МЕ­ЛО­ДИЯ ДЛЯ ФЛЕЙ­ТЫ

Спек­так­ли о че­ло­ве­че­ском за­блуж­де­нии и про­ти­во­то­я­нии

AiF Pskov - - КУЛЬТУРА - Лидия ТО­КА­РЕ­ВА

В ДНИ ГА­СТРО­ЛЕЙ ПЕ­ТЕР­БУРГ­СКО­ГО ТЕ­АТ­РА «ПУШ­КИН­СКАЯ ШКО­ЛА» В ГО­СУ­ДАР­СТВЕН­НОМ МУ­ЗЕЕ-ЗА­ПО­ВЕД­НИ­КЕ А.С. ПУШ­КИ­НА «МИХАЙЛОВСКОЕ» АК­ТЁР ГРИ­ГО­РИЙ ПЕЧКЫСЕВ СЫГ­РАЛ ДВА СВО­ИХ МО­НО­СПЕК­ТАК­ЛЯ И РАС­СКА­ЗАЛ О ТРЕ­ТЬЕМ, НАД КО­ТО­РЫМ СЕЙ­ЧАС РА­БО­ТА­ЕТ.

Об­раз об­ре­чён­ной на глу­пую смерть воз­люб­лен­ной сво­ей На­та­ши Печкысев-ре­жис­сёр со­зда­ёт про­сто: да­ёт в ру­ки Печ­кы­се­ву-ге­рою ду­доч­ку. С од­ной сто­ро­ны, это дей­стви­тель­но иде­ал жен­щи­ны: строй­ная и то­нень­кая, она мол­чит, по­ка муж­чи­на сам не вы­ду­ет из неё мяг­кую, про­стень­кую ме­ло­дию. С дру­гой сто­ро­ны, у ис­ку­шён­но­го зри­те­ля ин­стру­мент вы­зо­вет столь­ко ас­со­ци­а­ций! От флей­ты Гам­ле­та, как ми­ни­мум, до флей­ты - глав­ной ис­пол­ни­тель­ни­цы те­мы смер­ти у Шо­ста­ко­ви­ча, на­при­мер. Хо­ро­шее, что и го­во­рить, ре­ше­ние, осо­бен­но, ес­ли учесть, что ге­рой «Го­ло­ле­ди­цы» («Про­гул­ки без Пуш­ки­на» в га­строль­ной афи­ше «Пуш­кин­ской шко­лы») жи­вёт сра­зу во всех вре­ме­нах, в до­гам­ле­тов­ском про­шлом и в по­сле­пуш­кин­ском, да что там - по­сле­ста­лин­ском бу­ду­щем.

« Про­гул­ки без Пуш­ки­на» - во­об­ще спек­такль страш­ный, но по­став­лен­ный так, что зри­тель это­го стра­ха сра­зу и не за­ме­ча­ет. Са­мое ма­лое - это го­ло­лёд, а по­том - сры­ва­ю­щи­е­ся с крыш сосульки-глы­бы, насмерть! Ге­рой стран­но­го та­ко­го, «фан­тас­ма­го­ри­че­ски спо­кой­но­го» рас­ска­за Ан­дрея Си­няв­ско­го ухо­дит от до­и­сто­ри­че­ско­го зве­ря, но не су­ме­ет уй­ти от служ­би­стов, хва­та­ю­щих его по до­но­су. Он спит с жи­вой, но чу­жой же­ной, а ещё - с ни­чьей, но уже мёрт­вой…

- Это спек­такль о че­ло­ве­че­ском за­блуж­де­нии, - коротко фор­му­ли­ру­ет суть сво­ей ра­бо­ты Гри­го­рий Печкысев, ис­пол­ни­тель и ре­жис­сёр спек­так­ля, в этот час с неболь­шим один на сцене во всех ли­цах.

МЫС­ЛИ ВСЛУХ В ПСКОВ­СКИХ

ЗЕР­КА­ЛАХ

Ху­до­же­ствен­ный ру­ко­во­ди­тель те­ат­ра «Пуш­кин­ская шко­ла», ре­жис­сёр и пе­да­гог, на­род­ный ар­тист РФ и ла­у­ре­ат Гос­пре­мии Рос­сии Вла­ди­мир Ре­цеп­тер на­зы­ва­ет Печ­кы­се­ва од­ним из луч­ших уче­ни­ков сво­е­го осо­бо­го кур­са в Те­ат­раль­ной ака­де­мии. Мэтр на­би­рал этот курс спе­ци­аль­но для изу­че­ния Пуш­ки­на, пуш­кин­ско­го те­ат­ра и в пер­спек­ти­ве - для со­зда­ния, как он лю­бит го­во­рить, «пол­но­го сце­ни­че­ско­го со­бра­ния со­чи­не­ний Пуш­ки­на». Сре­ди по­сту­пив­ших был и Гри­го­рий Печкысев, при­е­хав­ший в се­вер­ную сто­ли­цу из да­лё­кой Ух­ты.

