КАК МА­ТИЛЬ­ДА С ЛЕНИНЫМ СУДИЛАСЬ

Особ­няк Кше­син­ской на Крон­верк­ском во­шёл в ис­то­рию ещё и как штаб ре­во­лю­ции

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ИСТОРИЯ - Еле­на ДА­НИ­ЛЕ­ВИЧ

О ТОМ, КАК ЭТО СЛУ­ЧИ­ЛОСЬ, «АИФ» ПО­ВЕ­ДАЛ ДИ­РЕК­ТОР ИН­СТИ­ТУ­ТА ИС­ТО­РИИ САНКТ-ПЕ­ТЕР­БУР­ГА РАН НИ­КО­ЛАЙ СМИРНОВ.

- Ко­гда в фев­ра­ле 1917-го в Пет­ро­гра­де на­ча­лись вол­не­ния, по­ли­ция сра­зу по­ре­ко­мен­до­ва­ла балерине, близ­кой к цар­ским осо­бам, по­ки­нуть сто­ли­цу и дво­рец, где она жи­ла уже 11 лет. Из­вест­ная тан­цов­щи­ца мед­ли­ла. Да­же 22 фев­ра­ля да­ла рос­кош­ный обед на 24 пер­со­ны. Че­рез несколь­ко дней об­ста­нов­ка в го­ро­де на­столь­ко обост­ри­лась, что 27 фев­ра­ля Кше­син­ская в чёр­ном паль­то и плат­ке на го­ло­ве по­ки­ну­ла род­ной дом. С со­бой взя­ла толь­ко сак­во­яж с дра­го­цен­но­стя­ми и лю­би­мо­го фок­са Джи­би.

ПО­БЕ­ДА - ЗА ТАН­ЦОВ­ЩИ­ЦЕЙ

Жен­щи­на сде­ла­ла пра­виль­но, по­то­му что уже 1 мар­та зда­ние самовольно за­ня­ли сол­да­ты за­пас­но­го ав­то­бро­не­ди­ви­зи­о­на, рас­по­ло­жив­ши­е­ся на пер­вом эта­же. Па­рал­лель­но жи­ли­ще Кше­син­ской при­гля­ну­лось ак­ти­ви­стам Пет­ро­град­ско­го ко­ми­те­та боль­ше­ви­ков, а 11 мар­та ту­да же пе­ре­бра­лась и его Во­ен­ная ор­га­ни­за­ция. Ну а ко­гда там обос­но­вал­ся и ЦК РСДРП(б), пет­ро­град­ские газеты, не сго­ва­ри­ва­ясь, на­рек­ли особ­няк «глав­ным шта­бом ле­нин­цев». 3 ап­ре­ля ту­да при­е­хал и сам вождь ми­ро­во­го

СТО ЛЕТ НА­ЗАД УЗНИКИ ШЛИССЕЛЬБУРГСКОЙ КАТОРЖНОЙ ТЮРЬ­МЫ ВЫ­ШЛИ НА СВО­БО­ДУ. ЗА­КОН­ЧИ­ЛАСЬ ДВУХВЕКОВАЯ ИС­ТО­РИЯ «РУС­СКОЙ БА­СТИ­ЛИИ».

СТРАШ­НОЕ ВРЕ­МЯ

Тюрь­ма, рас­по­ло­жен­ная в ста­рин­ной кре­по­сти Оре­шек, бы­ла круп­ней­шей в цен­траль­ной Рос­сии. Она ста­ла ме­стом за­то­че­ния ещё в на­ча­ле XVIII ве­ка, сре­ди её уз­ни­ков - чле­ны цар­ской се­мьи, к при­ме­ру, опаль­ная су­пру­га Пет­ра Пер­во­го Ев­до­кия Ло­пу­хи­на, им­пе­ра­тор Ио­анн VI Ан­то­но­вич, во мла­ден­че­стве сверг­ну­тый с пре­сто­ла Ели­за­ве­той и умерщ­влён­ный в 1764 го­ду при по­пыт­ке осво­бож­де­ния. В даль­ней­шем здесь со­дер­жа­лись участ­ни­ки на­ци­о­наль­ных дви­же­ний, де­каб­ри­сты, раз­но­чин­цы, на­ро­до­воль­цы, по­сле ре­во­лю­ции 1905 го­да - кре­стьяне, мат­ро­сы, сол­да­ты, при­ни­мав­шие уча­стие в вол­не­ни­ях.

