«У КАЖ­ДО­ГО СВОЙ ДОВЛАТОВ»

Алек­сей Гер­ман­млад­ший о стае, та­лан­те и ушед­шей эпо­хе

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ЛИЧНОСТЬ - Алек­сей ГЕР­МАН. Еле­на ДАНИЛЕВИЧ Сер­гей ПРУДНИКОВ

3 СЕН­ТЯБ­РЯ ИС­ПОЛ­НИ­ЛОСЬ БЫ 76 ЛЕТ СЕР­ГЕЮ ДОВЛАТОВУ. В ПЕТЕРБУРГЕ, ГДЕ ОН ЖИЛ, «ДЕНЬ Д» УЖЕ СТАЛ ГО­РОД­СКИМ ФЕ­СТИ­ВА­ЛЕМ. А РЕ­ЖИС­СЁР АЛЕК­СЕЙ ГЕР­МАН-МЛАД­ШИЙ ЗА­КАН­ЧИ­ВА­ЕТ РА­БО­ТУ НАД ФИЛЬ­МОМ «ДОВЛАТОВ».

- Алек­сей, сю­жет кар­ти­ны по­стро­ен все­го на несколь­ких днях ле­нин­град­ско­го пе­ри­о­да жиз­ни пи­са­те­ля. По­че­му вы­бра­ны имен­но 70-е?

- Это осо­бое вре­мя в жиз­ни го­род­ской ин­тел­ли­ген­ции. Брод­ский то­гда ещё не уехал в Аме­ри­ку, Довлатов - в При­бал­ти­ку. Оста­лись и от­го­лос­ки свободы, ко­то­рая те­перь на­зы­ва­ет­ся от­те­пе­лью. Хо­тя в Ле­нин­гра­де от­те­пе­ли по­чти не бы­ло, это боль­ше мос­ков­ское раз­вле­че­ние. Кро­ме то­го, в эту по­ру они все мо­ло­ды, энер­гич­ны, им по 30 лет. Мы зна­ем их уже дру­ги­ми - уста­лы­ми, бо­ро­да­ты­ми, а здесь жизнь ещё пол­на на­дежд. В це­лом нам бы­ло важ­но по­ка­зать та­лант­ли­вых лю­дей, ко­то­рые из-за раз­ных об­сто­я­тельств на­ше­го ми­ро­устрой­ства не мог­ли за­ни­мать­ся, чем хо­те­ли. И вы­нуж­де­ны бы­ли по­ки­нуть стра­ну. В этом ря­ду не толь­ко пи­са­те­ли, но и художники, ар­хи­тек­то­ры. У нас же бы­ла вы­да­ю­ща­я­ся шко­ла пе­тер­бург­ской жи­во­пи­си, ко­то­рая про­сто рас­тво­ри­лась.

НЕ ТА­КОЙ, КАК В КНИ­ГАХ

- Глав­ную роль в филь­ме иг­ра­ет серб­ский ар­тист. Рус­ско­го не на­шлось?

- Во-пер­вых, Ми­лан Ма­рич не толь­ко та­лант­ли­вый че­ло­век, но и внешне по­ра­зи­тель­но по­хож на До­вла­то­ва. Во-вто­рых, у него есть внут­рен­нее сход­ство с Сер­ге­ем До­на­то­ви­чем, что нема­ло­важ­но. Мы ис­ка­ли нуж­но­го ак­тё­ра по все­му ми­ру, но оста­но­ви­лись на Сер­бии, по­то­му что мен­таль­ность этой стра­ны близ­ка и нам.

- Вы уве­ря­е­те, что вся ис­то­рия в филь­ме - вы­ду­ман­ная. От­че­го так? Ведь в ре­аль­ной жиз­ни пи­са­те­ля бы­ло мно­го яр­ких неор­ди­нар­ных со­бы­тий.

- Де­ло в том, что Довлатов сам се­бя немнож­ко… вы­ду­мал. Мно­гие спе­ци­а­ли­сты, изу­ча­ю­щие его био­гра­фию, не мо­гут объ­яс­нить, как он стал вы­да­ю­щим­ся. Мол, пил, гу­лял, со­чи­нял анекдоты и вдруг стал пи­сать за­ме­ча­тель­ные кни­ги. Су­ще­ству­ет и та­кая точ­ка зре­ния: Довлатов был сред­ним пи­са­те­лем, но уехал и стал зна­ме­ни­тым. То же са­мое по­рой го­во­рят о Брод­ском. Я так не счи­таю. Он изна­чаль­но был ве­ли­ким, и вы­сла­ли его или нет, зна­че­ния не име­ет. Че­ло­век ду­мал, стра­дал - и се­год­ня его зна­ют во всём ми­ре. А кри­ти­ки пусть са­ми на­пи­шут ро­ман, ко­то­рый про­чтут мил­ли­о­ны.

