В ТАЛ­ЛИНЕ +8°, ДОЖДЬ

Рос­си­яне ста­ли сно­ва ак­тив­но ез­дить в Эсто­нию.

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - СОСЕДИ ИНТЕРВЬЮ - Елена БЕВЗА

В 2016 ГО­ДУ КОЛИЧЕСТВО НАШИХ ТУ­РИ­СТОВ, ПОСЕТИВШИХ СОСЕДНЮЮ РЕС­ПУБ­ЛИ­КУ, ЗАМЕТНО УВЕ­ЛИ­ЧИ­ЛОСЬ.

Чем объ­яс­ня­ет­ся та­кая тен­ден­ция, от­ку­да в Тал­лине луч­ше смот­реть фей­ер­верк, и по­че­му Се­вер­ную сто­ли­цу называли ко­гда-то самым боль­шим эс­тон­ским го­ро­дом, рас­ска­зал Яа­нус КИРИКМЯЭ, ге­не­раль­ный кон­сул Эсто­нии в Санк­тПе­тер­бур­ге, всту­пив­ший в эту долж­ность око­ло по­лу­го­да на­зад.

ПЯТЬ РА­БО­ЧИХ ДНЕЙ

- Гос­по­дин Ге­не­раль­ный кон­сул, как от­ра­зил­ся рас­ту­щий ин­те­рес к пу­те­ше­стви­ям по Эсто­нии на вы­да­че виз? О чём говорят циф­ры?

- В де­каб­ре 2016 года мы вы­да­ли на 1300 виз боль­ше, чем в том же ме­ся­це в 2015 го­ду, а в це­лом за год количество вы­дан­ных виз вы­рос­ло на 9%. Ко­неч­но, уров­ня 2012-2013 го­дов мы ещё не до­стиг­ли, но по­зи­тив­ные из­ме­не­ния есть. Ду­маю, лю­ди ру­ко­вод­ству­ют­ся сво­им внут­рен­ним чув­ством, ко­то­рое го­во­рит им, что эко­но­ми­че­ская си­ту­а­ция в стране несколь­ко ста­би­ли­зи­ро­ва­лась и мож­но поз­во­лить се­бе по­езд­ку.

- Но­вый год я от­ме­ча­ла в Тал­лине. Рус­ские вер­ну­лись, говорят там. В но­во­год­нюю ночь шёл дождь при тем­пе­ра­ту­ре плюс во­семь, Ста­рый го­род был по­лон лю­дей. До­га­ды­ва­юсь, что боль­шин­ство из них бы­ли ту­ри­сты.

- Плюс во­семь - это хо­ро­шо. В Эсто­нии тра­ди­ция встре­чать Но­вый год под от­кры­тым небом. Мож­но пить шам­пан­ское и смот­реть фей­ер­верк. Го­сти из боль­ших го­ро­дов - Пе­тер­бур­га и Москвы - при­ез­жа­ют в Тал­лин, что­бы встре­тить но­во­год­ний празд­ник в об­ста­нов­ке ком­фор­та и уюта, до­маш­ней ат­мо­сфе­ры, ко­гда по­чти весь го­род вы­хо­дит на боль­шую пло­щадь.

- А фей­ер­верк при­хо­дят смот­реть к церк­ви Ни­гу­ли­сте, по­то­му что она на хол­ме и от­ту­да луч­ше вид­но…

- Не все. Мно­гие при­хо­дят в рай­он пор­та - от­ту­да то­же от­кры­ва­ет­ся пре­крас­ная па­но­ра­ма, а ещё в рай­он Пи­ри­та, от­ку­да мож­но по­лю­бо­вать­ся ис­то­ри­че­ским ви­дом Тал­ли­на.

- Что нуж­но сде­лать, что­бы раз­ве­ять миф о том, что эс­тон­скую ви­зу по­лу­чить слож­но?

