СА­МАЯ СПО­КОЙ­НАЯ РА­БО­ТА

AiF Pskov - - ЛИЧНОСТЬ - Свет­ла­на ПРОСКУРИНА

МОЯ МЕЧ­ТА

Алек­сей Ген­на­дье­вич, а кем вы меч­та­ли стать в дет­стве? Ни за что не по­ве­рю, что на­чаль­ни­ком УГХ…

- А я меч­тал! Я се­бе ещё в де­ся­ти­лет­нем, на­вер­ное, воз­расте, по­ста­вил цель стать на­чаль­ни­ком стро­и­тель­ной ор­га­ни­за­ции, как отец. При­чём - той же са­мой. А ко­гда стал, по­нял, что го­тов за­ни­мать­ся стро­и­тель­ством в го­раз­до бо­лее ши­ро­ком смыс­ле это­го сло­ва.

Те­перь у ме­ня в жиз­ни око­ло 68 на­прав­ле­ний де­я­тель­но­сти, но глав­ное сей­час - это слу­же­ние го­су­дар­ству. Я ко­гда на эту долж­ность за­сту­пил, был та­кой за­шо­рен­ный, что да­же се­мье сво­ей ска­зал: «На­та­шень­ка, пер­вый год вы ме­ня не уви­ди­те». И ров­но год да­же на се­мью не от­вле­кал­ся. За­то те­перь мы с ва­ми у ме­ня в ка­би­не­те си­дим и вот уже це­лых два­дцать ми­нут нас ни­кто не пре­ры­ва­ет. Это зна­чит, что мне уда­лось на­стро­ить ра­бо­ту как на­до.

Что­бы это­го до­стичь, я за­кон­чил Пс­ков­ский по­ли­тех по спе­ци­аль­но­сти «про­мыш­лен­ное и граж­дан­ское строительство», но в ин­сти­ту­те боль­ше за­ни­мал­ся спор­том, чем учил­ся, по­то­му что всё, что мне на­до бы­ло знать, осво­ил ещё в шко­ле. Я ведь в шко­ле был да­ле­ко не по­след­ним уче­ни­ком. За­нял тре­тье ме­сто на об­ласт­ной олим­пиа­де по ма­те­ма­ти­ке, за­ра­нее за­оч­но по­сту­пил в МГУ и Во­ен­но-мор­скую ака­де­мию им. Ле­ни­на. Но в Моск­ву не по­ехал. Шёл 91-й год. Ка­кая Москва?! Мне ро­ди­те­ли да­ва­ли в Пс­ков на неде­лю 50 руб­лей и са­ми жи­ли в Пуш­кин­ских Горах всей се­мьёй на та­кие же день­ги.

По­сле учё­бы в ин­сти­ту­те ме­ня то­же мно­го ку­да при­гла­ша­ли, а под­вер­ну­лось ме­сто про­ра­ба в Опоч­ке с зар­пла­той 1200 руб­лей и пер­спек­ти­вой уже че­рез год по­лу­чить квар­ти­ру. Но вна­ча­ле я по­ехал в род­ные Пуш­кин­ские Го­ры и по­про­бо­вал устро­ить­ся в стро­и­тель­ную ком­па­нию, ко­то­рой рань­ше ру­ко­во­дил отец. Там по­смот­ре­ли мой ди­плом и го­во­рят: «Ка­мен­щи­ком - возь­мём». Хо­ро­шо, ду­маю, зна­чит, моё вре­мя ещё не при­шло. Со­рвал­ся и уехал в Опоч­ку. И уже че­рез год стал там глав­ным ин­же­не­ром.

СУДЬБА ВНЕС­ЛА

ПО­ПРАВ­КУ

Но слу­чи­лось непред­ви­ден­ное. Я по­пал в ава­рию. Как сей­час пом­ню: ле­жу на 19-гра­дус­ном мо­ро­зе 19 фев­ра­ля в сне­гу с ар­ма­ту­рой во лбу. По­том еле на­учил­ся за­но­во хо­дить. Но мы не­да­ром с же­ной и сы­ном за­ня­ли пя­тое ме­сто на об­ласт­ных со­рев­но­ва­ни­ях «Па­па, ма­ма, я - спор­тив­ная се­мья!» По­это­му я стал бе­гать, пры­гать - и на­чал по­прав­лять­ся не по дням, а по ча­сам.

А тут ме­ня как раз при­гла­си­ли ра­бо­тать в УВД. Всё де­ло в том, что к то­му вре­ме­ни я участ­во­вал в ре­мон­те трёх РОВД и ещё од­но на­чал стро­ить. По­это­му Игорь Вик­то­ро­вич Ка­лаш­ни­ков ме­ня ещё то­гда за­ме­тил.

Ре­ше­но - еду в Пс­ков. А там, ока­зы­ва­ет­ся, на­до мед­ко­мис­сию про­хо­дить. Так вот, ко­гда я эту мед­ко­мис­сию про­хо­дил, ни­кто да­же не до­га­дал­ся, что у ме­ня бы­ли ка­кие-то там трав­мы. И по­том я 8 лет ис­прав­но от­слу­жил в ор­га­нах внут­рен­них дел и толь­ко немно­го не до­тя­нул до май­о­ра, по­то­му что судьба ве­ла ме­ня к за­вет­ной мечте.

