ОЧИЩАЮЩАЯ БОЛЬ

От­вет­ствен­ность ху­дож­ни­ка в том, чтобы го­во­рить прав­ду

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ЛИЧНОСТЬ - Андрей ЗВЯГИНЦЕВ. Еле­на ДАНИЛЕВИЧ

«ЕС­ЛИ БЫ НЕ СУ­ЩЕ­СТВО­ВА­ЛО ИС­КУС­СТВА, МЫ БЫ­ЛИ БЫ СТАЕЙ ВОЛКОВ, КО­ТО­РЫЕ РЫЩУТ В ПОИСКАХ ЗА­РА­БОТ­КА», - УВЕ­РЕН ИЗ­ВЕСТ­НЫЙ КИНОРЕЖИССЁР АНДРЕЙ ЗВЯГИНЦЕВ.

Ла­у­ре­ат Канн­ско­го и Ве­не­ци­ан­ско­го ки­но­фе­сти­ва­лей по­бы­вал в Пе­тер­бур­ге, где встре­тил­ся со зри­те­ля­ми в му­зее со­вре­мен­но­го ис­кус­ства «Эрар­та».

- Андрей Пет­ро­вич, ваш фильм «Не­лю­бовь» в этом го­ду получил в Кан­нах приз жю­ри. Также в ва­шей ко­пил­ке пре­мии «Ни­ка», «Зо­ло­той глобус», «Зо­ло­той лев», но­ми­на­ция на «Оскар». Се­го­дня труд­но пред­ста­вить, что ни­че­го это­го мог­ло и не быть, ведь вы дол­го оста­ва­лись без де­ла, работали двор­ни­ком…

- Зна­е­те, вре­мя, ко­гда я мёл ули­цы и дол­бил лёд, - волшебный пе­ри­од в мо­ей жизни. То­гда, в 1990-м, я за­кон­чил ак­тёр­ский фа­куль­тет ГИТИСа и не знал, чем за­ни­мать­ся. Чтобы где-то жить, устро­ил­ся двор­ни­ком, и мне да­ли слу­жеб­ную пло­щадь - огром­ную ком­на­ту в ста­рин­ном до­ме ря­дом с те­ат­ром им. Ма­я­ков­ско­го. О чём ещё мож­но меч­тать? К то­му же при­мер­но в это вре­мя в Москве открылся му­зей ки­но, и я стал хо­дить ту­да, как на ра­бо­ту. Смот­рел по два-три филь­ма в день - ре­тро­спек­ти­вы Го­да­ра, Ан­то­ни­о­ни, Ку­ро­са­вы, Берг­ма­на… То­гда и по­нял, что ки­но об­ла­да­ет уни­каль­ным язы­ком по­вест­во­ва­ния и мо­жет пе­ре­дать та­кие тон­кие ве­щи, ко­то­рые недо­ступ­ны да­же ли­те­ра­ту­ре.

ИДЕЯ ПРИ­ХО­ДИТ СА­МА

- Вы как-то ска­за­ли, что про­сто ждё­те идею оче­ред­но­го филь­ма. Не­стан­дарт­но от­но­си­тесь и к ка­стин­гу, не ста­вя пе­ред ак­тё­ра­ми ни­ка­ких за­дач. Чем вызван та­кой под­ход?

- Од­на­жды в ин­тер­вью Джар­му­ша (ре­жис­сёр, один из яр­ких пред­ста­ви­те­лей неза­ви­си­мо­го ки­не­ма­то­гра­фа. - Ред.) я про­чёл, что фильм он все­гда на­чи­на­ет с ак­тё­ра. По­яв­ля­ет­ся ге­рой, и он под него при­ду­мы­ва­ет историю. У нас дру­гой путь. Не мы ищем идею, а она нас. На­хо­дит и тре­бо­ва­тель­но сту­чит­ся: «Да­вай, ре­а­ли­зо­вы­вай!» За­тем за­мы­сел пре­вра­ща­ет­ся в сце­на­рий, и на­чи­на­ют­ся про­бы. Усло­вия пре­дель­но про­сты: на­при­мер, ну­жен Ни­ко­лай, 48-50 лет. Ни­ка­ких иных на­пут­ствий, ха­рак­те­ри­стик боль­ше не бу­дет.

Так в Пе­тер­бур­ге мы ис­ка­ли де­тей на роли Ива­на и Ан­дрея в фильме «Возвращение». Ка­стинг-ди­рек­то­ру я ска­зал: «Мы ищем не ху­дых, не толстых, не ры­жих, не ру­сых. Нет ни­ка­ких тре­бо­ва­ний, как долж­ны вы­гля­деть маль­чи­ки. Про­сто под­рост­ки 12-15 лет». По­че­му? По­то­му что это не име­ет ни­ка­ко­го зна­че­ния. Ак­тё­ру на про­бах не на­до никого иг­рать, изоб­ра­жать. Нуж­но про­сто быть мак­си­маль­но до­сто­вер­ным, сделать так, чтобы сло­ва, ко­то­рые он про­из­но­сит, за­ис­кри­ли. Чтобы сво­ей сущ­но­стью он ор­га­ни­че­ски за­пол­нил пред­став­ле­ние о сво­ём пер­со­на­же. И ко­гда при­хо­дит та­кой ак­тёр и си­я­ет прав­дой ты лю­бу­ешь­ся, какой он жи­вой и есте­ствен­ный в за­дан­ных об­сто­я­тель­ствах. Всё - этот че­ло­век бе­рёт на се­бя эту роль!

