«ИЗ «АИФ» УХОДИЛ НА ВОЙ­НУ...»

Он два­дцать лет слу­жил чи­та­те­лям, как От­чизне

AiF Peterburg (St. Petersburg) - - САНКТ-ПЕТЕРБУРГ ПАМЯТЬ -

12 СЕН­ТЯБ­РЯ УШЁЛ ИЗ ЖИЗ­НИ НАШ КОЛ­ЛЕ­ГА, ВО­ЕН­НЫЙ ФО­ТО­ГРАФ И ОБОЗРЕВАТЕЛЬ «АИФ» ВЛА­ДИ­МИР СВАР­ЦЕ­ВИЧ.

Он про­жил без малого 67 лет, из ко­то­рых боль­ше 20 про­ра­бо­тал в Из­да­тель­ском до­ме «Ар­гу­мен­ты и фак­ты».

Хо­тя са­мо­му Во­ло­де сло­во «про­ра­бо­тал», на­вер­ное, не по­нра­ви­лось бы. «Я не ра­бо­таю в «АиФ» - я слу­жу «АиФ», - рас­ска­зы­вал он в ин­тер­вью, по­свя­щён­ном юби­лей­ной вы­став­ке его фо­то­гра­фий. - Я из ре­дак­ции «АиФ» уходил на вой­ну (бо­лее 100 ко­ман­ди­ро­вок в «го­ря­чие точ­ки» пла­не­ты. - Ред.), уез­жал в де­сят­ки ко­ман­ди­ро­вок, от­прав­лял­ся в при­ят­ные даль­ние пу­те­ше­ствия, но все­гда воз­вра­щал­ся в род­ную ре­дак­цию».

«Я рас­це­ни­ваю слу­же­ние сво­ей га­зе­те как слу­же­ние Оте­че­ству, - вновь под­чёр­ки­вал он, - Ро­дине, лю­дям, чи­та­те­лям, сво­им кол­ле­гам. Ка­ко­вы­ми бы ни бы­ли трен­ды и ве­я­ния ме­диа­биз­не­са».

В жур­на­ли­сти­ку Свар­це­вич при­шёл в 1971 г., ко­гда ещё не бы­ло слов «трен­ды» и «ме­диа­биз­нес». И ес­ли го­во­рить о сту­пе­нях про­фес­си­о­наль­ной ка­рье­ры, то Во­ло­дя про­шёл их все - от рай­он­ной га­зе­ты в род­ной Ка­луж­ской об­ла­сти до «Из­ве­стий», ТАСС и «Рей­тер». Со сво­ей фо­то­ка­ме­рой он ез­дил на аф­ган­скую и че­чен­ские вой­ны, осве­щал со­бы­тия на Ближ­нем Во­сто­ке, участ­во­вал в гу­ма­ни­тар­ной опе­ра­ции ООН в Аф­ри­ке. По­сле ава­рии на Чер­но­быль­ской АЭС в 1986 г. бес­страш­но от­пра­вил­ся сни­мать последствия ка­та­стро­фы. По­том бы­ли ко­ман­ди­ров­ки в кро­во­то­ча­щую Юго­сла­вию и На­гор­ный Ка­ра­бах, Ба­ку и Фер­га­ну, Прид­не­стро­вье и Юж­ную Осе­тию с Аб­ха­зи­ей...

В 1996-м Вла­ди­мир свя­зал свою судь­бу с «АиФ». Его фо­то­гра­фии, ко­то­рые Свар­це­вич сни­мал в «го­ря­чих точ­ках», в эпи­цен­трах тер­ак­тов - прон­зи­тель­ные, про­пах­шие по­ро­хом, про­пи­тан­ные бо­лью ис­ка­ле­чен­ных и сра­жён­ных го­рем лю­дей, - ста­ли вы­хо­дить в свет мно­го­мил­ли­он­ны­ми ти­ра­жа­ми, луч­ше лю­бых слов рас­ска­зы­вая чи­та­те­лям о том, что про­ис­хо­дит в стране и ми­ре. Но ед­ва ли боль­шин­ство из чи­тав­ших эти ре­пор­та­жи пред­став­ля­ли се­бе, ка­ким тру­дом, ка­ки­ми нер­ва­ми до­бы­ва­лись та­кие кад­ры.

