ШАНС НА ЖИЗНЬ

ЕС­ЛИ ЕСТЬ ШАНС, ЕГО НУЖ­НО ИС­ПОЛЬ­ЗО­ВАТЬ.

AiF Prikamye (Perm) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Ве­ра ШУВАЕВА

СВОЙ ВЗГЛЯД

«ВРО­ДЕ БЫ БОГ ОТ­ПРАВ­ЛЯ­ЕТ РЕБЁНОЧКА ТУ­ДА, А МЫ ЕГО - ОТ­ТУ­ДА. НЕБОГОУГОДНЫМ ДЕ­ЛОМ ЗА­НИ­МА­ЕМ­СЯ? НО СВЯЩЕННИК МЕ­НЯ НАПУТСТВОВАЛ: «ТЫ БО­ГОМ ПО­СТАВ­ЛЕН. ДЕ­ЛАЙ ЧТО ДОЛЖ­НО, А ДАЛЬ­ШЕ - БУДЬ ЧТО БУ­ДЕТ», - ГО­ВО­РИТ ВЛА­ДИ­МИР ДРУЖЕНЬКОВ.

Мо­жет ли ма­лыш, ве­сив­ший при рож­де­нии 500-600 г, вы­рас­ти обыч­ным ре­бён­ком? Для че­го новорождённых охла­жда­ют ино­гда до 35,5 °С? Как свя­за­на ра­бо­та в ре­ани­ма­ции с тя­гой к экс­т­ри­му? Об этом и мно­гом дру­гом «АиФ-При­ка­мье» по­бе­се­до­вал с зав. от­де­ле­ни­ем ре­ани­ма­ции и ин­тен­сив­ной те­ра­пии новорождённых и недо­но­шен­ных де­тей Пермского кра­е­во­го пе­ри­на­таль­но­го цен­тра, вра­чом выс­шей ка­те­го­рии Вла­ди­ми­ром Дру­жень­ко­вым.

500 ГРАММ - УЖЕ ГРАЖ­ДА­НИН РФ

- Вла­ди­мир Ген­на­дье­вич, вы спа­са­е­те са­мых ма­лень­ких пер­мя­ков. Ма­лень­ких в пря­мом смыс­ле это­го сло­ва. По­рой их вес не превышает од­но­го ки­ло­грам­ма, так?

- 22 неде­ли, 500 грамм, 25 сан­ти­мет­ров - уже граж­да­нин РФ! До 2013 г., по­ка Рос­сия не при­со­еди­ни­лась к кон­вен­ции ВОЗ, ро­ды ра­нее 28 недель пло­да ве­сом ме­нее од­но­го ки­ло­грам­ма счи­та­лись вы­ки­ды­шем, то есть та­ких крох не спа­са­ли. А сей­час спа­са­ем, ле­чим, и вы­жи­ва­е­мость их в на­шем от­де­ле­нии - 86%. На об­ще­рос­сий­ском фоне это хо­ро­ший по­ка­за­тель.

- И сколь­ко та­ких глу­бо­ко недо­но­шен­ных де­тей по­яв­ля­ет­ся в ва­шем цен­тре?

- В сред­нем 100 че­ло­век в год. А все­го че­рез от­де­ле­ние ре­ани­ма­ции еже­год­но про­хо­дит до 600 де­ти­шек. Кра­е­вой пе­ри­на­таль­ный центр ра­бо­та­ет с де­каб­ря 2011 г. Вот и счи­тай­те, ка­кая это за семь лет ар­мия спа­сён­ных де­тей! В раз­ной сте­пе­ни спа­сён­ных. Есть те, ко­му мы про­сто по­мог­ли в ро­дах. Но в лю­бом слу­чае без ре­ани­ма­ци­он­ной по­мо­щи они бы по­гиб­ли. На­при­мер, ре­бё­нок мо­жет быть до­но­шен­ным, но не ды­шит. Мы за него «по­ды­ша­ли», к ап­па­ра­ту под­клю­чи­ли, на сле­ду­ю­щий день сня­ли, от­да­ли ма­ме. А ес­ли ре­бё­но­чек рож­да­ет­ся ве­сом 500-600 г, то ему и ды­шать, по су­ти, нечем - лё­кие ещё не раз­ви­лись. Та­ких мы, как го­во­рят в на­ро­де, «до­па­ри­ва­ем», кор­мим, и всё по­сте­пен­но раз­ви­ва­ет­ся и вы­рас­та­ет у них.