- Ва­ши филь­мы ча­сто на­зы­ва­ют прит­ча­ми, с чем вы не со­гла­ша­е­тесь. По­че­му?

- Бе­гу от опре­де­ле­ния жан­ров, по­то­му что это все­гда кли­ше. Мне ка­жет­ся, нуж­но раз­ру­шать усто­яв­ши­е­ся нор­мы. Со­зда­вать новые дра­ма­ти­че­ские кол­ли­зии, ко­то­рые вы­бра­сы­ва­ют человека из при­выч­ной сре­ды. Ведь мы уже ждём, что в кон­це кар­ти­ны всё за­кон­чит­ся хо­ро­шо и наступит уми­ро­тво­ре­ние. Но это непра­виль­но. Долж­на быть жаж­да по­нять и осмыс­лить то, что про­ис­хо­дит на экране. Ав­то­ру филь­ма не на­до ди­дак­ти­че­ски рас­ска­зы­вать зри­те­лю, какой пер­со­наж по­ло­жи­тель­ный, а какой от­ри­ца­тель­ный. Это ри­то­ри­ка, ра­бо­та­ю­щая с ин­фан­тиль­ным со­зна­ни­ем. А мне бы хо­те­лось, чтобы че­ло­век, об­ла­да­ю­щий ин­тел­лек­том, опы­том жиз­нен­ных оши­бок, про­еци­ро­вал уви­ден­ное на се­бя, лю­дей, ко­то­рые ря­дом. И уви­дев фильм, рас­ска­зы­ва­ю­щий о про­бле­мах об­ще­ства, за­ду­мал­ся: «Вот как мы жи­вём. Так нель­зя. На­до что­то ме­нять».

ГОРЬКАЯ ПИЛЮЛЯ

- Но у вас боль­шин­ство пер­со­на­жей как раз от­ри­ца­тель­ные…

- Это тра­ди­ция со­ци­а­ли­сти­че­ско­го ре­а­лиз­ма при­учи­ла нас к то­му, что есть ге­рои со зна­ка­ми плюс и ми­нус. Я не на­хо­жу сво­их пер­со­на­жей от­ри­ца­тель­ны­ми. Они про­сто лю­ди, по­рой слож­ные и лич­но у ме­ня вы­зы­ва­ю­щие со­чув­ствие и со­жа­ле­ние. Это от­но­сит­ся и ко всем нам. Ведь ча­сто пе­ред окру­жа­ю­щи­ми мы пре­зен­ту­ем се­бя с са­мой вы­год­ной сто­ро­ны. А воз­вра­ща­ясь до­мой, ста­но­вим­ся са­ми­ми со­бой, со всеми про­бле­ма­ми и про­ти­во­ре­чи­я­ми. Од­на жен­щи­на из Но­во­си­бир­ска рас­ска­за­ла, что по­сле филь­ма «Не­лю­бовь» у неё не было сил под­нять­ся с крес­ла… А ко­гда при­шла до­мой, об­ня­ла своего сына и не от­пус­ка­ла его несколь­ко ча­сов.

Кар­ти­на ра­нит зри­те­ля, но это очищающая боль. У ме­ня нет «Фейс­бу­ка» и дру­гих со­ци­аль­ных се­тей, но я знаю, ка­кие страсти ки­пят во­круг филь­ма. Го­ря­чо в обе сто­ро­ны, и это ещё од­но сви­де­тель­ство, что мы по­па­да­ем в порт­рет со­вре­мен­ни­ка. Мо­жет быть, кто-то узна­ет в ге­ро­ях лен­ты близ­ких, ес­ли не ре­шит­ся уви­деть соб­ствен­ное от­ра­же­ние. И ес­ли мы от­стра­ня­ем­ся от этих «от­ри­ца­тель­ных» пер­со­на­жей, то об­кра­ды­ва­ем са­мих се­бя, ли­ша­ясь нуж­но­го и полезного уро­ка. Пилюля горькая, но она при­но­сит ис­це­ле­ние.

- Кста­ти, рас­крой­те ин­три­гу. Действие дра­мы про­ис­хо­дит в Москве, но глав­ный ге­рой в ма­шине слу­ша­ет новости, где упо­ми­на­ет­ся Пе­тер­бург, гу­бер­на­тор Пол­та­вчен­ко. Что это зна­чит?

