ДВОЕ СВО­ИХ, ДЕ­ВЯТЬ ПРИ­ЁМ­НЫХ

AiF Prikamye (Perm) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алё­на ОВ­ЧИН­НИ­КО­ВА

СЕ­МЬЯ

КО­ГДА ПЕР­МЯ­КИ ПА­ВЕЛ И НАСТЯ ОЩЕПКОВЫ ТОЛЬ­КО НА­ЧИ­НА­ЛИ ЖИТЬ ВМЕ­СТЕ, ДУ­МА­ЛИ, ЧТО БУ­ДУТ ВОС­ПИ­ТЫ­ВАТЬ ОД­НО­ГО РЕ­БЁН­КА. ПРО­ШЛО 14 ЛЕТ - И У НИХ 11 ДЕ­ТЕЙ!

Муж Па­вел ра­бо­та­ет юри­стом в соб­ствен­ном де­тек­тив­ном агент­стве, же­на Ана­ста­сия - там же пси­хо­ло­гом. За­ра­бо­тан­ные день­ги су­пру­ги тра­тят не на ях­ты-брил­ли­ан­ты-ав­то­мо­би­ли, а на вос­пи­та­ние де­тей. У них двое сво­их и де­вять при­ём­ных ре­бят.

ЗНА­КО­МЫ ЦЕ­ЛУЮ ВЕЧНОСТЬ

Настя и Па­вел по­зна­ко­ми­лись, ко­гда им бы­ло по де­вять лет. Пар­ниш­ка жил в Ны­тве, Настя при­ез­жа­ла ту­да на ка­ни­ку­лы к ба­буш­ке. Сна­ча­ла про­сто гу­ля­ли в об­щей ком­па­нии, а в 13 лет па­рень влю­бил­ся.

- Осе­нью Настя уез­жа­ла до­мой, а я пи­сал ей пись­ма со сти­ха­ми соб­ствен­но­го со­чи­не­ния, - вспо­ми­на­ет мно­го­дет­ный отец. - В че­тыр­на­дцать я пе­ре­ехал в Пермь, что­бы быть к ней бли­же. По­шёл учить­ся, на­чал под­ра­ба­ты­вать. Был раз­но­ра­бо­чим, двор­ни­ком, плот­ни­ком, сто­ро­жем. С каж­дой зар­пла­ты за­хо­дил в юве­лир­ный и по­ку­пал На­сте зо­ло­тое ко­леч­ко или се­рёж­ки. Мы твёр­до ре­ши­ли по­же­нить­ся, жда­ли, ко­гда нам ис­пол­нит­ся по 18 лет.

Свою се­мей­ную жизнь мо­ло­дые пред­став­ля­ли так: ре­бё­нок, квар­ти­ра, ма­ши­на и пу­те­ше­ствия. Сна­ча­ла всё шло по пла­ну: в 2005 г. у Ощеп­ко­вых ро­дил­ся сын Фё­дор, су­пру­ги ско­пи­ли на свою первую квар­ти­ру. Но тут судь­ба на­ча­ла вно­сить в их пла­ны се­рьёз­ные кор­рек­ти­вы.

Ко­гда Фе­де бы­ло че­ты­ре, Настя по­па­ла в боль­ни­цу с брон­хи­том. В па­ла­те с ней ле­жа­ла 16-лет­няя си­ро­та Юля. Бо­лез­нен­но ху­дая де­вуш­ка с за­трав­лен­ным взгля­дом и ти­хим го­ло­сом. Её вос­пи­ты­ва­ла тя­жё­лая на ру­ку тёт­ка. Де­воч­ке при­хо­ди­лось тер­петь по­сто­ян­ные по­бои.

- Я вы­пи­са­лась, но про­дол­жа­ла ду­мать о ней, - го­во­рит Настя. - Сна­ча­ла мы при­гла­си­ли Юлю по­го­стить, по­мог­ли с ве­ща­ми. А че­рез неде­лю она в сле­зах сто­я­ла на по­ро­ге с че­мо­да­ном и умо­ля­ла: «Не мо­гу я боль­ше там! Уж луч­ше в дет­дом!»

- Я сам из небла­го­по­луч­ной се­мьи и из­нут­ри знаю, как это, объ­яс­ня­ет Па­вел. - Мы взя­ли Юлю к нам до со­вер­шен­но­ле­тия. При­шли в опе­ку и на удив­ле­ние быст­ро офор­ми­ли до­ку­мен­ты. До 20 лет она про­жи­ла у нас в се­мье, по­том вы­шла за­муж, ро­ди­ла ре­бён­ка и до сих пор счи­та­ет нас сво­и­ми ро­ди­те­ля­ми.

