ДОС­КО­НАЛЬ­НО ОБ ИКОНЕ

AiF Pskov - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Оль­га МИРОНОВИЧ

18 МАЯ - МЕЖ­ДУ­НА­РОД­НЫЙ ДЕНЬ МУ­ЗЕЕВ, ПО­ЭТО­МУ В ГО­СТЯХ У «АИФ-ПС­КОВ» - ХРА­НИ­ТЕЛЬ ЖИ­ВО­ПИ­СИ ПСКОВ­СКО­ГО МУ­ЗЕЯ ОЛЬ­ГА ВА­СИ­ЛЬЕ­ВА, КО­ТО­РАЯ ВОТ УЖЕ БО­ЛЕЕ 35 ЛЕТ ЗА­БО­ТИТ­СЯ О КОЛ­ЛЕК­ЦИИ ИКОН, СО­СТАВ­ЛЯ­Ю­ЩИХ ГОР­ДОСТЬ И СЛА­ВУ РЕ­ГИ­О­НАЛЬ­НО­ГО МУ­ЗЕЙ­НО­ГО СО­БРА­НИЯ.

- Ко­гда я за­кан­чи­ва­ла ин­сти­тут име­ни И.Е. Ре­пи­на, то ре­ша­ю­щи­ми для ме­ня ста­ли сло­ва Ве­ры Дмит­ри­ев­ны Ли­ха­чё­вой, под ру­ко­вод­ством ко­то­рой я пи­са­ла все кур­со­вые: «Оля? Вы, ко­неч­но же, со­би­ра­е­тесь в Пс­ков­ский му­зей?» Все мои со­мне­ния тут же от­па­ли са­ми со­бой, а все мои че­сто­лю­би­вые устрем­ле­ния ото­шли на вто­рой план.

ОД­НА­Ж­ДЫ В СТУДЁНУЮ ЛЕТ­НЮЮ ПО­РУ

- Не­уже­ли вы все 35 лет так и про­ра­бо­та­ли в этом под­ва­ле, где рас­по­ла­га­ет­ся хра­ни­ли­ще икон?

- Нет, по­на­ча­лу псков­ские ико­ны хра­ни­лись в зда­нии Со­ло­дёж­ни. Ни­ко­гда не за­бу­ду, как я при­ш­ла ту­да в пер­вый раз. Де­ло бы­ло в июле. Я дол­го на­жи­ма­ла на кноп­ку звон­ка, на­ко­нец, за­скри­пел ме­тал­ли­че­ский за­сов и в двер­ном про­ёме воз­ник на­сто­я­щий Фи­лип­пок: в ва­лен­ках вы­ше ко­ле­на, те­ло­грей­ке и шап­ке-ушан­ке. По­сколь­ку тем­пе­ра­ту­ра в Со­ло­дёжне ни­ко­гда не под­ни­ма­лась вы­ше +8 гра­ду­сов, лю­ди, ко­то­рые там ра­бо­та­ли, не про­сто хра­ни­ли музейные фон­ды, а со­вер­ша­ли еже­днев­ный по­двиг. Бла­го­да­ря им я узна­ла, что есть и вто­рая сто­ро­на му­зей­ной жиз­ни. Что эта изыс­кан­ная, да­же ра­фи­ни­ро­ван­ная сре­да тре­бу­ет сто­и­че­ско­го слу­же­ния де­лу.

Чуть поз­же мы на­ча­ли пе­ре­во­зить ико­ны в под­вал но­во­го зда­ния му­зея-за­по­вед­ни­ка. И сно­ва мне был пре­по­дан неза­бы­ва­е­мый нрав­ствен­ный урок. Мы са­ми ско­ла­чи­ва­ли эти стел­ла­жи, са­ми на­тя­ги­ва­ли сет­ки для от­кры­то­го по­ка­за кол­лек­ций… А ко­гда всё во­круг сде­ла­но соб­ствен­ны­ми ру­ка­ми, то по­том да­же в са­мые слож­ные мо­мен­ты ты не в си­лах это бро­сить.

НЕ ПО­ВТО­РЯ­ЕТ­СЯ ТА­КОЕ НИ­КО­ГДА

- Сколь­ко все­го в Пс­ков­ском му­зее-за­по­вед­ни­ке икон?

- 964, при­чём боль­шая их часть от­но­сит­ся к древ­ней­шим. Икон XVIII ве­ка у нас не так мно­го.

- А сколь­ко икон на­хо­дят­ся в по­сто­ян­ной экс­по­зи­ции?

- К со­жа­ле­нию, мень­ше ста еди­ниц.

- Как уда­лось сбе­речь со­бра­ние псков­ских икон в го­ды вой­ны?

