ПО­СЛЕД­НИЙ САМУРАЙ

В де­ревне По­ги Ле­нобла­сти жи­вёт япо­нец ­ участ­ник Вто­рой ми­ро­вой войны.

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - САНКТ-ПЕТЕРБУРГ СУДЬБЫ - Ар­тём КУРТОВ

ПЕТ­РУ ТАНАКЕ 89 ЛЕТ. ОН РО­ДИЛ­СЯ НА ОСТ­РО­ВЕ ХОККАЙДО В ГО­РО­ДЕ ЭБЕЦУ. В ГО­ДЫ ВТО­РОЙ МИ­РО­ВОЙ СЛУ­ЖИЛ В ЯПОН­СКОЙ КВАНТУНСКОЙ АР­МИИ И ВХО­ДИЛ В ЛЕТУЧИЙ ОТ­РЯД СМЕРТ­НИ­КОВ. НО СУДЬ­БА РАС­ПО­РЯ­ДИ­ЛАСЬ ТАК, ЧТО ЕГО РО­ДИ­НОЙ СТА­ЛА СТРА­НА, ПРО­ТИВ КО­ТО­РОЙ ОН ВО­Е­ВАЛ.

- Жа­лею ли я, что сло­жи­лось имен­но так? - гла­за ста­ри­ка груст­не­ют, он на­дол­го задумывается. - По­жа­луй. Ведь в Япо­нии я бы уна­сле­до­вал гостиничный биз­нес от­ца, стал боль­шим че­ло­ве­ком. А в России всю жизнь уби­рал за ко­ро­ва­ми, здесь я чу­жой, сво­им так и не стал.

Настоящее имя Пет­ра Акио, в пе­ре­во­де с япон­ско­го - яр­кий маль­чик. Рус­ское имя он по­лу­чил в 60-е го­ды, ко­гда ему вы­да­ли со­вет­ский пас­порт. Так ре­ши­ла со­труд­ни­ца пас­порт­но­го сто­ла: «Акио - непо­нят­ное имя, бу­дешь Петь­кой!».

Он ро­дил­ся в 1927 го­ду на япон­ском ост­ро­ве Хоккайдо. Его отец, Та­ми­ти­ти Та­на­ка, - успеш­ный биз­нес­мен, вла­де­лец двух фе­ше­не­бель­ных го­сти­ниц в Сап­по­ро и Эбецу. Ма­ма умер­ла, ко­гда маль­чиш­ке не бы­ло и пя­ти лет.

- Я ху­ли­га­ном рос, - вспо­ми­на­ет Акио. - С дру­зья­ми бе­га­ли на реч­ку, ло­ви­ли ры­бу. У мо­ей ба­буш­ки бы­ло своё хо­зяй­ство, гу­си, ку­ры. За­би­ра­лись к ней в ого­род и во­ро­ва­ли яй­ца, по­том жа­ри­ли на ко­ст­ре. Но при этом учил­ся я хо­ро­шо, хоть и про­гу­ли­вал уро­ки.

Он окон­чил вось­ми­лет­ку, ко­гда шла Вто­рая ми­ро­вая. Япон­ские власти при­зы­ва­ли мо­ло­дёжь ид­ти доб­ро­воль­ца­ми на фронт. Акио раз­мыш­лял недол­го.

- Вско­ре по­сле смер­ти ма­мы отец при­вёл в дом жен­щи­ну, - вспо­ми­на­ет япо­нец. - У неё был кру­той нрав, за лю­бую про­вин­ность ма­че­ха силь­но ме­ня би­ла. По­это­му как толь­ко окон­чил шко­лу, сра­зу за­пи­сал­ся в ар­мию.

Акио Та­на­ка по­пал в из­вест­ную Кван­тун­скую ар­мию в 1943 го­ду, ему бы­ло все­го 17 лет. Круп­ней­шая груп­пи­ров­ка им­пе­ра­тор­ских во­ору­жён­ных сил Япо­нии ба­зи­ро­ва­лась то­гда в Мань­чжу­рии и на­счи­ты­ва­ла бо­лее мил­ли­о­на сол­дат. Па­рень про­явил се­бя как бесстрашный воин - он с блес­ком вы­пол­нил за­да­ние по по­им­ке вы­со­ко­по­став­лен­но­го «язы­ка».

- Мы с груп­пой сол­дат про­бра­лись на тер­ри­то­рию ки­тай­ских войск и за­хва­ти­ли в плен ге­не­ра­ла, - вспо­ми­на­ет Та­на­ка. - За вы­пол­не­ние за­да­ния мне да­ли зо­ло­тую звез­ду, зва­ние сер­жан­та - по-на­ше­му оно зву­чит как «гун­со» - и пред­ло­жи­ли за­пи­сать­ся в бри­га­ду смерт­ни­ков.