ВЫ ПРО­СТО ПО­СМОТ­РИ­ТЕ

При­ём­ным маме и па­пе еже­ме­сяч­но при­хо­ди­лось от­чи­ты­вать­ся в опе­ке. Од­на­жды их спросили: «Мо­жет, по­смот­ри­те ещё од­но­го ре­бён­ка? Этой де­воч­ке ни­как нель­зя в дет­дом».

Ощепковы по­еха­ли смот­реть на од­ну, а вер­ну­лись с дру­гой. Куд­ря­вая скром­ни­ца под­ме­та­ла в при­юте до­рож­ки и за­па­ла в ду­шу Ана­ста­сии и Пав­лу. Так в се­мье по­яви­лась 10-лет­няя Настя.

И толь­ко по­том при­ём­ные ро­ди­те­ли узна­ли, что в дет­стве их но­вая доч­ка ела из со­ба­чьей мис­ки, а пья­ный отец сло­мал об её го­ло­ву та­бу­рет­ку.

Де­воч­ка ока­за­лась очень слож­ной, агрес­сив­ной. Ро­ди­те­лям непро­сто при­хо­ди­лось на­хо­дить с ней об­щий язык, но ни ра­зу они не по­ду­ма­ли о том, что­бы от­дать её обратно. Ско­ро На­сте ис­пол­нит­ся 18. И она не уста­ёт по­вто­рять, что хо­чет остать­ся ма­лень­кой, что­бы как мож­но доль­ше жить с ро­ди­те­ля­ми.

- По­сле по­яв­ле­ния в се­мье На­сти наш уже под­рос­ший сын Фё­дор пред­ло­жил взять маль­чи­ка, - вспо­ми­на­ют Ощепковы. Де­воч­ки иг­ра­ют, а ему скуч­но. Фё­дор по ха­рак­те­ру та­кой, что ред­ко че­го про­сит, по­это­му мы не ста­ли от­ка­зы­вать. Съ­ез­ди­ли, по­смот­ре­ли. Хму­рый и на­суп­лен­ный Се­рё­жа в при­юте си­дел под кро­ва­тью и бо­ял­ся все­го. Сей­час он пер­вый па­пин по­мощ­ник. Ко­гда стро­и­ли но­вый дом, он по­мо­гал ко­пать фун­да­мент.

Несколь­ко лет на­зад мно­го­дет­ное се­мей­ство из 13 че­ло­век пе­ре­еха­ло из квар­ти­ры в свой но­вый дом. Здесь 10 ком­нат, две сто­ло­вые, пять туа­ле­тов. Что­бы не бы­ло про­блем с гряз­ной по­су­дой, Ощепковы ку­пи­ли две по­су­до­мо­еч­ные ма­ши­ны. Ещё в до­ме есть две сти­раль­ные ма­ши­ны, два хо­ло­диль­ни­ка. По­на­ча­лу дру­зья Ана­ста­сии и Павла бы­ли в шо­ке. «За­чем вам чу­жие де­ти!?» А сей­час и са­ми со­зре­ли. Од­на па­ра хо­дит на кур­сы при­ём­ных ро­ди­те­лей и пла­ни­ру­ет взять в се­мью ре­бён­ка.

- По­че­му вы бе­рё­те не ма­лень­ких, а взрос­лых де­тей? - спра­ши­ва­ем мы.

- У ма­лы­шей боль­ше воз­мож­но­стей, что их усы­но­вят, - от­ве­ча­ют Ощепковы.

ПРИЮТ ВСПО­МИ­НА­ЮТ С СОДРОГАНИЕМ

14-лет­няя Ксю­ша при­шла в эту се­мью са­ма. У неё умер­ли ро­ди­те­ли, и де­воч­ку от­да­ли в приют. Там она уви­де­ла, как за­би­ра­ли Настю, и то­же ста­ла про­сить­ся к Ощеп­ко­вым.

- Вско­ре мы взя­ли и её, - го­во­рят при­ём­ные ро­ди­те­ли. - Сей­час Ксю­ше 19, она вы­рос­ла тру­до­лю­би­вой де­вуш­кой. Хозяйка ка­фе, ку­да Ксю­ша устро­и­лась на ра­бо­ту, по­сто­ян­но бла­го­да­рит нас за вос­пи­та­ние до­че­ри.

У По­ли­ны умер­ла ма­ма, папу де­воч­ка ни­ко­гда не ви­де­ла. Вос­пи­ты­вать её за­бра­ла ба­буш­ка, со­сто­я­щая в сек­те.

- Она на­ка­зы­ва­ла и би­ла ме­ня за всё, - вспо­ми­на­ет де­воч­ка. - Ещё за­став­ля­ла хо­дить в цер­ковь, за что в шко­ле ме­ня драз­ни­ли мо­наш­кой. Од­на­жды утром я не успе­ла при­брать свой стол. Уви­дев это, ба­буш­ка крик­ну­ла мне вслед: «До­мой мо­жешь не при­хо­дить, я те­бя убью!»