- Подать хо­да­тай­ство о её по­лу­че­нии. То­гда сра­зу вид­но, что про­цесс идёт про­сто и быст­ро. Ра­бо­та ви­зо­вых цен­тров, на­при­мер Visa Management Service, по­стро­е­на удоб­но для же­ла­ю­щих от­пра­вить­ся в ту­ри­сти­че­скую по­езд­ку. По­след­ние два-три года мы оформ­ля­ем визы за пять ра­бо­чих дней. По­чти 95% вы­дан­ных виз - мно­го­крат­ные.

МАР­КА КА­ЧЕ­СТВА

- В ок­тяб­ре вы при­ни­ма­ли уча­стие в пят­на­дца­том об­ще­рос­сий­ском фо­ру­ме стра­те­ги­че­ско­го пла­ни­ро­ва­ния, про­хо­див­шем в Пе­тер­бур­ге, вы­сту­па­ли на тему «Рос­сий­ско-эс­тон­ские меж­ре­ги­о­наль­ные связи». Что нуж­но сде­лать для их укреп­ле­ния?

- Про­дол­жить ту ра­бо­ту, ко­то­рая на­ча­та в рам­ках трёх­сто­рон­ней эс­тон­ско-лат­вий­ско-рос­сий­ской про­грам­мы. И пе­ре­хо­дить к двух­сто­рон­ним про­грам­мам - эс­тон­ско-рос­сий­ской и лат­вий­ско-рос­сий­ской. Что ка­са­ет­ся укреп­ле­ния свя­зей, то, по-мо­е­му, они и так до­ста­точ­но креп­кие. Са­мое луч­шее меж­ду со­се­дя­ми - вза­и­мо­по­ни­ма­ние, об­мен кон­так­та­ми, а также дол­го­сроч­ное об­ще­ние. У нас есть до­го­во­ры о сов­мест­ных дей­стви­ях по вос­ста­нов­ле­нию Нарв­ско­го ба­сти­о­на, под­дер­жа­нию эко­ло­ги­че­ско­го со­сто­я­ния Чуд­ско­го озе­ра. При­гра­нич­ное со­труд­ни­че­ство поз­во­ля­ет жи­те­лям Нар­вы и Иван­го­ро­да по­чти каж­дый день пе­ре­се­кать гра­ни­цу - кто за по­куп­ка­ми, кто к дру­зьям-род­ным. Сей­час, ко­гда в Пе­тер­бур­ге по­стро­и­ли ЗСД и до­ро­гу по дам­бе че­рез Крон­штадт, путь в Эсто­нию и Фин­лян­дию стал ко­ро­че и удобней.

- Как раз­ви­ва­ет­ся про­ект «Элек­трон­ный ре­зи­дент», поз­во­ля­ю­щий ино­стран­но­му граж­да­ни­ну быст­ро от­крыть соб­ствен­ный биз­нес в Эсто­нии и управ­лять им издалека?

- Ин­те­рес к нему по­сте­пен­но воз­рас­та­ет. Большого прыж­ка вверх нет, но те, кто ин­те­ре­су­ют­ся и хо­да­тай­ству­ют, у тех по­лу­ча­ет­ся. Смысл про­ек­та в том, что мож­но за­фик­си­ро­вать свою под­пись в элек­трон­ном ви­де и ра­бо­тать с её по­мо­щью не толь­ко в Эсто­нии, но и в стра­нах Ев­ро­со­ю­за.

- То есть Эстония мо­жет стать для рос­сий­ских пред­при­ни­ма­те­лей пло­щад­кой для вы­хо­да со сво­ей про­дук­ци­ей на Ев­ро­со­юз? При­мер та­ко­го со­труд­ни­че­ства - «Ак­ва­форм», у ко­то­ро­го свои за­во­ды в Нарве.

- Да, в тех­но­пар­ке. Ес­ли пред­при­я­тие в Эсто­нии, зна­чит оно в Ев­ро­со­ю­зе. Made in EU - мар­ка ка­че­ства, и мож­но эту про­дук­цию ре­а­ли­зо­вы­вать на рын­ке Ев­ро­со­ю­за. Тер­ри­то­ри­аль­ная бли­зость Нар­вы, Ида-Ви­ру­маа и России иг­ра­ет нема­ло­важ­ную роль. Мож­но на­ни­мать на ра­бо­ту мест­ных жи­те­лей, ис­поль­зо­вать Эсто­нию как плац­дарм для за­во­е­ва­ния рын­ка Ев­ро­со­ю­за.