С тех пор жизнь его бы­ла свя­за­на не толь­ко с Пи­те­ром, но и с Пс­ко­вом, с Ми­хай­лов­ским. Каж­дый год в фев­ра­ле Ре­цеп­тер при­во­зил сю­да сво­их сту­ден­тов на им при­ду­ман­ный и по боль­шей ча­сти им же и со­здан­ный те­ат­раль­ный фе­сти­валь. Сна­ча­ла зри­те­ля­ми, по­том участ­ни­ка­ми, со спек­так­ля­ми по «Ма­лень­ким тра­ге­ди­ям», «Бо­ри­су Го­ду­но­ву»… В Ми­хай­лов­ском же они вы­сту­па­ли и ле­том. Имен­но здесь псков­ские зри­те­ли мог­ли впервые уви­деть за­ме­ча­тель­но мо­ло­дое «Го­ре от ума» по бес­смерт­ной ко­ме­дии Алек­сандра Гри­бо­едо­ва или чёр­но-крас­ную ли­те­ра­тур­но­хо­рео­гра­фи­че­скую фан­та­зию «В зер­ка­лах: Шекс­пир и Го­голь». А ещё - мо­но­спек­так­ли Гри­го­рия Печ­кы­се­ва: «Про­гул­ки без Пуш­ки­на» и «Во­ро-

ОТСРОЧИТЬ НИ­ЧЕ­ГО НЕЛЬ­ЗЯ  СЛИШ­КОМ КО­РОТ­КА ЖИЗНЬ.

ван­ный воз­дух» по не ме­нее, а мо­жет и бо­лее слож­ной, неже­ли у Си­няв­ско­го, про­зе Оси­па Ман­дель­шта­ма.

- Этот спек­такль - ярост­ный. Опре­де­ля­ю­щая эмо­ция там - гнев, и это то­же, на­вер­ное, за­блуж­де­ние… - раз­мыш­ля­ет сей­час Гри­го­рий.

НА ШЕКС­ПИ­РА ОТ­ВЕ­ТИТЬ…

Двух­не­дель­ные га­стро­ли те­ат­ра «Пуш­кин­ская шко­ла» да­ли воз­мож­ность по­смот­реть на ра­бо­ту Вла­ди­ми­ра Ре­цеп­те­ра и его вос­пи­тан­ни­ков как бы в про­тя­жён­ной пер­спек­ти­ве. На два де­ся­ти­ле­тия на­зад, ко­гда Пуш­кин­ский те­ат­раль­ный центр в Пе­тер­бур­ге и Все­рос­сий­ский Пуш­кин­ский фе­сти­валь в Пс­ко­ве и в Ми­хай­лов­ском толь­ко-толь­ко на­чи­на­ли сбы­вать­ся. И на мно­го лет впе­рёд, по ге­не­раль­ной ли­нии «пре­зи­дент­ско­го по­ру­че­ния».

По­ру­че­ние это бы­ло да­но и Вла­ди­ми­ру Ре­цеп­те­ру со то­ва­ри­щи, и ди­рек­то­ру «Ми­хай­лов­ско­го» Геор­гию Ва­си­ле­ви­чу, а ещё - пра­ви­тель­ству Рос­сии и со­от­вет­ству­ю­щим ве­дом­ствам. Суть его - со­зда­ние в Ми­хай­лов­ском «…по­сто­ян­но дей­ству­ю­ще­го те­ат­раль­но­го про­ек­та, пред­по­ла­га­ю­ще­го со­зда­ние и по­каз спек­так­лей по про­из­ве­де­ни­ям А.С. Пуш­ки­на и рус­ской ли­те­ра­тур­ной клас­си­ки…» Об этом меч­тал ещё ле­ген­дар­ный ди­рек­тор и хра­ни­тель Пуш­кин­ско­го за­по­вед­ни­ка Се­мён Гей­чен­ко. В этом фев­ра­ле, на рас­ши­рен­ном за­се­да­нии пре­зи­ди­у­ма Со­ве­та при президенте по куль­ту­ре и ис­кус­ству в Пс­ко­ве, Геор­гий Ва­си­ле­вич сно­ва за­вёл раз­го­вор о пуш­кин­ском те­ат­ре. «Ко­гда-то в Страт­фор­де-на-Эй­воне, - провёл па­рал­лель, - был ре­а­ли­зо­ван про­ект те­ат­ра од­но­го ав­то­ра: Шекс­пи­ров­ский ко­ро­лев­ский театр. У нас в Пуш­кин­ских Го­рах се­год­ня есть Пуш­кин­ский центр, ко­то­рый Гей­чен­ко стро­ил, в том чис­ле, и под идею пуш­кин­ско­го те­ат­ра, ко­то­рый был бы на­шим «от­ве­том» шекс­пи­ров­ско­му».