В шко­ле пя­ти­клаш­ка ры­да­ла на­взрыд. Пе­да­го­ги, ко­то­рым По­ли­на всё рас­ска­за­ла, вы­зва­ли ор­га­ны опе­ки. На ба­буш­ку за­ве­ли уго­лов­ное де­ло, а де­воч­ку от­да­ли в приют. Там По­лине до­ве­лось прой­ти че­рез мно­гое.

- В при­юте ты ни­ко­му не ну­жен, ни­кто не по­зво­нит и не спро­сит: «Ты где?» - вспо­ми­на­ет По­ли­на. - Де­тям при­хо­дит­ся вы­жи­вать. Для это­го нуж­но быть как дру­гие, ина­че те­бя бу­дут ло­мать и бить. Мне, ни­ко­гда не слы­шав­шей ма­та, при­шлось на­чать пить, курить и ма­те­рить­ся.

О По­лине Ощепковы узна­ли в опе­ке. Де­воч­ка про­ве­ла в при­юте пол­го­да, её го­то­ви­ли к пе­ре­да­че в дет­ский дом.

- Всё на­ча­лось с па­ке­та кон­фет, ко­то­рый я на­шла на сво­ей кро­ва­ти, - го­во­рит По­ли­на. - Я дол­го не мог­ла по­ве­рить, что это мне. На сле­ду­ю­щий день при­шли ро­ди­те­ли. По­сле зна­ком­ства я про­чи­та­ла им сти­хо­тво­ре­ние про ёжи­ка и по­ня­ла, что очень люб­лю их.

Ещё один при­ём­ный сын - Са­ша. Он ро­дил­ся в Уз­бе­ки­стане, сво­е­го от­ца ни­ко­гда не знал. Ко­гда маль­чик немно­го под­рос, ма­ма по­еха­ла ис­кать сча­стье в Араб­ские Эми­ра­ты. Несколь­ко лет пар­ниш­ка мо­тал­ся с ней по раз­ным оте­лям. По­том ма­ма силь­но за­бо­ле­ла. Пе­ред смер­тью при­вез­ла сы­на в Рос­сию и уеха­ла ле­чить­ся. Обре­тя в Пер­ми но­вую се­мью, Са­ша при­нял хри­сти­ан­ство.

А вот Ан­дрей три го­да про­жил у тёт­ки на Ку­бе. Его ма­ма жи­ва, но ли­ше­на ро­ди­тель­ских прав. Вернувшись в Рос­сию, подростку, что­бы до­гнать ро­вес­ни­ков, при­шлось за­сесть за рус­ский язык. Па­рень хо­ро­шо ри­су­ет, ак­ку­ра­тен. Ро­ди­те­ли со­ве­ту­ют по­сту­пать ему в кол­ледж на па­рик­ма­хе­ра.

Два ме­ся­ца на­зад Настя и Па­вел за­бра­ли из дет­ско­го до­ма ещё двух де­во­чек-под­рост­ков. Сей­час при­ём­ных де­тей у ро­ди­те­лей де­вять. Но­вень­кие до сих пор не мо­гут наесться. Они всё вре­мя на кухне и, по­сто­ян­но из­ви­ня­ясь, про­сят до­бав­ки.

СУДЬ­БА ПО­ДА­РИ­ЛА ДОЧЬ

Ана­ста­сия и Па­вел не раз за­ду­мы­ва­лись о вто­ром ре­бён­ке. Лет пять у них ни­че­го не по­лу­ча­лось, а ко­гда на­ча­ли брать де­тей со слож­ны­ми судь­ба­ми, у них ро­ди­лась доч­ка Зла­та.

- Я уз­на­ла о бе­ре­мен­но­сти, ко­гда мы всей на­шей боль­шой семьёй со­би­ра­лись на от­дых в Еги­пет, - рас­ска­зы­ва­ет Ана­ста­сия. - Призна­юсь, про­сто пла­ка­ла от сча­стья. Зла­та все­об­щая лю­би­ми­ца, она рас­тёт очень рас­су­ди­тель­ной. Недав­но она спро­си­ла: «Ма­ма, ты за­чем столь­ко де­ток на­ро­жа­ла?» Я от­ве­ти­ла, что ро­ди­ла толь­ко её и Фе­дю, осталь­ных - дру­гие ма­мы, но всем ре­бят­кам с на­ми луч­ше жить.

С меч­той пу­те­ше­ство­вать по ми­ру Ощепковы ни­ко­гда не рас­ста­ва­лись. Вме­сте с ре­бя­та­ми они ез­ди­ли в Еги­пет, Ин­дию, Тур­цию, Ту­нис. Не раз от­ды­ха­ли на мо­ре в Крас­но­дар­ском крае.