ВОЗВРАЩАЕМ ТАЛАНТЫ

- Для про­дви­же­ния впе­рёд име­ют зна­че­ние мо­ло­дые кадры. Мне ка­жет­ся, Эстония мо­жет по­ста­вить се­бе в за­слу­гу, что в стране вы­рос­ло по­ко­ле­ние сво­бод­ных, до­ста­точ­но об­ра­зо­ван­ных и доб­ро­же­ла­тель­ных к окру­жа­ю­щим и ми­ру в це­лом лю­дей. А как вы счи­та­е­те?

- Важ­но, что­бы они пе­ре­ни­ма­ли международный опыт, учи­лись не толь­ко у се­бя в стране, но и за гра­ни­цей, что­бы спектр их об­ра­зо­ва­ния был боль­ше. При этом, ес­ли учишь­ся за ру­бе­жом, на­до ду­мать, как ис­поль­зо­вать свои зна­ния до­ма. В со­вре­мен­ном ми­ре труд­но свя­зы­вать се­бя с од­ним ме­стом. Лю­ди все­гда бу­дут стре­мить­ся ту­да, где есть ра­бо­та, где фи­нан­си­ру­ют­ся ка­кие-то ин­те­ре­су­ю­щие их про­грам­мы. Но для эс­тон­ца важ­но, что­бы был свой дом в Эсто­нии, ку­да мож­но вер­нуть­ся.

- Есть ли ка­кие-то го­су­дар­ствен­ные про­грам­мы для мо­ло­дё­жи?

- Уже с 2010 года дей­ству­ет про­грам­ма «Возвращаем таланты в Эсто­нию». Но мно­гое за­ви­сит не толь­ко от эко­но­ми­ки, но и от со­ци­аль­ных от­но­ше­ний. Ко­гда от­но­ше­ния лю­дей друг к другу доб­ро­же­ла­тель­ные, то­гда они с удо­воль­стви­ем жи­вут в сво­ей стране. Будет ли в Эсто­нии уют­но жить, за­ви­сит от всех её жи­те­лей.

- Что ка­са­ет­ся ва­ше­го сред­не­го по­ко­ле­ния - тех, кто в 90-е го­ды от­кры­ва­ли своё дело, ко­му при­шлось пе­ре­стра­и­вать­ся в про­фес­си­о­наль­ном от­но­ше­нии. Мно­гим из них уда­лось стать на но­ги. Ма­лый и сред­ний биз­нес с тру­дом про­би­ва­ет се­бе до­ро­гу в наших стра­нах, ко­то­рые пережили об­щую историю. Как вы оце­ни­ва­е­те его по­ло­же­ние в Эсто­нии?

- В прин­ци­пе, в Эсто­нии толь­ко и есть, что ма­лый и сред­ний биз­нес. Мы в Эсто­нии счи­та­ем, что лю­ди долж­ны учить­ся всю жизнь. Труд­но при­хо­дит­ся, ес­ли вла­де­ешь толь­ко од­ной про­фес­си­ей, на­до изу­чать что­то ещё. Ме­нять про­фес­сию при необ­хо­ди­мо­сти - часть на­шей жиз­ни. Ко­гда бы­ли эко­но­ми­че­ские проблемы в Нарве из-за па­де­ния до­бы­чи слан­цев и це­ны на неф­те­про­дук­ты, шах­тё­рам из Кохт­ла-Ярве, Йых­ви бы­ло пред­ло­же­но по­ис­кать се­бя в дру­гой об­ла­сти. По­хо­жую си­ту­а­цию я на­блю­дал в се­вер­ной Ан­глии в 90-х, ко­гда там учил­ся, - остав­шим­ся без ра­бо­ты до­ке­рам и та­ке­лаж­ни­кам по­со­ве­то­ва­ли пе­ре­ква­ли­фи­ци­ро­вать­ся, на что они от­ве­ти­ли: «Нет, хо­тим оста­вать­ся до­ке­ра­ми». Ко­неч­но, это нелегко.

