ПЕ­ТЕР­БУРГ - НА­ЧА­ЛО, МОСКВА - ЗО­ЛО­ТОЙ ВЕК?

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - САНКТ-ПЕТЕРБУРГ МАСТЕРА И ШЕДЕВРЫ -

Илья ДОРОНЧЕНКОВ, де­кан фа­куль­те­та ис­то­рии ис­кусств Ев­ро­пей­ско­го уни­вер­си­те­та в Санк­тПе­тер­бур­ге, про­фес­сор Санкт­Пе­тер­бург­ско­го го­су­дар­ствен­но­го ака­де­ми­че­ско­го ин­сти­ту­та жи­во­пи­си, скульп­ту­ры и ар­хи­тек­ту­ры им. И. Е. Ре­пи­на:

­ Им­пе­ра­тор­ская ака­де­мия ху­до­жеств, учре­ждён­ная в 1757 го­ду в Санкт­Пе­тер­бур­ге, ба­зи­ро­ва­лась на прин­ци­пах об­ра­зо­ва­ния, которые на­ча­ли фор­ми­ро­вать­ся в XVI сто­ле­тии в Ита­лии и окон­ча­тель­но опре­де­ли­лись к се­ре­дине XVII ве­ка во Фран­ции. Они ко­рен­ным об­ра­зом от­ли­ча­лись от тех, что су­ще­ство­ва­ли дол­гое вре­мя до это­го. Рань­ше бу­ду­щий ху­дож­ник под­рост­ком по­сту­пал в услу­же­ние к масте­ру, но­сил ему пи­во из под­ва­ла, рас­ти­рал крас­ки ­ и по­не­мно­гу обу­чал­ся ис­кус­ству жи­во­пи­си. При­мер ма­сте­ра был глав­ным сред­ством обу­че­ния.

Поз­же бы­ла вы­ра­бо­та­на но­вая си­сте­ма, ко­то­рая стро­и­лась на бо­лее объ­ек­тив­ных прин­ци­пах, при ко­то­рой не один, а несколь­ко пре­по­да­ва­те­лей раз­де­ля­ют меж­ду со­бой об­ла­сти про­фес­си­о­наль­но­го ма­стер­ства и обу­ча­ют мо­ло­дых лю­дей раз­ным пред­ме­там: ана­то­мии, пер­спек­ти­ве, ком­по­зи­ции, ри­сун­ку… В иде­а­ле это поз­во­ля­ет сде­лать ху­дож­ни­ком прак­ти­че­ски каж­до­го.

Ещё од­но клю­че­вое до­сти­же­ние но­вой мо­де­ли ­ она пред­став­ля­ла ис­кус­ство как ду­хов­ную де­я­тель­ность, слу­же­ние веч­ной кра­со­те и об­ще­му бла­гу. Че­ло­век у моль­бер­та пе­ре­ста­ёт быть ре­мес­лен­ни­ком, он ста­но­вит­ся ува­жа­е­мым про­фес­си­о­на­лом, за­ни­ма­ю­щим­ся ин­тел­лек­ту­аль­ным тру­дом. Это бы­ло очень важ­ным мо­мен­том в ста­рой си­сте­ме цен­но­стей, где все, кто ра­бо­тал ру­ка­ми, на­хо­ди­лись на низ­шей сту­пе­ни общественного по­ло­же­ния, и осо­бен­но важ­ным для Рос­сии, ко­то­рая уско­рен­ны­ми тем­па­ми про­хо­ди­ла в ис­кус­стве ев­ро­пей­ский путь.

У ду­мав­ше­го об Ака­де­мии Пет­ра I до неё, что на­зы­ва­ет­ся, не до­шли ру­ки. В его по­ру ху­дож­ник слу­жил важ­ней­шим ути­ли­тар­ным за­да­чам: ил­лю­стри­ро­вал кни­ги, оформ­лял по­строй­ки, за­ни­мал­ся про­па­ган­дой.