Пред­сто­я­щее ле­то уже рас­пла­ни­ро­ва­но: сна­ча­ла на теп­ло­хо­де до Чай­ков­ско­го, по­том до Са­ма­ры, в ав­гу­сте - в Со­чи, а в де­каб­ре - в Ин­дию.

- Вы­год­но ли ма­те­ри­аль­но брать де­тей из дет­ских до­мов и при­ютов на вос­пи­та­ние? Сколь­ко го­су­дар­ство выделяет вам на од­но­го ре­бён­ка?

- Мы де­ла­ем это не ра­ди де­нег. В ме­сяц за од­но­го пла­тят око­ло 8 тыс. руб. и на про­езд 300 руб. Осталь­ное за­ра­ба­ты­ва­ем са­ми. Нам хва­та­ет на всё.

А ведь за один день Ощепковы съе­да­ют де­вять бу­ха­нок хле­ба, не счи­тая осталь­но­го. Го­то­вит до­ма ма­ма: на обед - 6-лит­ро­вая ка­стрю­ля су­па. Де­воч­ки по­мо­га­ют, от­ва­ри­ва­ют рож­ки. А вот кар­тош­ку чи­стят все. В мо­ро­зиль­ни­ке все­гда на за­пас - пель­ме­ни, хин­ка­ли, блин­чи­ки. Прав­да, со­брать­ся за од­ним сто­лом боль­шой се­мье уда­ёт­ся неча­сто: де­ти учат­ся в раз­ные сме­ны, хо­дят в круж­ки и сек­ции. Кто-то - на лёг­кую ат­ле­ти­ку и лы­жи, кто-то - на хор, кто-то - на фут­бол и баскетбол.

- У ме­ня голова как ком­пью­тер: один ско­ро из шко­лы при­дёт, вто­ро­го нуж­но на сек­цию от­пра­вить, тре­тью из са­ди­ка за­брать, - сме­ёт­ся Ана­ста­сия.

В боль­шой се­мье ску­чать неко­гда: Ощепковы два­жды по­беж­да­ли в кон­кур­сах на луч­шую за­ме­ща­ю­щую се­мью, при­чём сце­на­рии вы­ступ­ле­ний и пес­ни все­гда пи­са­ли са­ми. До­ма то­же жи­вут ве­се­ло: устра­и­ва­ют со­рев­но­ва­ния на са­мый ори­ги­наль­ный хот-дог или бу­лоч­ку. По ве­че­рам се­мья со­би­ра­ет­ся вме­сте, что­бы по­иг­рать в на­столь­ные иг­ры. Маленькие здесь тя­нут­ся за стар­ши­ми. Все де­ти рас­тут очень твор­че­ски­ми: к празд­ни­кам при­ду­мы­ва­ют кли­пы, го­то­вят кон­цер­ты, ма­сте­рят по­дел­ки, ри­су­ют.

Со слож­ны­ми во­про­са­ми по фи­зи­ке или с пре­зен­та­ци­я­ми маль­чиш­ки бе­гут к па­пе. А дев­чон­ки с лич­ны­ми про­бле­ма­ми - к маме. Ещё в се­мье есть все­об­щие лю­бим­цы: ки­тай­ская хох­ла­тая со­ба­ка Ляль­ка, кош­ка Ще­та, па­ра шин­шилл и му­ра­вьи­ная фер­ма.

В до­ме есть свои та­бу, ко­то­рые нель­зя на­ру­шать: за прав­ду не ру­га­ют, ес­ли опаз­ды­ва­ешь - обя­за­тель­но по­зво­ни, от­бой в буд­ние дни - в 22.30.

Ещё ро­ди­те­ли мно­го вре­ме­ни тра­тят на то, что­бы объ­яс­нить ре­бя­там вред ал­ко­го­ля, ни­ко­ти­на и нар­ко­ти­ков. По­ка­зы­ва­ют филь­мы о том, ка­кие по­сле это­го де­ти рож­да­ют­ся.

- Ко­неч­но, не об­хо­дит­ся без про­блем, - при­зна­ют­ся ро­ди­те­ли. - Но мы уже не смо­жем жить по-дру­го­му. Все эти де­ти - на­ши. Мы их очень лю­бим и ни­ко­гда ни­ку­да не от­да­дим.

РУБ. ПЛА­ТЯТ В МЕ­СЯЦ НА ОД­НО­ГО ПРИЁМНОГО РЕ­БЁН­КА.

Ovchinnikova@aif.perm.ru Фо­то ав­то­ра и из се­мей­но­го ар­хи­ва Ощеп­ко­вых

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.