- В честь вас, как глав­но­го спа­си­те­ля, кто-то из ро­ди­те­лей на­зы­вал сво­е­го ма­лы­ша?

- Да­же не знаю. И по­том, я же не один спа­саю. В оди­ноч­ку ни­че­го не сде­лать. Это за­слу­га все­го от­де­ле­ния, где ра­бо­та­ют се­го­дня 100 че­ло­век, в том чис­ле 20 вра­чей. За­ве­сти серд­це - толь­ко на­ча­ло дол­го­го пу­ти. Даль­ше нуж­на ис­кус­ствен­ная вен­ти­ля­ция лёг­ких, нуж­но рас­счи­тать объ­ём питания, объ­ём ин­фу­зи­он­ной те­ра­пии, за­ме­стить на ка­кое-то вре­мя ос­нов­ные функ­ции ор­га­низ­ма. А ку­да мы без мед­се­стёр и са­ни­та­ро­чек?! У нас 24 круг­ло­су­точ­ные кой­ки. Де­ти с экс­тре­маль­но низ­ким ве­сом ле­жат тут по че­ты­ре-пять ме­ся­цев.

- Ко­гда эти дет­ки под­рас­та­ют, на­вер­ня­ка ма­мы при­во­дят их сю­да?

- Очень ча­сто. Го­дам к двум­трём они уже ни­чем не от­ли­ча­ют­ся от обыч­ных де­тей. Неред­ко ро­ди­те­ли при­но­сят и це­лые стен­га­зе­ты с их фо­то­гра­фи­я­ми - у ме­ня на­сто­я­щая га­ле­рея в ко­ри­до­ре, по­смот­ри­те! Вот Ди­ма, ро­див­ший­ся на 25-й неде­ле бе­ре­мен­но­сти, а в пол­то­ра го­да он уве­рен­но ша­га­ет сам. Вот Анеч­ка, ве­сив­шая при рож­де­нии мень­ше 900 г, а к че­ты­рём го­дам на­учи­лась ка­тать­ся на конь­ках, тан­цу­ет. И та­ких при­ме­ров мно­го. Стар­шие из спа­сён­ных в пе­ри­на­таль­ном цен­тре де­тей нын­че уже в шко­лу по­шли.

ЛЮ­БОВЬ К ТЕХ­НИ­КЕ

- Тех­но­ло­гии, при­ме­ня­е­мые ва­ми, от­ли­ча­ют­ся от тех, что при­ме­ня­ют­ся на За­па­де?

- Нет. Сей­час мы ра­бо­та­ем с Гер­ма­ни­ей или Аме­ри­кой прак­ти­че­ски на рав­ных. Все тех­но­ло­гии, ис­поль­зу­е­мые там, есть и у нас. К при­ме­ру, ги­по­тер­мия новорождённых с тяжёлой ас­фик­си­ей. В этом слу­чае, что­бы спа­сти мозг от са­мо­раз­ру­ше­ния, мы оде­ва­ем ре­бён­ка в спе­ци­аль­ный ко­стюм­чик и с по­мо­щью ап­па­ра­та охла­жда­ем его до 35,5 °С. То есть за­тор­ма­жи­ва­ем раз­ру­ше­ние кле­ток на 72 ча­са - вре­мя, за­про­грам­ми­ро­ван­ное ор­га­низ­мом на этот про­цесс. Ну а спу­стя 72 ча­са на­чи­на­ем ребёночка со­гре­вать.