Смерт­ни­ки в япон­ской ар­мии - при­ви­ле­ги­ро­ван­ная ка­ста во­и­нов. Каж­дый зна­ет сло­во «ка­ми­кад­зе», из­на­чаль­но оно обо­зна­ча­ло во­ен­ных лёт­чи­ков, ко­то­рые, жерт­вуя жиз­ня­ми, на­прав­ля­ли свои са­мо­лё­ты на укреп­ле­ния про­тив­ни­ка. Но су­хо­пут­ные смерт­ни­ки на­зы­ва­лись «тей­син­тай», их ко­декс под­ра­зу­ме­ва­ет пре­зре­ние к ги­бе­ли: «Смерть лег­че пу­ха, ты её да­же не по­чув­ству­ешь, по­это­му бо­ять­ся уме­реть не сто­ит. Всё про­изой­дёт мгно­вен­но, и ду­ша твоя об­ре­тёт веч­ность, а имя - ува­же­ние в об­ще­стве».

Акио Та­на­ка был пу­ле­мёт­чи­ком и, как при­зна­ёт­ся, бук­валь­но срос­ся со сво­им ору­жи­ем:

- Ки­тай­цы ата­ко­ва­ли ты­ся­ча­ми, и я стре­лял, не оста­нав­ли­ва­ясь. Ме­ня ра­ни­ли в обе ру­ки, за это поз­же на­гра­ди­ли, - он по­ка­зы­ва­ет сле­ды - пу­ля про­ши­ла обе ру­ки чуть ни­же лок­тей. Но да­же ра­не­ный он не вы­пу­стил пу­ле­мёт и не ушёл с по­ля боя. А в 1944 го­ду ря­дом с са­му­ра­ем взо­рвал­ся сна­ряд. С тех пор один глаз у Та­на­ки не ви­дит.

КО­МАН­ДИ­РЫ НЕ ВЕР­НУ­ЛИСЬ Его судь­ба пе­ре­ло­ми­лась на­все­гда в ав­гу­сте 1945 го­да. В молниеносной Мань­чжур­ской опе­ра­ции со­вет­ские вой­ска пле­ни­ли бо­лее 600 ты­сяч бой­цов Квантунской ар­мии. На бо­е­вой дух япон­цев силь­но по­вли­я­ли атом­ные бом­бар­ди­ров­ки аме­ри­кан­ца­ми го­ро­дов Хи­ро­си­мы и На­га­са­ки. Кро­ме то­го, 15 ав­гу­ста 1945 го­да с при­зы­вом о ка­пи­ту­ля­ции по ра­дио вы­сту­пил им­пе­ра­тор Япо­нии Хи­ро­хи­то. По­пал в со­вет­ский плен и гун­со Акио Та­на­ка.

- Нас хо­ро­шо со­дер­жа­ли, не би­ли, кор­ми­ли во­вре­мя, - вспо­ми­на­ет япо­нец. - Из Ки­тая в то­вар­ных ва­го­нах от­пра­ви­ли в Ха­ба­ровск, 10 лет я про­вёл в ла­ге­ре № 16. Ра­бо­тал на лесоповале вме­сте с дру­ги­ми во­ен­но­плен­ны­ми. А по­том лю­дей начали осво­бож­дать.

Сол­да­ты са­ди­лись на па­ро­хо­ды и от­прав­ля­лись в Япо­нию, а по­чти все ко­ман­ди­ры оста­лись. Мы бы­ли уве­ре­ны, что на ро­дине нас по­ве­сят или рас­стре­ля­ют как пре­да­те­лей сво­ей стра­ны. У нас за­кон строг!

Т а к я п о нец Акио стал со­вет­ским граж­да­ни­ном - уехал во Вла­ди­во­сток, где окон­чил кур­сы мо­то­ри­стов. То­гда же по­лу­чил со­вет­ский пас­порт и стал Пет­ром Та­на­кой. Устро­ил­ся ра­бо­тать на пас­са­жир­ский па­ро­ход «Иван Ку­ли­бин», ко­то­рый раз­во­зил СУ­ХО­ПУТ­НЫЕ СМЕРТ­НИ­КИ НА­ЗЫ­ВА­ЛИСЬ «ТЕЙ­СИН­ТАЙ» со­вет­скую мо­ло­дёжь на ге­ро­и­че­ские строй­ки Ма­га­дан­ской об­ла­сти. На судне встре­тил и по­лю­бил рус­скую жен­щи­ну Ма­рию Пет­ров­ну, она бы­ла ко­ра­бель­ным вра­чом. Прав­да, се­мью они так и не со­зда­ли, за­то Пётр по­зна­ко­мил­ся с род­ствен­ни­ка­ми жен­щи­ны, один из ко­то­рых ра­бо­тал ми­ли­ци­о­не­ром в Ле­нин­гра­де. Он-то и по­мог япон­цу в се­ре­дине 1960-х пе­ре­брать­ся в на­ши края.