И лишь к кон­цу XVIII ве­ка, во мно­гом бла­го­да­ря Ака­де­мии, ху­дож­ник по­сте­пен­но вы­рас­та­ет в со­ци­аль­но зна­чи­мую фи­гу­ру, спо­соб­ную со­зда­вать ве­щи, вы­зы­ва­ю­щие об­ще­ствен­ный ин­те­рес и фор­ми­ру­ю­щие тот фе­но­мен, ко­то­рый в на­шей ис­то­рии до то­го от­сут­ство­вал: ин­те­ре­су­ю­щу­ю­ся ис­кус­ством пуб­ли­ку. По­во­рот­ной точ­кой здесь ста­ло «иде­аль­ное» ака­де­ми­че­ское по­лот­но ­ «По­след­ний день Пом­пеи» Кар­ла Брюл­ло­ва (1833). И важ­ней­шая роль Ака­де­мии имен­но в том, что она сфор­ми­ро­ва­ла профессиональную сре­ду ху­дож­ни­ков. Они, соб­ствен­но, и сде­ла­ли рус­ское ис­кус­ство, ко­то­рым мы се­го­дня гор­дим­ся. Ака­де­мия да­ла им шко­лу, пред­став­ле­ние о сво­ём ста­ту­се и, в ко­неч­ном счё­те, бу­дучи по мо­де­ли сво­ей ин­сти­ту­ци­ей ин­тер­на­ци­о­наль­ной, при­об­щи­ла и к ан­тич­но­му на­сле­дию, и к меж­ду­на­род­но­му ху­до­же­ствен­но­му про­цес­су.

Од­на­ко по­ми­мо свет­лой у Ака­де­мии есть и тём­ная сто­ро­на. И за­клю­ча­ет­ся она в том, что по су­ти это кон­вей­ер, ма­ши­на по про­из­вод­ству ху­дож­ни­ков, с тру­дом сми­ря­ю­ща­я­ся с чем­то вы­хо­дя­щим за её рам­ки. Бо­лее то­го, спо­соб­ная та­кую вы­би­ва­ю­щу­ю­ся из ря­да ин­ди­ви­ду­аль­ность по­дав­лять. Ака­де­мия учи­ла «ве­ли­ко­му, веч­но­му и пре­крас­но­му», неиз­ме­ня­е­мым кри­те­ри­ям кра­со­ты. Что, увы, со вре­ме­нем всё даль­ше уво­ди­ло её от современности.

Это мож­но уви­деть на при­ме­ре Ильи Ре­пи­на, ко­то­рый пи­сал в Ака­де­мии кар­ти­ны на биб­лей­ские те­мы, но по­сле её окон­ча­ния со­здал ма­ни­фест со­ци­аль­но­го ре­а­лиз­ма «Бур­ла­ки на Вол­ге». Или Ва­си­лия Су­ри­ко­ва, ко­то­рый, за­кон­чив Ака­де­мию, сбе­жал в Моск­ву и со­здал своё «Ут­ро стре­лец­кой каз­ни» ­ уни­каль­ную в ми­ро­вом кон­тек­сте кар­ти­ну, в ко­то­рой нет ни­че­го ака­де­ми­че­ско­го!

В этом смыс­ле вы­год­но от­ли­ча­лось Мос­ков­ское учи­ли­ще жи­во­пи­си, ва­я­ния и зод­че­ства, ко­то­рое хоть и ба­зи­ро­ва­лось на той же мо­де­ли, что пе­тер­бург­ская Ака­де­мия, но бы­ло бо­лее сво­бод­ным во мно­гих от­но­ше­ни­ях, чем учеб­ное за­ве­де­ние, встро­ен­ное в бю­ро­кра­ти­че­скую систему сто­ли­цы.

И ес­ли в Пе­тер­бур­ге обу­че­ние ос­но­вы­ва­лось на аб­со­лют­ном при­о­ри­те­те клас­си­ки, то имен­но в Москве мог по­явить­ся тот же Ва­си­лий Пе­ров, дав­ший ка­мер­тон все­му на­ше­му ис­кус­ству вто­рой по­ло­ви­ны XIX ве­ка. Бла­го­да­ря боль­шей сво­бо­де и тер­пи­мо­сти в учи­ли­ще на­ча­ли пре­по­да­вать Кон­стан­тин Ко­ро­вин, Ва­лен­тин Се­ров, Иса­ак Ле­ви­тан ­ ху­дож­ни­ки с яр­ко вы­ра­жен­ным «ли­цом» и без­оши­боч­но ощу­ща­е­мой со­вре­мен­но­стью мыш­ле­ния. И имен­но по­то­му учи­ли­ще мож­но на­звать од­ной из ко­лы­бе­лей рус­ско­го аван­гар­да, став­ше­го неотъ­ем­ле­мой ча­стью ми­ро­вой куль­ту­ры. Имен­но че­рез эту шко­лу так или ина­че про­шли мно­гие ре­фор­ма­то­ры жи­во­пи­си той по­ры ­ Ла­ри­о­нов, Гон­ча­ро­ва, Маш­ков, Бур­люк и дру­гие.

По­это­му здесь важ­но от­ме­тить: са­ма по се­бе Ака­де­мия ше­дев­ров не со­зда­ва­ла, но это и не бы­ло её за­да­чей. Но она ста­ла трам­пли­ном для ху­дож­ни­ков, со­зда­вав­ших то рус­ское ис­кус­ство, ко­то­рое се­го­дня зна­ет весь мир.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.