ЧЕ­ЛО­ВЕК НА ПЬЕ­ДЕ­СТА­ЛЕ

За­гад­ка невол­шеб­ной па­лоч­ки

AiF Pskov - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Свет­ла­на ПРОСКУРИНА

глав­ный ди­ри­жёр сим­фо­ни­че­ско­го ор­кест­ра Псков­ской фи­лар­мо­нии Ген­на­дий ЧЕР­НОВ.

ЛУЧ­ШЕ ПОЗД­НО

- У ме­ня два выс­ших об­ра­зо­ва­ния: хо­ро­вое и опер­но-сим­фо­ни­че­ское ди­ри­жи­ро­ва­ние. Я по­сле­до­ва­тель­но за­кон­чил два фа­куль­те­та Санкт-Пе­тер­бург­ской го­су­дар­ствен­ной кон­сер­ва­то­рии, а меж­ду ни­ми ещё и учил­ся в ас­пи­ран­ту­ре. То есть в об­щей слож­но­сти я про­учил­ся в кон­сер­ва­то­рии 11 лет.

- Ро­ди­те­ли, на­вер­ное, при­уча­ли вас к му­зы­ке с мла­дых ног­тей?

- Лет до 12 я увле­кал­ся всем тем, чем обыч­но увле­ка­ют­ся маль­чи­ки та­ко­го воз­рас­та. А по­том сам за­хо­тел учить­ся в му­зы­каль­ной шко­ле. Это был мой со­зна­тель­ный вы­бор.

Я на­чи­нал с то­го, что учил­ся иг­рать на вал­торне. А в 18 лет уже за­кон­чил три кур­са Хо­ро­во­го учи­ли­ща име­ни М.И. Глин­ки и сра­зу же не толь­ко по­сту­пил в кон­сер­ва­то­рию, но и на­чал ра­бо­тать хор­мей­сте­ром в зна-

ОТ ПЕР­ВО­ГО

ЛИ­ЦА

ме­ни­том хо­ре сту­ден­тов Санк­тПе­тер­бург­ско­го уни­вер­си­те­та. Кста­ти, од­на из мо­их то­гдаш­них хо­ри­сток, сту­дент­ка фа­куль­те­та со­цио­ло­гии СПбГУ, по­том ста­ла мо­ей су­пру­гой. Та­ким об­ра­зом, у ме­ня за пле­ча­ми уже 22 го­да тру­до­вой де­я­тель­но­сти по спе­ци­аль­но­сти «ди­ри­жёр».

РЕ­СУРС - КАК У АВИА­ЛАЙ­НЕ­РА

- Как вы ста­ли ди­ри­жё­ром сим­фо­ни­че­ско­го ор­кест­ра Псков­ской фи­лар­мо­нии?

- Од­на­ж­ды я при­е­хал в Пс­ков на кон­церт как приглашённый ди­ри­жёр и по­нра­вил­ся ор­кест­ру. А ор­кестр по­нра­вил­ся мне - по­то­му что здесь ра­бо­та­ют очень пре­дан­ные му­зы­ке и очень от­вет­ствен­ные лю­ди. Это бы­ло в 2006 го­ду.

Ор­кестр у нас, ко­неч­но же, очень мо­ло­дой - ему все­го 19-й год. Спа­си­бо эн­ту­зи­а­стам, его со­зда­те­лям. Пред­по­чти­тель­но, ко­неч­но, что­бы в мо­мент его ос­но­ва­ния бы­ло преду­смот­ре­но боль­ше ста­вок. - Ста­вок не хва­та­ет? - Хва­та­ет, но они са­ми по се­бе низ­кие и не мо­гут кон­ку- ри­ро­вать с зар­пла­та­ми в боль­шин­стве дру­гих рос­сий­ских ор­кест­ров. В ре­зуль­та­те ор­кестр недо­уком­плек­то­ван. Его мож­но срав­нить с ав­то­мо­би­лем, в ко­то­ром не хва­та­ет зап­ча­стей. По­это­му нам чуть ли не на каж­дый кон­церт при­хо­дит­ся при­гла­шать му­зы­кан­тов из Санкт-Пе­тер­бур­га. Что об­хо­дит­ся фи­лар­мо­нии дороже, чем ес­ли бы ор­кестр был пол­но­стью уком­плек­то­ван.

- Так в чём же сек­рет ва­шей про­фес­сии?

- Я вам луч­ше ска­жу, в чём за­гад­ка мо­ей про­фес­сии. Глав­ное и са­мое слож­ное для ди­ри­жё­ра - слы­шать внут­рен­ним слу­хом пар­ти­ту­ру. Ес­ли он хо­ро­шо се­бе пред­став­ля­ет, как то или иное про­из­ве­де­ние долж­но зву­чать, это ка­ким-то непо­сти­жи­мым об­ра­зом пе­ре­да­ёт­ся ор­кест­ру.

- Как это «непо­сти­жи­мым»? Вы объ­яс­ня­е­те му­зы­кан­там, че­го от них хо­ти­те?

