«НОСИТЬ ОН ДОЛ­ЖЕН КРАС­НЫЙ ЦВЕТ»

Как Рус­ская ре­во­лю­ция из­ме­ни­ла тен­ден­ции в ис­кус­стве

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - САНКТ-ПЕТЕРБУРГ МАСТЕРА И ШЕДЕВРЫ - Люд­ми­ла НИ­КО­ЛА­Е­ВА

В РУС­СКОМ МУ­ЗЕЕ ОТ­КРЫ­ЛАСЬ ВЫ­СТАВ­КА, ПО­СВЯ­ЩЁН­НАЯ 100-ЛЕ­ТИЮ ОК­ТЯБРЬ­СКОЙ РЕ­ВО­ЛЮ­ЦИИ. НА НЕЙ МОЖ­НО УВИ­ДЕТЬ, КАК МЕ­НЯ­ЛОСЬ ИС­КУС­СТВО ПО­СЛЕ ПЕ­РЕ­ВО­РО­ТА - ИЗ ВОЗВЫШЕННЫХ СФЕР ОНО СПУСТИЛОСЬ НА ЗЕМ­ЛЮ, ВЫ­ШЛО НА УЛИ­ЦЫ И ПОГРУЗИЛОСЬ В БЫТ.

«Пер­вым го­ро­дом рос­сий­ской ре­во­лю­ции» на­зы­ва­ли Пет­ро­град во­жди про­ле­та­ри­а­та. Да­же по­сле то­го как сто­ли­цей Рос­сии ста­ла Москва. По­то­му имен­но здесь и ре­ше­но бы­ло от­ме­чать первую го­дов­щи­ну Ок­тяб­ря. В но­вом го­су­дар­стве на ба­зе ста­рой Рос­сии по­явил­ся но­вый празд­ник, по­свя­щён­ный осво­бож­де­нию тру­дя­щих­ся от угне­та­ю­ще­го ка­пи­та­лиз­ма.

«И носить он дол­жен крас­ный цвет - это его цвет по­то­му, что он яв­ля­ет­ся тор­же­ством на­ше­го со­ци­а­ли­сти­че­ско­го крас­но­го зна­ме­ни, - за­яви­ла на за­се­да­нии Пет­ро­со­ве­та из­вест­ная в на­ча­ле ХХ ве­ка ак­три­са и об­ще­ствен­ный де­я­тель Ма­рия АН­ДРЕ­ЕВА. - Этот празд­ник вы­явит на­шу мощь, он явит­ся на­шим смот­ром».

Имен­но Ан­дре­евой, по­лу­чив­шей вско­ре по­сле Ок­тяб­ря 1917-го пост ко­мис­са­ра те­ат­ров и зре­лищ Пет­ро­гра­да, бы­ло по­ру­че­но за­нять­ся укра­ше­ни­ем к гря­ду­ще­му празд­ни­ку улиц, пло­ща­дей, мо­стов и зда­ний го­ро­да на Не­ве.

Прак­ти­че­ски все име­ни­тые ху­дож­ни­ки и скуль­пто­ры стра­ны то­го вре­ме­ни по­лу­чи­ли за­ка­зы. Пей­за­жи­сты, порт­ре­ти­сты, ба­та­ли­сты, гра­фи­ки, клас­си­ци­сты, фу­ту­ри­сты, аван­гар­ди­сты, аб­страк­ци­о­ни­сты… Об­щее чис­ло при­няв­ших уча­стие в из­го­тов­ле­нии эс­ки­зов пре­вы­си­ло 160 че­ло­век. А ко­ли­че­ство «охва­чен­ных» их твор­че­ством го­род­ских объ­ек­тов - 90. Се­год­ня их, спу­стя без малого сто лет, мож­но уви­деть на мас­штаб­ной вы­став­ке «Ис­кус­ство в жизнь. 1918-1925 гг.», от­кры­той в Кор­пу­се Бе­нуа Го­су­дар­ствен­но­го Рус­ско­го му­зея.

В ПИКУ ПРОШЛОМУ

Ед­ва вхо­дишь, как «упи­ра­ешь­ся» в «по­крас­нев­шую» до Эс­киз оформ­ле­ния Вла­ди­мир­ской пло­ща­ди Яна Руд­ниц­ко­го.

неузна­ва­е­мо­сти Двор­цо­вую пло­щадь (то есть пло­щадь Уриц­ко­го - та­кое на­зва­ние она ста­ла носить по­сле ги­бе­ли в ав­гу­сте 1918-го вид­но­го ре­во­лю­ци­о­не­ра и вплоть до 1944-го). Ху­дож­ник - На­тан Альт­ман. На его эс­киз­ном по­лотне Алек­сан­дрий­ский столп уто­па­ет в кро­ва­во­го цве­та фла­гах. И нет уже ни Зим­не­го с его ажур­ны­ми вра­та­ми, ни Глав­но­го шта­ба и его зна­ме­ни­той ар­ки - всё пла­мя, всё - огонь! Ху­до­же­ствен­ное чу­тьё Альт­ма­на ода­ри­ло его, по­хо­же, так­же да­ром пред­ви­де­ния гря­ду­щих по­тря­се­ний.