- Во­прос очень лич­ный: ко­гда по­яв­ля­лись на свет ва­ши соб­ствен­ные де­ти, вы при­сут­ство­ва­ли на ро­дах же­ны?

- Бо­же упа­си! Нет, я си­дел в ма­шине: ждал звон­ка, ес­ли вдруг что-то пой­дёт не так. Сла­ва Бо­гу, с ни­ми всё бы­ло нор­маль­но. А за­чем при­сут­ство­вать? Да, я врач, но у нас же уз­кие спе­ци­аль­но­сти. Каж­дый дол­жен за­ни­мать­ся сво­им де­лом. Да­же ко­гда де­ти по­том бо­ле­ли чем-то и до­мой к нам при­хо­ди­ла участ­ко­вый пе­ди­атр, я все­гда ухо­дил в дру­гую ком­на­ту, не ме­шал. Че­ло­век ле­чит изо дня в день, у неё де­сят­ки вы­зо­вов. При­шла, по­смот­ре­ла, на­зна­чи­ла - к че­му тут я со сво­и­ми со­ве­та­ми?

- Все ре­ани­ма­то­ло­ги - экс­тре­ма­лы по су­ти. Вы то­же?

- Есть немнож­ко. Пред­став­ля­е­те, рож­да­ет­ся ма­лень­кий че­ло­век с еди­нич­ны­ми серд­це­би­е­ни­я­ми, не ды­шит. Моя за­да­ча - его ожи­вить. Бук­валь­но за се­кун­ды на­до опре­де­лить­ся с ока­за­ни­ем по­мо­щи и её объ­ё­мом. Мозг жи­вёт че­ты­ре-пять ми­нут. Ес­ли в это вре­мя не ока­зать по­мощь и не сде­лать это пра­виль­но, даль­ше мож­но во­об­ще её не ока­зы­вать. Ад­ре­на­лин за­шка­ли­ва­ет. В преж­ние го­ды, ко­гда пуль­са­ция у но­во­рож­дён­но­го, на­ко­нец, по­яв­ля­лась, го­тов был до по­тол­ка пры­гать. Но за 30 лет ра­бо­ты при­вык к это­му. Хо­тя серд­це всё рав­но ко­ло­тит­ся и ра­дость в ду­ше - спас­ли че­ло­ве­ка!

- Из-за тя­ги к экс­т­ри­му и вы­бра­ли эту спе­ци­аль­ность?

- Ад­ре­на­ли­на в прин­ци­пе мне в жиз­ни хва­та­ет: до сих пор ка­та­юсь на гор­ных лы­жах. Рань­ше спе­лео­ту­риз­мом за­ни­мал­ся. А ещё обо­жаю вся­кую тех­ни­ку. Она-то во мно­гом и опре­де­ли­ла мой вы­бор. На чет­вёр­том кур­се мед­ин­сти­ту­та я под­ра­ба­ты­вал в об­ласт­ной дет­ской боль­ни­це. За­шёл ка­кто ве­че­ром в ре­ани­ма­цию, а там туск­лый свет, по­ка­за­те­ли на мо­ни­то­рах и ап­па­ра­тах ми­га­ют. Так класс­но! Вот с то­го вре­ме­ни и ра­бо­таю в ре­ани­ма­ции. Сна­ча­ла в 15-й дет­ской боль­ни­це, по­том боль­ше два­дца­ти лет - в 13-й дет­ской, а ко­гда от­крыл­ся кра­е­вой пе­ри­на­таль­ный центр, мне сра­зу пред­ло­жи­ли воз­гла­вить здесь от­де­ле­ние. И да, что ка­са­ет­ся тех­ни­ки, то вся она в на­шем от­де­ле­нии в ра­бо­чем со­сто­я­нии! При­ез­жа­ют мос­ков­ские кол­ле­ги и удив­ля­ют­ся: «Как за семь лет вам уда­лось со­хра­нить всё обо­ру­до­ва­ние?»

ДЕ­ЛАЙ ЧТО ДОЛЖ­НО!