Де­ло бы­ло так. Од­на­ж­ды зво­нит мне отец: «Лё­ша, пред­при­я­тие-то на­ше банкрот, его моск­ви­чи хо­тят ку­пить». Мы на­за­ни­ма­ли с дру­зья­ми де­нег и вы­ку­пи­ли ак­ции са­ми. Ещё че­рез пол­го­да обанк­ро­ти­лось ещё од­но пуш­ки­но­гор­ское пред­при­я­тие. Тут уж мне при­шлось уво­лить­ся из УВД. Вот так я и стал ру­ко­во­дить той са­мой стро­и­тель­ной ор­га­ни­за­ци­ей, о ко­то­рой меч­тал ещё маль­чиш­кой. И че­рез три го­да в 20 раз уве­ли­чил её обо­рот. К то­му же я был из­бран пред­се­да­те­лем кол­хо­за (СПК име­ни Пуш­ки­на) и то­же, сколь­ко мог, не да­вал его банк­ро­тить. И в то же са­мое вре­мя бал­ло­ти­ро­вал­ся в об­ласт­ное Со­бра­ние де­пу­та­тов, вы­иг­рал прай­ме­риз, но сам сошёл с ди­стан­ции и ре­шил спер­ва по­ра­бо­тать в рай­он­ном Со­бра­нии де­пу­та­тов.

На­ко­нец на­стал день, ко­гда мне по­зво­нил Игорь Вик­то­ро­вич Ка­лаш­ни­ков. На раз­мыш­ле­ние у ме­ня бы­ло, на­вер­ное, не боль­ше 30 се­кунд. Но я был уже го­тов.

КО­ЛО­КОЛ

- А ведь долж­ность-то вам до­ста­лась рас­стрель­ная, раз­ве нет?

- Ми­ну­точ­ку! Я всем го­во­рю, что у ме­ня са­мая спо­кой­ная в го­ро­де ра­бо­та. У ме­ня всё по­лу­чит­ся, по­то­му что я умею и ас­фальт класть, и де­ре­вья ва­лить…

- Де­ре­вья-то за­чем? Вон и бло­гер Вар­ла­мов ру­гал­ся, что по на­бе­реж­ной за­чем-то ва­лят де­ре­вья...

- Да вы что? А вы ви­де­ли, ка­кие это де­ре­вья? Ко­гда они вам на го­ло­ву упа­дут или на го­ло­ву ва­ше­го ре­бён­ка, вы ко­го в этом бу­де­те ви­нить? Чтоб вы зна­ли: мы в про­шлом го­ду по­са­ди­ли в го­ро­де 3 ты­ся­чи де­ре­вьев, а спи­ли­ли все­го 500.

- Ещё из­веч­ный во­прос. По­че­му в Тар­ту в лю­бое вре­мя го­да чи­стые тро­туа­ры, а в Пс­ко­ве мы веч­но по ко­ле­но в гря­зи?

- Мо­жет, там у го­род­ских вла­стей де­нег по­боль­ше, мо­жет, там лю­ди му­со­рят мень­ше, мо­жет, там штра­фы для тех, кто му­со­рит, не все­го 500 руб­лей, как у нас?

- По­нят­но, что де­нег ка­та­стро­фи­че­ски не хва­та­ет. Кри­зис, то да сё. Как быть?

- Ста­рать­ся на­до. Фе­де­раль­ные це­ле­вые про­грам­мы при­вле­кать. В этом го­ду мы несмот­ря ни на что пла­ни­ру­ем за­вер­шить ра­бо­ты по ре­кон­струк­ции на­бе­реж­ной ре­ки Пс­ко­вы, при­сту­пить к ка­пи­таль­но­му ре­мон­ту ули­цы Ка­ли­ни­на и мо­ста име­ни 50-летия Ок­тяб­ря. Мы сде­ла­ем ямоч­ный ре­монт на всех ули­цах. Мы уста­но­вим в го­ро­де ещё 500 энер­го­сбе­ре­га­ю­щих све­тиль­ни­ков. Мы бу­дем со­вер­шен­ство­вать об­слу­жи­ва­ние лив­нёв­ки…

- Вон сколь­ко на тро­туа­рах пес­ка по­сле зи­мы…

- Толь­ко за про­шлую ночь из го­ро­да вы­ве­зе­но 40 Ка­мАЗов пес­ка! От се­бя про­шу пско­ви­чей: ну не ставь­те вы ма­ши­ны на га­зо­ны - по­том ведь вся зем­ля ока­зы­ва­ет­ся на до­ро­гах! Пско­вич - это долж­но зву­чать гор­до! У нас же в го­ро­де 90% лю­дей лю­бят Пс­ков и все­го 10% му­со­рят. Ну не­уже­ли мы это­го каж­до­го де­ся­то­го не смо­жем при­звать к по­ряд­ку? - Вы те­перь о чём меч­та­е­те? - Я мечтаю по­быть в этой долж­но­сти ещё как ми­ни­мум два с по­ло­ви­ной го­да. По­то­му что год для та­кой ра­бо­ты - это не срок. Вот ис­пол­нит­ся три го­да - то­гда с ме­ня и спра­ши­вай­те по пол­ной. Ре­зуль­тат - бу­дет, уве­ряю вас.

А са­мая моя боль­шая меч­та - вер­нуть на Ве­че­вую пло­щадь в Пс­ко­ве ве­че­вой ко­ло­кол. В пря­мом и пе­ре­нос­ном смыс­ле. Нач­нём с то­го, что по­про­бу­ем со­об­ща ре­шить про­бле­му Гельд­то­вой ба­ни. А там де­ло пой­дёт, я уве­рен. Ведь са­мой кру­той де­мо­кра­ти­че­ской рес­пуб­ли­кой в ми­ре бы­ло Гос­по­дар­ство Пс­ков­ское. Ну не­уже­ли мы недо­стой­ны па­мя­ти сво­их пред­ков? Не­уже­ли не смо­жем сно­ва на­ве­сти у се­бя в го­ро­де по­ря­док? По­ра!

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.