КАЛАМАЯ

- До 1917 года в Пе­тер­бур­ге про­жи­ва­ли при­мер­но 70 ты­сяч эс­тон­цев.

- Не слу­чай­но в Эсто­нии шу­ти­ли, что Пе­тер­бург - са­мый боль­шой эс­тон­ский го­род. В Тал­лине в те го­ды так мно­го эс­тон­цев не бы­ло. Они вер­ну­лись на ро­ди­ну по­сле 1917 года. Быв­шие пе­тер­бург­ские про­фес­со­ры и сту­ден­ты от­кры­ва­ли эс­тон­скую кон­сер­ва­то­рию, эс­тон­скую ху­до­же­ствен­ную ака­де­мию...

- А наш хи­рург Пи­ро­гов прак­ти­ко­вал в Тар­тус­ком уни­вер­си­те­те…

- Есть и дру­гие ин­те­рес­ные фак­ты. В де­вят­на­дца­том ве­ке аст­ро­ном От­то Виль­гельм Стру­ве из Тар­ту по­чти трид­цать лет ру­ко­во­дил Пул­ков­ской об­сер­ва­то­ри­ей. Фи­липп Яко­вле­вич Ка­релль слу­жил лейб-ме­ди­ком при им­пе­ра­то­рах Ни­ко­лае I и Алек­сан­дре II. Ан­дрес Штранд­ман, стар­ший брат на­ше­го будущего ми­ни­стра ино­стран­ных дел и пре­мьер-ми­ни­стра От­то Штранд­ма­на, с 1905 года был на­чаль­ни­ком тюрь­мы «Кре­сты».

- Судь­бы мно­гих из­вест­ных лю­дей свя­за­ны с Рос­си­ей и Эсто­ни­ей. В Тал­лине есть рай­он Каламая, где жил До­вла­тов и оста­нав­ли­вал­ся Брод­ский. Свое­об­раз­ный по ар­хи­тек­ту­ре, со­сто­я­щий в боль­шин­стве сво­ём из де­ре­вян­ных до­мов кон­ца де­вят­на­дца­то­го-на­ча­ла двадцатого ве­ка. Как уда­лось его со­хра­нить? Рай­он с осо­бой ат­мо­сфе­рой…

- Я знаю. Я то­же там жи­ву. Но мой дом ка­мен­ный. Ак­тив­ное за­се­ле­ние это­го рай­о­на на­ча­лось в се­ре­дине 90-х, по­то­му что квар­ти­ры в его домах, не са­мых луч­ших на тот мо­мент по сво­е­му со­сто­я­нию, бы­ли недо­ро­ги. Но центр, Ста­рый го­род, ря­дом. Рай­он об­лю­бо­ва­ли пред­ста­ви­те­ли твор­че­ских профессий, и на­ча­лось его раз­ви­тие. На­при­мер, то же са­мое бы­ло в Нью-Йор­ке, ко­гда на за­бро­шен­ные тер­ри­то­рии - Чел­си, Ист-Ви­лидж, Вест-Ви­лидж - пришли пред­ста­ви­те­ли творческой бо­ге­мы и ста­ли со­зда­вать ка­кие-то свои про­ек­ты, при­вле­кая тем самым вни­ма­ние к этим ме­стам. Каламая сей­час то­же по­пу­ля­рен. Там сло­жи­лась осо­бая сре­да, где все друг дру­га зна­ют. Лю­ди в домах на 4-8 квартир об­ща­ют­ся. Ко­неч­но, по-сво­е­му. Мы в Эсто­нии шу­тим, что ес­ли утром по­же­ла­ли ко­му-то хо­ро­ше­го дня, зна­чит, на весь день на­го­во­ри­лись…

ПУТЬ В ЭСТО­НИЮ СТАЛ КО­РО­ЧЕ И УДОБНЕЙ.

Ста­рый го­род по­лон ту­ри­стов.

Каламая. В этом до­ме жил Сергей До­вла­тов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.