учё­ба за­кон­чи­лась, и от­ца жда­ли на ро­дине - на­до бы­ло стро­ить но­вую жизнь. Впро­чем, для него, идей­но­го ком­му­ни­ста, дру­го­го ва­ри­ан­та про­сто не су­ще­ство­ва­ло. Да­же на­ко­пив­шу­ю­ся за несколь­ко лет боль­шую зар­пла­ту, ко­то­рая ему по­ла­га­лась в Ки­тае на вре­мя учё­бы, он от­дал в фонд раз­ви­тия стра­ны. Ма­ма то­же без ко­ле­ба­ний бы­ла го­то­ва от­пра­вить­ся с ним в незна­ко­мую стра­ну. А вот ме­ня, 10-ме­сяч­но­го, на се­мей­ном со­ве­те ре­ши­ли оста­вить на по­пе­че­ние ба­буш­ки и её сест­ры. Ду­ма­ли, что обу­стро­ят­ся и сра­зу же ме­ня за­бе­рут. Од­на­ко раз­лу­ка рас­тя­ну­лась на дол­гие го­ды.

В 1959 го­ду в Ки­тае на­сту­пи­ли тя­жё­лые вре­ме­на. Без­рас­суд­ные эко­но­ми­че­ские экс­пе­ри­мен­ты «ве­ли­ко­го корм­че­го» Мао до­ро­го обо­шлись стране. На­ча­лись пе­ре­бои с про­до­воль­стви­ем, бы­ли вве­де­ны кар­точ­ки. Го Нин очень пе­ре­жи­вал, что увёз же­ну из бла­го­по­луч­но­го Ле­нин­гра­да в го­лод­ный Пе­кин. А она его успо­ка­и­ва­ла. Мол, вы­жи­ла в са­мую страш­ную первую бло­кад­ную зи­му, под бом­бёж­ка­ми эва­ку­и­ро­ва­лась по До­ро­ге жиз­ни, с ма­мой пеш­ком про­шла пол-Ев­ро­пы в со­ста­ве эва­ко­гос­пи­та­ля, так что те­перь ни­че­го не бо­ит­ся.

К то­му же ей уда­лось най­ти ра­бо­ту в кли­ни­ке Крас­но­го Кре­ста для ино­стран­цев, что ста­ло на­сто­я­щей уда­чей. Там мож­но бы­ло неп­ло­хо пи­тать­ся и да­же кое-что при­но­сить до­мой му­жу. Прав­да, то­ва­ри­ща Го со­рат­ни­ки по пар­тии за это кри­ти­ко­ва­ли. Стра­да­ли и от хо­ло­да. Зи­мой в об­ще­жи­тии, ку­да их по­се­ли­ли, еле то­пи­ли, в тру­бах за­мер­за­ла во­да, и це­мент­ный пол в ком­на­те ка­зал­ся ледяным. При­вез­ти ма­лы­ша в та­кие усло­вия она не мог­ла.

В СТРАХЕ ЗА МУ­ЖА

Семь лет Люд­ми­ла Афа­на­сьев­на раз­ры­ва­лась меж­ду Пе­ки­ном и Ле­нин­гра­дом. Все­ми прав­да­ми и неправ­да­ми по­лу­ча­ла раз­ре­ше­ния, что­бы при пер­вой воз­мож­но­сти при­е­хать и уви­деть сы­на. По­след­ний пе­ре­рыв был в два го­да. В 1966-м она уже окон­ча­тель­но ре­ши­ла за­брать Алё­шу, как в Ки­тае гря­ну­ла «куль­тур­ная ре­во­лю­ция», ко­то­рую ис­то­ри­ки на­зо­вут «де­ся­ти­ле­ти­ем ха­о­са и стра­да­ний». Ро­ди­те­лей Го Нина, вла­дев­ших в Шан­хае особ­ня­ком, уплот­ни­ли, под­се­лив про­ле­тар­ские се­мьи, а его са­мо­го за обу­че­ние в на­шей стране и же­ну-ино­стран­ку от­пра­ви­ли на че­ты­ре го­да в да­лё­кую де­рев­ню для «тру­до­во­го пе­ре­вос­пи­та­ния». Это на­зы­ва­лось «идео­ло­ги­че­ская про­ра­бот­ка»…

- До­мой отец вер­нул­ся обес­си­лен­ный, боль­ной ге­па­ти­том, - го­во­рит Алек­сей Го. - Ма­ма, ко­то­рая бы­ла граж­дан­кой СССР, мог­ла уехать в Ле­нин­град, ни­кто это­му не пре­пят­ство­вал. Прав­да, тре­бо­ва­лось раз­ве­стись с му­жем. Но как ни бо­ле­ло серд­це за род­ных, она при­ня­ла един­ствен­но пра­виль­ное для се­бя ре­ше­ние - остать­ся с лю­би­мым че­ло­ве­ком.