«Рань­ше ты про­сто от­прав­лял нега­ти­вы в ре­дак­цию из той точ­ки, в ко­то­рой на­хо­дил­ся, и ждал, - рас­ска­зы­вал Во­ло­дя. Неиз­вест­но, что в плён­ках. Но в них долж­на быть твоя про­фес­си­о­наль­ная га­ран­тия. Ты на­хо­дишь­ся где-то в Та­джи­ки­стане, Ба­ку или Аф­га­ни­стане. Ты вер­нул­ся со спе­цо­пе­ра­ции, у те­бя экс­клю­зив, но у те­бя нет свя­зи с ре­дак­ци­ей... При­хо­ди­лось на­пря­гать лю­дей, вплоть до ми­ни­стров, во­ен­ных. Что­бы вы­брать­ся из гор, ну­жен вер­то­лёт, а кое-где и танк. В аэро­пор­ту до­го­ва­ри­ва­ешь­ся с пас­са­жи­ром, ко­ман­ди­ром ко­раб­ля или стю­ар­дес­сой, от­прав­ля­ешь плён­ки в Моск­ву. И му­ча­ешь­ся до тех пор, по­ка не по­сту­пят ве­сти из ре­дак­ции: плён­ки при­шли».

«Не бы­ло ни од­но­го слу­чая, что­бы мой сни­мок не про­пу­сти­ли в пе­чать, хо­тя бы­ли до­воль­но жёст­кие фо­то­фак­ты - по­ли­ти­че­ские и со­ци­аль­ные, - не без Беслан, сен­тябрь 2004 г.

гор­до­сти го­во­рил он. - Ви­ди­мо, мне про­сто по­вез­ло на это зо­ло­тое вре­мя».

Впро­чем, у его «ве­зе­ния» бы­ла и обо­рот­ная сто­ро­на. «Беслан был са­мой тя­жё­лой ко­ман­ди­ров­кой, - вспо­ми­нал Вла­ди­мир Са­ве­лье­вич. - Во­круг мя­со­руб­ка. Я по­лу­чил лёг­кую кон­ту­зию, мне по­ка­за­лось, что зву­ка нет, есть толь­ко кар­тин­ка. Что я на­столь­ко лёг­кий и про­зрач­ный и мне так слад­ко и тош­но, что я, на­вер­ное, в раю. Пом­ню, я ещё по­ду­мал: «Ес­ли я в раю, а где же ар­хан­ге­лы? Не ви­жу. Стоп - вот же они! Но по­че­му они с ав­то­ма­та­ми?» Вот так Гос­подь Бог под­ска­зал, что с вой­ной по­ра за­вя­зы­вать. Ви­ди­мо, вы­бран мой ли­мит ве­зе­ния... Ро­ман­ти­ка, ку­раж, маль­чи­ше­ство. Мы да­же не ду­ма­ли о том, что жур­на­ли­стов мо­гут уби­вать. Мы про­сто ин­ту­и­тив­но шли по это­му пу­ти, учи­лись прак­ти­че­ски на смер­ти сво­их дру­зей и кол­лег».

«За­вя­зав» с во­ен­ны­ми фо­то­ре­пор­та­жа­ми, Свар­це­вич на­чал пи­сать. Сно­ва мо­тал­ся по стране, на­хо­дил ин­те­рес­ных лю­дей - на­при­мер, тех, кто бро­сил го­род­ской уют и уехал в де­рев­ню под­ни­мать сель­ское хо­зяй­ство. Это бы­ли не де­жур­ные ре­пор­та­жи «при­шёл, уви­дел, на­пи­сал» - в его ис­то­ри­ях все­гда при­сут­ство­вал ав­тор­ский взгляд на жизнь. Он ме­рял лю­дей сво­ей мер­кой и не скры­вал ува­же­ния к тем, кто со­вер­шал По­ступ­ки с боль­шой бук­вы, по­то­му что знал це­ну по­ступ­кам и по­дви­гам, ко­то­рых за свою жизнь по­ви­дал нема­ло.

Сре­ди во­ен­ных, спец­на­зов­цев у него бы­ло мно­го дру­зей, да, по боль­шо­му счё­ту, бо­е­вых то­ва­ри­щей. Про­стить­ся с Вла­ди­ми­ром вме­сте с близ­ки­ми и кол­ле­га­ми при­е­хал гла­ва Ин­гу­ше­тии Ге­рой Рос­сии ЮнусБек Ев­ку­ров. Те­ле­грам­му с со­бо­лез­но­ва­ни­я­ми при­слал в «АиФ» гла­ва Се­вер­ной Осе­тии Вя­че­слав Би­та­ров, от­дав дань ува­же­ния талантливому жур­на­ли­сту и про­сто сме­ло­му че­ло­ве­ку. Че­ло­ве­ку, ко­то­рый, по сло­вам по­эта, «жил на раз­рыв» и умер от раз­ры­ва аор­ты. Свет­лая ему па­мять... Ре­дак­ция вы­ра­жа­ет ис­крен­ние со­бо­лез­но­ва­ния род­ным и близ­ким Вла­ди­ми­ра Свар­це­ви­ча.

Без до­пол­ни­тель­ных за­ня­тий ЕГЭ не сдать.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.