- Но прав­да и то, что в дей­стви­тель­но­сти Довлатов был со­всем не та­кой, ка­ким пред­став­ля­ет­ся.

- Да, ре­аль­ный и книж­ный пер­со­на­жи не сов­па­да­ют. Ко­гда на­чи­на­ешь раз­би­рать­ся, вы­яс­ня­ет­ся, что он ра­но вста­вал, тща­тель­но ра­бо­тал над сло­вом и сти­ли­сти­кой. В це­лом мно­го тру­дил­ся, так что об­раз необя­за­тель­но­го пью­ще­го че­ло­ве­ка, ве­сель­ча­ка, к ко­то­ро­му все при­вык­ли, да­лёк от дей­стви­тель­но­сти. Мы не хо­те­ли ни иде­а­ли­зи­ро­вать, ни ко­пать­ся в гряз­ном бе­лье. Стре­ми­лись по­ка­зать его жи­вым. По­это­му ушли от экра­ни­за­ции и на­пи­са­ли свой сце­на­рий с вкрап­ле­ни­я­ми про­зы и вы­ска­зы­ва­ний До­вла­то­ва. По­ста­ра­лись в сжа­той фор­ме рас­ска­зать о ко­рот­ком про­ме­жут­ке био­гра­фии, где про­ис­хо­дят важ­ные для него со­бы­тия, свя­зан­ные с се­мьёй, от­но­ше­ни­я­ми, по­пыт­ка­ми опуб­ли­ко­вать­ся и т. д.

ВОЗРОДИЛИ ДУХ ЭПО­ХИ

- Кста­ти, о се­мье. Се­год­ня неко­то­рые ре­жис­сё­ры, сни­ма­ю­щие филь­мы о зна­ме­ни­то­стях, да­же не из­ве­ща­ют об этом ни са­мих «звёзд», ни их род­ствен­ни­ков. У До­вла­то­ва оста­лись же­на и дочь, близ­кие дру­зья. Вы с ни­ми встре­ча­лись?

- Мы не про­сто встре­ча­лись с Еле­ной и Ека­те­ри­ной До­вла­то­вы­ми, ко­то­рые несколь­ко раз при­ез­жа­ли в Пе­тер­бург. С са­мо­го на­ча­ла они бы­ли в кур­се на­ше­го про­ек­та. По­то­му что я счи­таю опре­де­лён­ным хам­ством, ко­гда ки­не­ма­то­гра­фи­сты втор­га­ют­ся в чью-то лич­ную жизнь и при этом ни с кем не со­ве­ту­ют­ся. А ко­гда на­чи­на­ют­ся пре­тен­зии в ис­ка­же­нии фак­тов, за­яв­ля­ют: «Име­ем пра­во - ав­тор­ское про­чте­ние». Мы го­во­ри­ли и с неко­то­ры­ми дру­зья­ми До­вла­то­ва. Оценки раз­ные, но ина­че и быть не мо­жет: у каж­до­го свой Довлатов.

- Вы рас­ска­зы­ва­ли, что по­чти все ин­те­рье­ры в филь­ме при­шлось «по­стро­ить»: квар­ти­ры, дет­ские ка­че­ли, фо­на­ри. Не­уже­ли в го­ро­де всё так из­ме­ни­лось?

- Ста­ло дру­гим! Свет, крас­ки, асфальт, одеж­да, ли­ца… У нас, на­при­мер, бы­ла сце­на в Боль­шом дра­ма­ти­че­ском. При­шли, а в те­ат­ре сде­лан капитальный ре­монт. Две­ри, сте­ны - всё но­вое. Или ули­ца Ру­бин­штей­на, на ко­то­рой в 23-м до­ме жил Довлатов - се­год­ня она сплошь в ка­ба­ках.