Сен­тябрь­ские боль­шие га­стро­ли в Ми­хай­лов­ском - толь­ко один шаг. Дру­гой - но­вый «пуш­кин­ский» курс Ре­цеп­те­ра в те­ат­раль­ной ака­де­мии. Три­на­дцать пер­во­курс­ни­ков ны­неш­не­го го­да на­бра­ны с тем, что­бы луч­шие из них че­рез несколь­ко лет учё­бы вли­лись в труп­пу «Пуш­кин­ской шко­лы». Луч­шим из пер­вых уче­ни­ков Ре­цеп­те­ра - ар­ти­сту Де­ни­су Вол­ко­ву и ак­тё­ру, ре­жис­сё­ру Гри­го­рию Печ­кы­се­ву - по­ру­че­но по­мо­гать мэт­ру за­ни­мать­ся с но­вич­ка­ми, с пер­во­го же учеб­но­го го­да, не от­кла­ды­вая.

РАЗ­НО­ЦВЕТ­НЫЕ

КА­РАН­ДА­ШИ

От­кла­ды­вать во­об­ще ни­че­го нель­зя - жизнь ко­рот­ка. Спек­такль Гри­го­рия Печ­кы­се­ва «Во­ро­ван­ный воз­дух» - и об этом то­же. Мо­но­лог об острой бри­твоч­ке «Жил­лет» - за­пис­ке от кор­рект­но­го чёр­та… Нет-нет, ге­рой Ман­дель­шта­ма и Печ­кы­се­ва толь­ко то­чит ею ка­ран­да­ши. Они раз­но­цвет­ные - то­же, прав­да, во­ро­ван­ные.

- Вся эта исто­рия, по су­ти, исто­рия о са­мом Ман­дель­шта­ме - про­ти­во­сто­я­ние си­лам внеш­ним, — вы­стра­и­ва­ет Гри­го­рий Печкысев пер­спек­ти­ву от мо­но­спек­так­ля по Си­няв­ско­му к сво­ей бу­ду­щей ра­бо­те по сти­хо­тво­ре­ни­ям, про­зе и пись­мам Кон­стан­ти­на Ба­тюш­ко­ва. - Но вот Ба­тюш­ко­ва не уби­ва­ли, не под­вер­га­ли го­не­ни­ям. Без вся­ких, ка­за­лось бы, ви­ди­мых на то при­чин он со­шёл с ума и пол­жиз­ни про­жил в су­ма­сшед­шем до­ме. Один из ум­ней­ших лю­дей сво­е­го вре­ме­ни, он всё вре­мя зна­ет, что с ним по­че­му-то всё бу­дет пло­хо. Он вос­при­ни­ма­ет мир стран­но. Он по­чти не пи­шет. Спек­такль и на­чи­на­ет­ся с то­го, что во мне - глав­ном ге­рое - два че­ло­ве­ка, ан­гел и де­мон. По­че­му они бо­рют­ся всё вре­мя и что с ни­ми во­об­ще де­лать? Те­ма бу­ду­ще­го спек­так­ля, ес­ли по­пы­тать­ся опре­де­лить её коротко, - это ско­рее те­ма са­мо­осо­зна­ния, про­ще­ния, сми­ре­ния. А во­об­ще, од­на из на­ших - те­ат­ра в це­лом и моя в част­но­сти - ос­нов­ных за­дач: со­еди­нять разо­рван­ные свя­зи вре­мён. Ба­тюш­ков - за­бы­тый по­эт кон­ца XVIII - на­ча­ла XIX ве­ка, а его жизнь, его мыс­ли - слов­но из дня се­го­дняш­не­го.

Фото Н. АН­ДРЕ­ЕВА

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.