- Со­бы­тия в фильме от­но­сят­ся к ок­тяб­рю 2012 го­да. То­гда все твер­ди­ли про ка­лен­дарь майя и ко­нец све­та, ко­то­рый он обе­щал. Эта те­ма зву­ча­ла из каждого утю­га, так что Зак­со­бра­ние Пе­тер­бур­га да­же об­ра­ти­лось к гу­бер­на­то­ру с прось­бой при­нять ме­ры по пре­кра­ще­нию ис­те­рии. На это иро­нич­но и ед­ко от­ре­а­ги­ро­вал жур­на­лист Ста­ни­слав Ку­чер, ко­то­рый де­лал на ра­дио ост­рые за­ри­сов­ки. Нам нуж­на бы­ла та­кая сце­на, где фо­ном го­во­ри­лось бы об апо­ка­лип­си­се. Так по­явил­ся сю­жет о Пе­тер­бур­ге.

ОТ МАЯКОВ ДО НЕПРИГЛЯДНОСТИ

- У вас ак­тив­ная граж­дан­ская по­зи­ция. Мно­гим за­пом­ни­лось, как вы под­дер­жа­ли Кон­стан­ти­на Рай­ки­на, за­явив­ше­го о воз­вра­те цен­зу­ры, от­кры­то вы­сту­пи­ли против «гос­за­ка­за в ис­кус­стве».

- Ко­гда в об­ще­стве воз­ни­ка­ет про­па­ган­дист­ский уклон, а Ми­ни­стер­ство куль­ту­ры за­яв­ля­ет, что бу­дет пе­сто­вать толь­ко те цве­ты, ко­то­рые нуж­ны, - с мо­ей точ­ки зре­ния, это гу­би­тель­но. Нель­зя сво­дить всё лишь к то­му, что не­об­хо­ди­мо го­су­дар­ству. На­про­тив, нуж­но со­зда­вать все воз­мож­но­сти для сво­бод­ной ре­чи. У нас же чи­нов­ни­ки за­кры­ва­ют ки­но­фе­сти­ва­ли лишь из-за то­го, что они не по вку­су на­чаль­ству. Но от­вет­ствен­ность ху­дож­ни­ка как раз в том и со­сто­ит, чтобы го­во­рить прав­ду, а не «ри­со­вать» ка­кие-то ро­зо­вые об­ла­ка.

В фильме «Не­лю­бовь» есть часть, по­свя­щён­ная во­лон­тёр­ско­му от­ря­ду. Лю­ди, ра­бо­та­ю­щие ме­не­дже­ра­ми, пре­по­да­ва­те­ля­ми, ин­же­не­ра­ми, в сво­бод­ное вре­мя ищут про­пав­ших де­тей. Это то­же пробуждение граж­дан­ско­го чув­ства. Во­пре­ки то­му, что го­су­дар­ство ане­мич­но, инерт­но, жи­те­ли объ­еди­ня­ют­ся и помогают се­бе са­ми.

- А в це­лом мо­гут ли филь­мы, куль­ту­ра что-то из­ме­нить в на­шей жизни?

- Они неиз­беж­но вли­я­ют на всё об­ще­ство. Ес­ли бы не су­ще­ство­ва­ло ис­кус­ства, мы бы­ли бы стаей волков, ко­то­рые рыщут в поисках за­ра­бот­ка. Ис­кус­ство воз­вра­ща­ет нас к то­му, кем мы мо­жем быть. Со­зда­вая и иде­аль­ные ма­я­ки, и непри­гляд­ные порт­ре­ты. Оно за­став­ля­ет человека ре­флек­си­ро­вать, раз­мыш­лять, как устро­ен мир, со­мне­вать­ся в се­бе са­мом - и от­кли­кать­ся на этот зов.

- Вы со­зда­ли прон­зи­тель­ные лен­ты, но во­семь лет вы также про­ра­бо­та­ли в те­ат­ре. Нет же­ла­ния вернуться?

- Же­ла­ние есть, но чтобы взять­ся за по­ста­нов­ку, нуж­но влюбиться в какой-то за­мы­сел, ко­то­рый мо­жет быть ре­а­ли­зо­ван ис­клю­чи­тель­но на сцене. Ко­гда тво­рят Мо­гу­чий, Се­реб­рен­ни­ков, Ку­ля­бин, Богомолов, нуж­но как ми­ни­мум быть в этом ря­ду. Го­во­рить точ­но, лег­ко. Ли­бо ра­ди­каль­но шагнуть в дру­гую сто­ро­ну, ожи­вить тра­ди­цию. Пред­ло­же­ния по­ста­вить спек­так­ли есть, но я их от­кла­ды­ваю. У нас уже го­то­вы несколь­ко сце­на­ри­ев но­вых фильмов, по­яви­лась идея сделать чёрно-бе­лую кар­ти­ну о бло­ка­де Ле­нин­гра­да, Ба­бьем Яре. Поэтому по­ка есть воз­мож­ность, хо­тел бы сни­мать ки­но.

НЕ МЫ ИЩЕМ ИДЕЮ, А ОНА НАС. ЗА­ТЕМ ЗА­МЫ­СЕЛ ПРЕ­ВРА­ЩА­ЕТ­СЯ В СЦЕ­НА­РИЙ.

В его филь­мах нет от­ри­ца­тель­ных и по­ло­жи­тель­ных ге­ро­ев, есть про­сто лю­ди. Кадр из филь­ма «Из­гна­ние»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.