Неко­то­рые за­клю­чён­ные про­ве­ли в Шлис­сель­бур­ге по 18-20 лет, а ор­га­ни­за­тор поль­ско­го пат­ри­о­ти­че­ско­го об­ще­ства Лу­ка­син­ский - 37 лет. Здесь же со­вер­ша­лись каз­ни, так, в про­ле­та­ри­а­та. С бал­ко­на пе­ред со­брав­ши­ми­ся на ули­це ра­бо­чи­ми, сол­да­та­ми и мат­ро­са­ми он про­из­нёс пла­мен­ную речь, ко­то­рая во­шла в учеб­ни­ки как ап­рель­ские те­зи­сы.

Тем вре­ме­нем Кше­син­ская, зная, что тво­рит­ся в особ­ня­ке, ре­ши­ла бо­роть­ся за свою соб­ствен­ность. Она про­шла по ка­би­не­там чи­нов­ни­ков всех уров­ней и по­ли­ти­че­ских взгля­дов, про­би­лась и к то­гдаш­не­му ми­ни­стру юс­ти­ции Ке­рен­ско­му. Он был очень лю­бе­зен, дал но­мер сво­е­го до­маш­не­го те­ле­фо­на, но за­явил, что осво­бо­дить её дом си­лой нель­зя, «так как это по­вле­чёт мае 1887 го­да за под­го­тов­ку убий­ства Алек­сандра Тре­тье­го был по­ве­шен Алек­сандр Улья­нов, стар­ший брат Ле­ни­на. На­ро­до­во­лец по­хо­ро­нен в брат­ской мо­ги­ле за сте­ной кре­по­сти. Все­го же за вре­мя су­ще­ство­ва­ния за со­бой кро­во­про­ли­тие… что ещё бо­лее ослож­нит де­ло». То­гда Ма­тиль­да об­ра­ти­лась в суд, а её ад­во­кат Вла­ди­мир Хе­син воз­бу­дил граж­дан­ский иск о вы­се­ле­нии.

В Цен­траль­ном го­су­дар­ствен­ном ис­то­ри­че­ском ар­хи­ве Санкт-Пе­тер­бур­га со­хра­ни­лось «Лич­ное де­ло Кше­син­ской М.». Сре­ди до­ку­мен­тов есть её про­ше­ние на имя про­ку­ро­ра Пет­ро­град­ской су­деб­ной па­ла­ты, в ко­то­ром она тре­бу­ет «при­нять ме­ры к осво­бож­де­нию мо­е­го до­ма от по­сто­рон­них лиц; на­чать рас­сле­до­ва­ние по де­лу о раз­граб­ле­нии мо­е­го иму­ще­ства…». Бо­лее то­го, в ка­че­стве от­вет­чи­ков на су­де был ука­зан и «кан­ди­дат прав В. И. Улья­нов (лит. псев­до­ним - Ле­нин)». Про­цесс шёл весь май 1917-го, и са­мое уди­ви­тель­ное, тюрь­мы свер­ши­лось 15 каз­ней, 8 че­ло­век со­шли с ума, трое по­кон­чи­ли с со­бой.

В на­ча­ле ХХ ве­ка вме­сте с по­ли­ти­че­ски­ми за­клю­чён­ны­ми ста­ли со­дер­жать­ся и уго­лов­ни­ки, осуж­дён­ные за тяж­кие пре- что де­ло ар­тист­ка вы­иг­ра­ла!