Нет и огром­ных ле­нин­град­ских ком­му­на­лок, где все со­би­ра­лись за боль­шим сто­лом и спо­ри­ли до утра. Та­кие по­си­дел­ки ки­пе­ли и в на­шей квар­ти­ре, ко­гда в го­сти к ро­ди­те­лям кто толь­ко не при­хо­дил. Кста­ти, мой отец знал До­вла­то­ва.

Эпо­ха ушла, но мы пы­та­лись со­здать ощу­ще­ние то­го вре­ме­ни. Подняли ар­хи­вы, ин­те­рье­ры стро­и­ли в до­мах, пред­на­зна­чен­ных под снос, ши­ли ко­стю­мы для мас­со­вых сцен, пе­ча­та­ли со­вет­ские обои. Да­же по­про­си­ли пе­тер­бурж­цев при­не­сти ве­щи, пред­ме­ты бы­та той по­ры. Здо­ро­во по­мог­ли в ор­га­ни­за­ции съё­мок и го­род­ские вла­сти. Ведь нам при­шлось несколь­ко раз пе­ре­кры­вать ули­цы в цен­тре, что­бы убрать со­вре­мен­ные де­та­ли. Ме­ня, на­при­мер, очень сму­ща­ет, ко­гда идёт ис­то­ри­че­ский фильм, а в до­мах стек­ло­па­ке­ты. Ста­ра­лись по­доб­ных ля­пов из­бе­жать.

- В ва­шем филь­ме нет ба­таль­ных сцен, эк­ше­на. Ка­ким же ви­дит­ся про­кат? Мо­жет, для «рас­крут­ки» устро­ить гром­кий скан­дал, как с «Ма­тиль­дой»?

- Да мы са­ми об этом ду­ма­ем! Жаль, что де­пу­тат, ко­то­рая так по­мо­га­ет Алек­сею Учи­те­лю, сей­час за­ня­та борь­бой за свет­лую па­мять Ни­ко­лая II - на мой взгляд, не лучшего рус­ско­го ца­ря, ко­то­рый по­те­рял сна­ча­ла стра­ну, а по­том и се­мью. Ес­ли се­рьёз­но, су­пер­ге­роя у нас дей­стви­тель­но нет, и это мо­жет ослож­нить про­дви­же­ние на рын­ке. Прав­да, ко­гда за­пус­ка­ли картину, «Ле­ва­да-центр» про­вёл опрос: «Хо­те­ли бы вы ви­деть фильм о До­вла­то­ве?» - и 28% зри­те­лей от­ве­ти­ли утвер­ди­тель­но.

НЕ ВЕ­РИМ СВО­ИМ?

- В кар­тине вы рас­ска­зы­ва­е­те о лю­дях с непро­стой судь­бой. По раз­ным при­чи­нам они уеха­ли, но мно­гие му­ча­лись вда­ли от Рос­сии, меч­та­ли вер­нуть­ся…

- Ко­гда мы ра­бо­та­ли в ар­хи­вах, за­да­ва­лись во­про­са­ми - по­че­му не пуб­ли­ко­ва­ли До­вла­то­ва, ста­ви­ли пал­ки в ко­лё­са Тов­сто­но­го­ву? Я уже не го­во­рю про за­пре­щён­ные филь­мы моего от­ца. Ну что пло­хо­го в «Про­вер­ке на до­ро­гах» - о борь­бе пар­ти­зан­ско­го от­ря­да про­тив фа­ши­стов? А ведь лен­та, яко­бы за «де­ге­ро­иза­цию на­род­но­го со­про­тив­ле­ния», про­ле­жа­ла на пол­ке 15 лет!

Это пе­чаль­ная осо­бен­ность на­шей стра­ны - не ве­рить сво­им. Сна­ча­ла вы­дав­ли­вать, а по­том из­ви­нять­ся, ставить па­мят­ни­ки. Как про­изо­шло с тем же До­вла­то­вым. По­доб­ное про­ис­хо­ди­ло и в ми­ре. В Шта­тах то­же про­цве­тал мак­кар­тизм, вы­нуж­ден был уехать Чар­ли Ча­п­лин, но там во­вре­мя оду­ма­лись. Сей­час аме­ри­кан­цы про­слав­ля­ют сво­их вы­да­ю­щих­ся граж­дан. Не стес­ня­ют­ся, по­сто­ян­но сни­ма­ют о них кар­ти­ны. По­че­му бы и нам ши­ро­ко не рас­ска­зы­вать о на­ших учё­ных, шах­ма­ти­стах, по­этах и ху­дож­ни­ках?