На­тан Иса­е­вич од­ним из пер­вых при­шёл, как то­гда пи­са­ли, «на по­мощь ре­во­лю­ции».

«Не гар­мо­нии со ста­рым я ис­кал, а кон­траст ему», - так объ­яс­нял он глав­ный по­сыл сво­е­го твор­че­ства тех лет.

И ему это вполне уда­лось, в от­ли­чие от кол­ле­ги До­бу­жин­ско­го, це­ни­те­ля клас­си­че­ской кра­со­ты го­ро­да. Тот взял­ся бы­ло за оформ­ле­ние Ад­ми­рал­тей­ства. Очень ста­рал­ся, на­сы­щая эс­ки­зы, а по­том и на­ча­тые по ним ра­бо­ты на ис­то­ри­че­ском зда­нии, ко­раб­ли­ка­ми с на­ду­ты­ми

парусами, скло­нён­ны­ми зна­мё­на­ми, раз­но­об­раз­ны­ми гир­лян­да­ми, яко­ря­ми. В ито­ге, од­на­ко, сдался, от­пра­вив за­каз­чи­кам в Цен­траль­ное бю­ро «от­каз­ное пись­мо», где со­слал­ся на де­фи­цит ма­те­ри­а­лов и ра­бо­чих рук.

Есть пред­по­ло­же­ние, что за­труд­не­ния у Мсти­сла­ва Ва­ле­ри­а­но­ви­ча с ма­те­ри­а­ла­ми на­ча­лись по­сле то­го, как он без­успеш­но пы­тал­ся «скре­стить» ста­рую рос­сий­скую и но­вую со­вет­скую эм­бле­мы, на ко­то­рой дву­гла­вый (цар­ский) орёл дер­жит в ла­пах серп и мо­лот, а на го­ло­ве у него - пя­ти­ко­неч­ная звез­да…

НО­ВЫЕ ФОР­МЫ И ЖАН­РЫ

Иным пу­тём по­шёл Кузь­ма Пет­ров-Вод­кин. Он не стал го­ро­дить сим­во­лы, взяв­шись за пан­но для празд­нич­но­го оформ­ле­ния Те­ат­раль­ной пло­ща­ди. Нет в его эс­ки­зе 1918 го­да ни звёзд, ни во­ждей, ни да­же ло­зун­гов, столь по­пу­ляр­ных в те го­ды. И крас­но­го со­всем немно­го. Есть - мо­ре, лод­ка под па­ру­сом, ле­тя­щая по вол­нам, да креп­кие ру­со­го­ло­вые пар­ни на па­лу­бе, упле­та­ю­щие ар­буз. До­мыс­лить о ста­ром и но­вом, пло­хом и хо­ро­шем пред­ла­га­ет­ся са­мо­сто­я­тель­но.

- Те про­из­ве­де­ния, ко­то­рые мы ви­дим сей­час в за­лах Кор­пу­са Бе­нуа, это празд­ник не идео­ло­гии, а ис­кус­ства, - уве­рен ди­рек­тор Рус­ско­го му­зея Вла­ди­мир ГУ­СЕВ. - Ис­кус­ства уди­ви­тель­но­го вре­ме­ни, ко­гда за­рож­да­лось фак­ти­че­ски пер­вое в сво­ём ро­де в ми­ре го­су­дар­ство лю­дей сво­бод­ных и рав­ных. Это по­том всё по­вер­ну­лось в сто­ро­ну тра­ге­дии. А то­гда, в 1917-м, жизнь от­кры­ва­ла, ка­за­лось, ве­ли­ко­леп­ные воз­мож­но­сти. Толь­ко тво­ри! По­яв­ля­лись но­вые фор­мы, но­вые жан­ры. Как го­во­ри­ла Ве­ра Мухина: «Пусть мно­гие из этих форм не со­хра­ни­лись, но это те зёр­на, из ко­то­рых впо­след­ствии про­рас­тёт боль­шое ис­кус­ство».

Ве­ра Иг­на­тьев­на, про­сла­вив­ша­я­ся впо­след­ствии на весь мир мас­штаб­ной скульп­ту­рой «Ра­бо­чий и кол­хоз­ни­ца», то­же по­участ­во­ва­ла в «ре­во­лю­ци­он­ной про­па­ган­де». Её «эс­ки­зы с гео­мет­ри­че­ским ор­на­мен­том» ста­ли ос­нов­ной те­мой для ска­тер­тей. На пер­вый взгляд, ни­че­го ре­во­лю­ци­он­но­го - в смыс­ле борь­бы ра­бо­че­го клас­са с про­кля­ты­ми бур­жу­я­ми. Но с точ­ки зре­ния об­ще­при­ня­тых то­гда рас­кра­сок - весь­ма экс­тра­ва­гант­но. А зна­чит, по-на­ше­му, по-про­ле­тар­ски! Не оста­лась в сто­роне да­же по­су­да.