«Вы­се­лить из до­ма № 2-1 по Б. Дво­рян­ской ул. в те­че­ние 20 дней п.к. с.-д. р.п., ЦК той же пар­тии, клуб ор­га­ни­за­ций, Пет­ро­град­ский рай­он­ный ко­ми­тет п.с.р., С. Баг­да­тье­ва со все­ми про­жи­ва­ю­щи­ми ли­ца­ми и очи­стить по­ме­ще­ние от их иму­ще­ства» - та­ким бы­ло ре­ше­ние су­да. Иск «в от­но­ше­нии Вла­ди­ми­ра Улья­но­ва и Цен­траль­но­го бю­ро проф­со­ю­зов» оста­ви­ли без рас­смот­ре­ния.

ПУЛЕМЁТ В СТО­ЛО­ВОЙ

Прав­да, за­ста­вить незва­ных жиль­цов по­ки­нуть апар­та­мен­ты так и не уда­лось. Ко­гда 5 июня при­ста­вы и ми­ли­ция при­шли, что­бы на­чать вы­се­ле­ние, те по­ка­за­ли до­ку­мен­ты об от­сроч­ке на неде­лю. А ко­гда она про­шла, Во­ен­ная ор­га­ни­за­ция РСДРП(б) на­от­рез от­ка­за­лась по­ки­дать ком­форт­ный дом. Гля­дя на них, и осталь­ные боль­ше­ви­ки вер­ну­лись на на­си­жен­ное ме­сто.

Уни­каль­ный су­деб­ный про­цесс раз­де­лил на­двое и весь го­род. Од­ни тре­бо­ва­ли воз­вра­та зда­ния за­кон­ной вла­де­ли­це, дру­гие - при­знать дом «об­ще­ствен­ным до­сто­я­ни­ем». Стра­сти бу­ше­ва­ли та­кие, что 23 июня 1917 го­да на­чаль­ни­ку го­род­ской ми­ли­ции бы­ло пред­пи­са­но на­пра­вить во­ору­жён­ный от­ряд к до­му Кше­син­ской. А ещё че­рез ме­сяц он стал цен­тром ан­ти­пра­ви­тель­ствен­но­го вос­ста­ния, в ре­зуль­та­те ко­то­ро­го боль­ше­ви­ков из на­ряд­ных по­ко­ев всё-та­ки вы­гна­ли.

Од­на­ко воз­вра­щать воз­люб­лен­ной Ни­ко­лая II её разорённое гнездо по-преж­не­му ни­кто не со­би­рал­ся. Те­перь там раз­ме­сти­лась ро­та 1-го са­мо­кат­но­го ба­та­льо­на V Ар­мии Се­вер­но­го фрон­та. Сол­да­ты раз­ру­ши­ли, что ещё оста­лось… Ад­во­кат ба­ле­ри­ны про­дол­жал по­да­вать ис­ки, оце­нив ущерб в треть мил­ли­о­на руб­лей, но хо­зяй­ка особ­ня­ка уже по­ня­ла, что это на­прас­ный труд. «Всё му­чи­тель­нее чув­ство­ва­лось, что нет боль­ше ни­че­го сво­е­го, ни до­ма, ни ве­щей, но дру­гим бы­ло ещё ху­же», - на­пи­шет за­тем она в ме­му­а­рах. В июле 1917-го ба­ле­ри­на на­все­гда по­ки­ну­ла сто­ли­цу, а в 1920-м и Рос­сию. Скон­ча­лась она в 1971-м в Па­ри­же в воз­расте 99 лет. Се­го­дня в особ­ня­ке Му­зей по­ли­ти­че­ской ис­то­рии, где рас­ска­зы­ва­ет­ся об уди­ви­тель­ной судь­бе его вла­де­ли­цы и са­мо­го двор­ца.

ВОЗ­ВРА­ЩАТЬ БАЛЕРИНЕ ЕЁ РАЗОРЁННОЕ ГНЕЗДО НИ­КТО НЕ СО­БИ­РАЛ­СЯ.

«Нет боль­ше ни­че­го сво­е­го, ни до­ма, ни ве­щей», пи­са­ла ба­ле­ри­на. Фо­то Алек­сандра ДРОЗДОВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.