Ки­тай­ские род­ствен­ни­ки к рус­ской невест­ке то­же от­но­си­лись теп­ло, вся­че­ски под­дер­жи­ва­ли. За про­фес­си­о­на­лизм и че­ло­веч­ность очень ува­жа­ли её и па­ци­ен­ты. Се­го­дня в Ки­тае эта хруп­кая му­же­ствен­ная жен­щи­на, всю жизнь по­свя­тив­шая ле­че­нию боль­ных, из­вест­на под име­нем Ба Иш­эн. Пер­вые две бук­вы - на­ча­ло её фа­ми­лии Ба­бас­ки­на, а иш­эн по-ки­тай­ски зна­чит врач.

Уви­деть­ся мать и сын смог­ли лишь че­рез 17 лет. Люд­ми­ла Афа­на­сьев­на чу­дом, про­бив бю­ро­кра­ти­че­ские сте­ны двух стран, при­е­ха­ла в Ле­нин­град 31 де­каб­ря 1982-го. По­лу­чил­ся на­сто­я­щий но­во­год­ний по­да­рок!

К со­жа­ле­нию, этой встре­чи не до­жда­лись ни её ма­ма, ни тё­тя, за­ме­нив­шая Алё­ше ба­буш­ку. Да и сам Алек­сей уже был взрос­лым, же­нил­ся, за­кон­чил Пер­вый ме­ди­цин­ский и стал вра­чом, как ма­ма. Хо­тел по­сту­пить и в ас­пи­ран­ту­ру, но не уда­лось. Ка­ко­му-то слиш­ком бди­тель­но­му на­чаль­ни­ку не по­нра­ви­лось, что «ро­ди­те­ли за гра­ни­цей». В ту по­ру это бы­ло по­чти клей­мо. С от­цом Алек­сей встре­тил­ся и во­все че­рез 27 лет, ко­гда в 1986-м сам пер­вый раз от­пра­вил­ся в Ки­тай. Очень вол­но­вал­ся, но они сра­зу узна­ли друг дру­га и креп­ко, по-рус­ски, об­ня­лись…

Се­го­дня Алек­сей Го ра­бо­та­ет в НИИ грип­па, за­ве­ду­ет от­де­ле­ни­ем ви­рус­ных ре­спи­ра­тор­ных ин­фек­ций у взрос­лых, кан­ди­дат ме­ди­цин­ских на­ук. К ро­ди­те­лям он ез­дит еже­год­но и каж­дый день зво­нит, бла­го со­вре­мен­ные сред­ства свя­зи это поз­во­ля­ют. Обя­за­тель­но на­ве­стит их и в 2017-м, ведь в этом го­ду от­цу ис­пол­ня­ет­ся 90 лет, а у ро­ди­те­лей брил­ли­ан­то­вая сва­дьба! Не­смот­ря на возраст, они пол­ны сил. Го Нин уже 30 лет за­ни­ма­ет­ся кал­ли­гра­фи­ей, ко­то­рая в Ки­тае воз­ве­де­на в ранг ис­кус­ства, осво­ил ком­пью­тер, ещё недав­но пел в хо­ре. А Люд­ми­ла Афа­на­сьев­на яв­ля­ет­ся по­чёт­ным пред­се­да­те­лем рус­ско­го клу­ба Шан­хая. Меж­ду со­бой они го­во­рят по­рус­ски, и Го Нин так же неж­но на­зы­ва­ет же­ну Лю­сей. Как буд­то и не про­шло 60 трудных, слож­ных, но та­ких счаст­ли­вых лет…

МАТЬ И СЫН ВСТРЕ­ТИ­ЛИСЬ ТОЛЬ­КО ЧЕ­РЕЗ 17 ЛЕТ.

пред­ста­вил­ся, - пар­тий­ный псев­до­ним. Вос­со­еди­нён­ная се­мья.

Для на­сто­я­ще­го чув­ства нет ни стен, ни гра­ниц.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.