- Но у каж­до­го - своё мне­ние, лю­ди впра­ве его вы­ра­жать как в под­держ­ку, так и про­тив от­дель­ных лич­но­стей.

ИЗ НЬЮ-ЙОР­КА WITH LOVE

В ПЕТЕРБУРГЕ ПРЕДСТАВЯТ РЕД­КИЕ ФО­ТО­ГРА­ФИИ ДО­ВЛА­ТО­ВА. ИХ ПРОДАДУТ НА АУК­ЦИ­ОНЕ, А СО­БРАН­НЫЕ ДЕНЬ­ГИ ПОЙ­ДУТ НА ЛЕ­ЧЕ­НИЕ ОНКОЛОГИЧЕСКИХ БОЛЬ­НЫХ.

Мероприятие прой­дёт 10 сен­тяб­ря. Ав­то­ры ра­бот - из­вест­ные фо­то­ху­дож­ни­ки Ни­на Ало­верт и Марк Сер­ман. Стар­то­вая це­на каж­до­го сним­ка 1000 руб­лей, все­го на аук­ци­оне пред­став­ле­но 23 порт­ре­та. На­при­мер, на од­ном Сер­гей До­на­то­вич изоб­ра­жён с сы­ном Ко­лей, дру­гие по­свя­ще­ны ра­бо­те в га­зе­те «Но­вый аме­ри­ка­нец», где Довлатов ре­дак­тор­ство­вал в те­че­ние двух лет.

- Ко­неч­но, мож­но не лю­бить Сол­же­ни­цы­на, Брод­ско­го, На­бо­ко­ва, опа­сать­ся Бу­ни­на, пре­зи­рать Ба­рыш­ни­ко­ва, Си­кор­ско­го и Эрн­ста Не­из­вест­но­го. Мож­но счи­тать небла­го­на­дёж­ным да­же Ль­ва Тол­сто­го, ко­то­рый не очень хо­ро­шо се­бя вёл по от­но­ше­нию к од­но­му из важ­ней­ших ин­сти­ту­тов на­шей стра­ны. Мож­но всем ука­зать на дверь, но кто оста­нет­ся, бу­дет под­ни­мать на­у­ку, куль­ту­ру? Ведь в чём тра­ге­дия 70-80-х? Не на­шла сво­е­го ме­ста ин­тел­ли­ген­ция - пре­по­да­ва­те­ли, вра­чи, пи­са­те­ли, ак­тё­ры, ча­сто со­всем небо­га­тые. Они в по­ли­ти­ку не лез­ли. Мог­ли здесь ле­чить, учить де­тей, ра­до­вать сво­ей иг­рой зри­те­лей, но в ито­ге уеха­ли.

Я не сто­рон­ник край­но­стей. Кри­чал­ки мне неин­те­рес­ны. К стае не при­над­ле­жу и ста­ра­юсь жить сво­ей го­ло­вой. Счи­таю, что ис­кус­ство в стране долж­но быть слож­ное и раз­ное. По­след­ние го­ды мно­го ез­жу и ви­жу - за­рож­да­ет­ся что-то но­вое, хо­ро­шее. Идёшь по Нов­го­ро­ду, Юж­но­Са­ха­лин­ску, Ека­те­рин­бур­гу и удив­ля­ешь­ся, как ме­ня­ет­ся мо­ло­дёжь. Шта­ны узкие, за­то ли­ца от­кры­тые. Ра­ди них и сто­ит ра­бо­тать, рас­ска­зы­вать о лю­дях, фор­ми­ру­ю­щих на­шу куль­ту­ру.

«МО­ЛО­ДЁЖЬ МЕ­НЯ­ЕТ­СЯ: БРЮКИ УЗКИЕ, ЗА­ТО ЛИ­ЦА ОТ­КРЫ­ТЫЕ».

Есть и его фо­то­гра­фия с Брод­ским. Ме­сто дей­ствия китайский ре­сто­ран, где но­бе­лев­ско­го ла­у­ре­а­та чествовали за вклад в куль­тур­ную жизнь Нью-Йор­ка.

Кста­ти, Ни­на Ало­верт и Марк Сер­ман - ле­нин­град­цы. Марк был дру­жен с пи­са­те­лем ещё в го­ро­де на Не­ве, а Ни­на по­зна­ко­ми­лась с ним уже в эми­гра­ции.

«Довлатов сам се­бя немнож­ко… вы­ду­мал».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.