- По­лу­ча­ет­ся, что вы сто­я­ли прак­ти­че­ски у ис­то­ков оте­че­ствен­ной нео­на­то­ло­гии?

- Да, мож­но ска­зать, мы её под­ни­ма­ли. Ведь в Рос­сии нео­на­то­ло­гия как раз и за­ро­ди­лась в кон­це 80-х. Ко­гда я при­шёл в 1989 г. в первую в Пер­ми ре­ани­ма­цию новорождённых, ни­кто ни­че­го не знал об этом. Ин­тер­не­та то­гда ещё не бы­ло, чи­та­ли им­порт­ные кни­ги со сло­ва­рём. Это по­том уже на­ча­ли ез­дить по ми­ру, смот­реть, пе­ре­ни­мать опыт. И в по­след­ние 10-15 лет в рос­сий­ской нео­на­то­ло­гии бук­валь­но про­рыв про­изо­шёл.

- Сре­ди мно­го­чис­лен­ных ди­пло­мов, бла­го­дар­но­стей, меж­ду­на­род­ных сер­ти­фи­ка­тов в ва­шем ка­би­не­те - са­мо­дель­ный пла­кат «Бы­ва­ют неде­ли, ко­гда каж­дый день - по­не­дель­ник». - Кол­ле­ги по­да­ри­ли.

Меж­ду про­чим, ре­корд на­шей бри­га­ды, уста­нов­лен­ный лет пять на­зад, ко­гда за од­но де­жур­ство в ре­ани­ма­цию по­сту­пи­ло 13 де­ти­шек (в том чис­ле две трой­ни и две двой­ни), ни­кто так и не по­бил с то­го вре­ме­ни.

- Что спа­са­ет вас от эмо­ци­о­наль­но­го вы­го­ра­ния? И ещё во­прос: на­вер­ное, са­мое слож­ное в ва­шей ра­бо­те - со­об­щить ма­ме, что её ре­бён­ка ре­ани­ми­ро­вать не уда­лось? - Бе­з­услов­но.

К со­жа­ле­нию, мы не бо­ги. Де­ла­ем всё, что по­ло­же­но по про­то­ко­лам, а там уже - как ор­га­низм от­ве­тит на ле­че­ние… А спа­са­ет что? Кол­лек­тив в от­де­ле­нии от­лич­ный, до­ста­точ­но мо­ло­дой - я сам его под­би­рал. В по­ли­ти­ку осо­бо не ле­зем - ни­че­го хо­ро­ше­го там нет. Ез­дим с док­то­ра­ми на раз­лич­ные кон­грес­сы, кон­фе­рен­ции, ищем но­вые под­хо­ды и тех­но­ло­гии, внед­ря­ем, срав­ни­ва­ем. Ещё спа­са­ют спорт и да­ча. Ни­кто не ве­рит, что всё на сво­ей да­че я по­стро­ил сам, но это так. И тех­ни­ку всю (мо­то­цикл, квад­ро­цикл) сам ре­мон­ти­рую. Ко­гда ру­ки за­ня­ты - от­вле­ка­юсь.

- А мысль уй­ти из ме­ди­ци­ны вас ни­ко­гда не по­се­ща­ла?

- Ухо­дил в биз­нес, но де­жу­рить про­дол­жал. По­нял: ме­ди­ци­на ме­ня тя­нет. Прав­да, несколь­ко лет на­зад вдруг по­яви­лись со­мне­ния: мо­жет, я небогоугодным де­лом занимаюсь? Вро­де бы Бог от­прав­ля­ет ребёночка ту­да, а мы его - от­ту­да. Схо­дил к свя­щен­ни­ку, ис­по­ве­до­вал­ся. Он ме­ня напутствовал: «Ты Бо­гом по­став­лен. Де­лай что долж­но, а даль­ше будь что бу­дет».

- Это и ста­ло ва­шим де­ви­зом?

- Нет, мой де­виз: «Ес­ли есть шанс, его нуж­но ис­поль­зо­вать».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.