«ВЫТРАВИТЬ» ТРОЦ­КО­ГО

Пер­вый (и по­след­ний в та­ком мас­шта­бе) празд­ник Ок­тяб­ря в Пет­ро­гра­де дал тол­чок раз­ви­тию со­вер­шен­но но­во­го дви­же­ния. За­явив­шее о се­бе ре­во­лю­ци­он­ное ис­кус­ство ак­тив­но ста­ло «внед­рять­ся» в по­все­днев­ную жизнь, в быт со­вет­ских лю­дей. Крас­ный цвет на дол­гие де­ся­ти­ле­тия воз­об­ла­дал в оформ­ле­нии празд­ни­ков, а так­же ка­би­не­тов, му­зеев, те­ат­раль­ных спек­так­лей; стал при­о­ри­тет­ным в ткац­ком де­ле. В ор­на­мен­те гла­вен­ству­ю­щее по­ло­же­ние за­ня­ли пя­ти­ко­неч­ная звез­да с сер­пом и мо­ло­том. Не оста­лась в сто­роне да­же по­су­да. Ис­поль­зо­вать та­рел­ки, не укра­шен­ные ло­зун­гом «Цар­ству ра­бо­чих и кре­стьян не бу­дет кон­ца», счи­та­лось «враж­деб­ной вы­ход­кой», ни боль­ше ни мень­ше! Как и поль­зо­вать­ся стоп­кой без порт­ре­та Ле­ни­на или Троц­ко­го.

Впро­чем, изоб­ра­же­ния Ль­ва Троц­ко­го недол­го укра­ша­ли оте­че­ствен­ные про­из­ве­де­ния ис­кус­ства (а с ни­ми и обыч­ную жизнь граж­дан). Уже к кон­цу 1920-х го­дов та­кие пред­ме­ты на­ча­ли уни­что­жать. Со­хра­ни­лись немно­гие в част­ных кол­лек­ци­ях.

1917 В Г. КА­ЗА­ЛОСЬ ­ ЖИЗНЬ ОТ­КРЫ­ВА­ЕТ НО­ВЫЕ ВОЗ­МОЖ­НО­СТИ!

Как, на­при­мер, один из ред­ких теперь ше­дев­ров ма­сте­ров фаб­ри­ки № 1 Ива­но-Воз­не­сен­ска 1923 го­да - хлоп­ко­вое по­ло­тен­це уни­каль­но­го жак­кар­до­во­го тка­че­ства. А так­же та­рел­ка Ми­ха­и­ла Ада­мо­ви­ча 1921 го­да «Семь лет Крас­ной Ар­мии» с порт­ре­том Троц­ко­го, ко­то­ро­го… нет. При­ка­зом ЦК пар­тии его долж­ны бы­ли вытравить. Но ка­че­ство ра­бо­ты ма­сте­ра Алек­сея Сквор­цо­ва, ис­пол­ни­те­ля идеи Ада­мо­ви­ча, ока­за­лось та­ко­вым, что до кон­ца сде­лать это­го, как ни ста­ра­лись, не уда­лось. И с опре­де­лён­ной точ­ки, ес­ли по­ве­зёт «пой­мать» свет, над сим­во­ла­ми Крас­ной ар­мии вни­зу та­рел­ки мож­но раз­гля­деть звез­ду, а на её фоне - го­ло­ву Ль­ва Да­вы­до­ви­ча со стро­го сдви­ну­ты­ми бро­вя­ми и его фак­си­ми­ле в ле­вом уг­лу.

Бо­лее трёх­сот про­из­ве­де­ний ис­кус­ства уди­ви­тель­ной эпо­хи ре­во­лю­ци­он­ных пре­об­ра­зо­ва­ний в Рос­сии пер­вой чет­вер­ти ХХ ве­ка раз­ме­сти­лись в трёх про­стор­ных за­лах Кор­пу­са Бе­нуа. Ис­кус­ства, объ­явив­ше­го вой­ну ста­ро­му, дво­рян­ско­му, утвер­ждав­ше­го в этой борь­бе не толь­ко се­бя са­мо, но и но­вый строй. По­то­му что, впу­стив и про­пу­стив че­рез се­бя идео­ло­гию, в сущ­но­сти, но­вую ве­ру, ид­ти «по ста­рым рель­сам», как вы­ра­жал­ся нар­ком про­све­ще­ния Лу­на­чар­ский, невоз­мож­но.

«Раз­ру­шить - это зна­чит со­здать, ибо, раз­ру­шая, мы пре­одо­ле­ва­ем своё про­шлое», вто­ри­ли ему твор­цы со стра­ниц га­зе­ты «Ис­кус­ство Ком­му­ны». На­сколь­ко они ока­за­лись пра­вы, мож­но су­дить по их ра­бо­там, со­здан­ным к пер­вой го­дов­щине Ок­тяб­ря.

Теперь это всё - ис­то­рия.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.