- Кто-то срав­нил ко­ли­че­ство оста­но­вок во вре­мя ре­пе­ти­ций ор­кест­ра с ко­ли­че­ством взлё­тов и по­са­док, ко­то­рые со­вер­ша­ет са­мо­лёт. То есть ре­сурс ор­кест­ра, как и ре­сурс авиа­лайне- ра, за­ви­сит от то­го, как ча­сто они вы­нуж­де­ны тор­мо­зить или за­но­во раз­го­нять­ся. Са­мая хо­ро­шая ре­пе­ти­ция - это ко­гда ор­кестр иг­ра­ет без оста­но­вок.

ТЕ­РА­ПЕВ­ТИ­ЧЕ­СКИЙ

ЭФ­ФЕКТ

- Как же вы до­би­ва­е­тесь нуж­но­го зву­ча­ния? - В этом-то и со­сто­ит за­гад­ка. - За столь­ко лет сов­мест­ной ра­бо­ты с ор­кест­ран­та­ми вы уже, на­вер­ное, ста­ли как од­на боль­шая се­мья?

- Ес­ли бы на­ши от­но­ше­ния ста­ли уж очень се­мей­ны­ми, мне при­шлось бы снис­хо­ди­тель­но от­но­сить­ся к раз­ным ше­ро­хо­ва­то­стям, а это неиз­беж­но ска­за­лось бы на ка­че­стве зву­ча­ния.

- Зна­чит, необ­хо­ди­мо со­блю­дать ди­стан­цию?

- Ор­кест­ран­тов и так раз­дра­жа­ет, что кто-то сто­ит вы­ше них, пус­кай все­го на од­ну сту­пень­ку. По­это­му ди­ри­жёр дол­жен убе­ди­тель­но ста­вить ху­до­же­ствен­ные за­да­чи. - А па­лоч­ка важ­на? - Это ско­рее дань тра­ди­ции. К то­му же она уве­ли­чи­ва­ет ам­пли­ту­ду же­ста. - Она у вас осо­бен­ная? - Нет, са­мая обык­но­вен­ная - куп­ле­на в кон­сер­ва­то­рии. Это ни­ка­кая не па­лоч­ка Гар­ри Пот­те­ра. Я ни в ка­кие при­ме­ты пе­ред вы­хо­дом на сце­ну не ве­рю.

- Го­во­рят, что ди­ри­жё­ры по­чти не под­вер­же­ны сер­деч­но­со­су­ди­стым за­бо­ле­ва­ни­ям, так как про­во­дят мно­го вре­ме­ни с вы­со­ко под­ня­ты­ми ру­ка­ми. Вы как счи­та­е­те, ва­ша про­фес­сия до­бав­ля­ет здо­ро­вья?

- Те­ра­пев­ти­че­ский эф­фект - в силь­ней­шей эмо­ци­о­наль­ной от­да­че. Ты пе­ре­да­ёшь свои чув­ства ор­кест­ру, ор­кестр мно­го­крат­но уси­ли­ва­ет эту энер­ге­ти­ку и на­прав­ля­ет её в зал, а зал - воз­вра­ща­ет те­бе в ещё бо­лее муль­ти­п­ли­ци­ро­ван­ном ви­де.

- Труд­но сто­ять спи­ной к зри­тель­но­му за­лу?

- Непро­сто, но ты же всё рав­но очень ост­ро чув­ству­ешь спи­ной, как пуб­ли­ка вос­при­ни­ма­ет ис­пол­не­ние.

- Пско­ви­чи лю­бят свой ор­кестр, как вы счи­та­е­те?

- У нас в этом го­ду бы­ли ан­шла­ги да­же на кон­цер­тах та­кой, ка­за­лось бы, не слиш­ком из­вест­ной му­зы­ки, как на­при­мер тре­тья сим­фо­ния Сен-Сан­са. Мы чув­ству­ем от­вет­ную лю­бовь и под­держ­ку пуб­ли­ки. - Что ждёт сим­фо­ни­че­ский ор­кестр Псков­ской фи­лар­мо­нии в этом го­ду?

- Во- пер­вых, гран­ди­оз­ный хо­ро­вой празд­ник в День сла­вян­ской пись­мен­но­сти и куль­ту­ры. По­том боль­шой кон­церт ки­но­му­зы­ки 25 июня. На от­кры­тие се­зо­на мы готовим кон­церт, по­свя­щён­ный 150-ле­тию Си­бе­ли­уса. На­ко­нец, в де­каб­ре у нас со­сто­ит­ся пре­мье­ра опе­ры «Тос­ка» Джа­ко­мо Пуч­чи­ни - сов­мест­ный проект с те­ат­ром «Но­вая опе­ра».

ИС­КУС­СТВО ЧУВ­СТВО­ВАТЬ ПС­КОВ­СКУЮ ПУБ­ЛИ­КУ СПИ­НОЙ.

Фото из лич­но­го ар­хи­ва Ген­на­дия Чер­но­ва.

«Слы­шать пар­ти­ту­ру внут­рен­ним слу­хом».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.