ТОСКА ПО САКУРЕ

- Род­ствен­ник пред­ло­жил устро­ить ме­ня в ми­ли­цию, но мне не хо­те­лось. За­то я с удо­воль­стви­ем со­гла­сил­ся пой­ти ра­бо­тать в сов­хоз «Фё­до­ров­ское». Мно­го спе­ци­аль­но­стей пе­ре­про­бо­вал: и ко­ров пас, и ко­че­га­ром ра­бо­тал, и элек­три­ком. Так жизнь и про­ле­те­ла.

Быв­шие кол­ле­ги Та­на­ки го­во­рят, что бо­лее тру­до­лю­би­во­го со­труд­ни­ка не сыс­кать. И глав­ное - он во­об­ще не пьёт. Как луч­ше­го ра­бот­ни­ка япон­ца да­же несколь­ко раз на­граж­да­ли пу­тёв­ка­ми на Чёр­ное мо­ре - Пётр по­бы­вал в Со­чи, Ад­ле­ре, Суху­ми, Га­грах. В «Фё­до­ров­ском» Пётр про­ра­бо­тал 18 лет, а по­сле вы­шел на пен­сию.

Ко­гда сов­хоз раз­ва­лил­ся, ему да­ли зе­мель­ный пай. Он мог бы его вы­год­но про­дать, но ед­ва ли не един­ствен­ный из фё­до­ров­цев от­дал зем­лю бес­плат­но, ко­гда со­сед­ний сов­хоз «Дет­ско­сель­ский» рас­ши­рял свои уго­дья.

Все эти го­ды Акио не те­рял на­деж­ды най­ти сво­их япон­ских род­ствен­ни­ков.

- В 1970-е го­ды я по­ехал в Ле­нин­град в ген­кон­суль­ство Япо­нии и рас­ска­зал там свою ис­то­рию. Они от­пра­ви­ли за­прос на ро­ди­ну, ока­за­лось, что отец дав­но умер, а сест­ра на пись­мо так и не от­ве­ти­ла. Ви­ди­мо, до сих пор счи­та­ет ме­ня пре­да­те­лем и не мо­жет про­стить. По на­шим обы­ча­ям всю се­мью сдав­ших­ся в плен по­кры­ва­ют по­зо­ром.

Се­го­дня участ­ник со­вет­ско­я­пон­ской войны жи­вёт в кро­шеч­ной од­но­ком­нат­ной квар­ти­ре в По­гах. За дол­гую жизнь он несколь­ко раз же­нил­ся, но пе­ре­жил всех сво­их жён. А вот де­тей так и не за­вёл. Это един­ствен­ная те­ма, на ко­то­рую наш ге­рой на­от­рез от­ка­зал­ся го­во­рить. Ве­ро­ят­но, при­чи­на без­дет­но­сти - в осо­знан­ном вы­бо­ре, ос­но­ван­ном на япон­ских обы­ча­ях, неже­ла­ние пе­ре­да­вать свой несмы­ва­е­мый по­зор по­том­кам.

В свои без ма­ло­го 90 лет Акио вы­гля­дит пре­крас­но. На ком­пли­мент, что боль­ше 70 ему не дашь, ве­се­ло ма­шет ру­кой.

- Ёл­ки-пал­ки, неуже­ли та­кой мо­ло­дой?

Рань­ше, по­ка бы­ло боль­ше сил, за­ни­мал­ся тя­жё­лой ат­ле­ти­кой.

10

ЛЕТ В ЛА­ГЕ­РЕ РА­БО­ТАЛ НА ЛЕСОПОВАЛЕ ВМЕ­СТЕ С ДРУ­ГИ­МИ ВО­ЕН­НО­ПЛЕН­НЫ­МИ.

- Но на­сто­я­щая моя страсть - это фо­то­гра­фия! - го­во­рит Пётр.

Мою ка­ме­ру «Кэнон» вни­ма­тель­но осмат­ри­ва­ет и при­цо­ки­ва­ет язы­ком, от­да­вая дань ува­же­ния её из­го­то­ви­те­лям. Ко­гда со­об­щаю, что фо­то­ап­па­рат япон­ский, за­ми­ра­ет. А по­сле груст­но улы­ба­ет­ся.

- Хоть бы од­ним ви­дя­щим гла­зом на Япо­нию взгля­нуть! Так хо­чет­ся уви­деть, как из­ме­ни­лась моя ро­ди­на, как жи­вут те­перь мои со­пле­мен­ни­ки. И осо­бен­но то, как рас­пус­ка­ет­ся са­ку­ра. Она для ме­ня - как для рус­ско­го бе­лая бе­рёз­ка. Это боль­ше чем про­сто де­ре­во или сим­вол. А нечто са­краль­ное, свя­зы­ва­ю­щее с ро­дом, ис­то­ри­ей, кор­ня­ми.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.