- Преж­де все­го, на­до ска­зать спа­си­бо тем ра­бот­ни­кам псков­ско­го му­зея, ко­то­рые в пер­вые дни вой­ны, уже прак­ти­че­ски под бом­бёж­ка­ми, смог­ли эва­ку­и­ро­вать яд­ро на­шей кол­лек­ции в го­род Со­ветск Ки­ров­ской об­ла­сти. И ко­неч­но, нель­зя не по­мя­нуть доб­рым сло­вом тех лю­дей, кто отыс­кал псков­ские ико­ны в шах­тах Прус­сии и сде­лал всё, что­бы они вер­ну­лись на ро­ди­ну. - А мно­го икон бы­ло утра­че­но? - Я все­гда при­во­жу в та­ких слу­ча­ях при­мер с про­из­ве­де­ни­я­ми М.Ша­га­ла. По сви­де­тель- ству его вдо­вы, в до­во­ен­ном пс­ков­ском му­зее хра­ни­лось 37 ра­бот ху­дож­ни­ка, а сей­час - все­го две. Мо­же­те се­бе пред­ста­вить ко­ли­че­ство утра­чен­но­го.

И всё рав­но Пс­ков­ский му­зей на се­год­ня об­ла­да­ет са­мым пол­ным со­бра­ни­ем псков­ских икон XV-XVI ве­ков, ка­ко­го нет ни­где в ми­ре.

- Ка­кую ико­ну из псков­ско­го му­зей­но­го со­бра­ния вы счи­та­е­те са­мой цен­ной? Рань­ше это был Спас Еле­аза­ров­ский? А те­перь?

- Хо­чу уточ­нить, что ико­на Спаса Еле­аза­ров­ско­го до сих пор на­хо­дит­ся в го­су­дар­ствен­ном му­зей­ном фон­де, она все­го лишь вы­да­на мо­на­сты­рю на вре­мен­ное хра­не­ние. Но я бы не ста­ла утвер­ждать, что она са­мая цен­ная. Они все непо­вто­ри­мы.

ДОЙ­ТИ ДО СУ­ТИ

- Знаю, что на пс­ков­скую кол­лек­цию ико­но­пи­си по­ку­ша­лись и в XXI ве­ке. Как это бы­ло?

- Дей­стви­тель­но, несколь­ко лет на­зад воз­ник­ла идея, что це­ле­со­об­раз­нее по­стро­ить од­но­два от­ве­ча­ю­щих всем со­вре­мен- ным тре­бо­ва­ни­ям хра­ни­ли­ща и свез­ти ту­да на­ше на­ци­о­наль­ное до­сто­я­ние. Од­на ко­мис­сия за дру­гой «кон­ста­ти­ро­ва­ли», что пс­ков­ским ико­нам в Пс­ков­ском му­зее небез­опас­но. На­ко­нец в Мин­куль­те сме­ни­лось ру­ко­вод­ство и оче­ред­ная ко­мис­сия до­ка­за­ла, что усло­вия хра­не­ния икон у нас, ко­неч­но же, не иде­аль­ны, но в то же вре­мя ин­струк­тив­ны - то есть тем­пе­ра­тур­ный, влаж­ност­ный и био­ло­ги­че­ский ре­жим мы со­блю­да­ем. Те­перь оста­ёт­ся ждать, ко­гда нам по­стро­ят но­вое фон­до­хра­ни­ли­ще с дей­стви­тель­но иде­аль­ны­ми усло­ви­я­ми…

- Как об­сто­ят де­ла с ре­став­ра­ци­ей псков­ских икон?

- Это огром­ная про­бле­ма. Ведь в пе­ре­строй­ку бы­ла раз­ру­ше­на сло­жив­ша­я­ся за дол­гие го­ды си­сте­ма, ко­гда ико­ны из про­вин­ци­аль­ных му­зеев со­вер­шен­но бес­плат­но ре­ста­ври­ро­вал мос­ков­ский центр име­ни И.Э.Гра­ба­ря. Мы ещё к то­му же со­труд­ни­ча­ли с ин­сти­ту­том име­ни И.Е.Ре­пи­на. Од­на­ко в 2008 го­ду оче­ред­ная ко­мис­сия об­на­ру­жи­ла на­ру­ше­ние в том, что псков­ские ико­ны «во­вле­че­ны в учеб­ный процесс».

- Ико­на Свя­той Улья­ны до сих пор ждёт сво­е­го ча­са?

- Про­бле­му этой ико­ны се­год­ня мож­но ре­шить толь­ко на выс­шем ре­ги­о­наль­ном уровне. Ко­неч­но же, эту уни­каль­ную пс­ков­скую ико­ну дав­но по­ра бы­ло от­пра­вить на ре­став­ра­цию в тот же центр име­ни И.Э.Гра­ба­ря или лю­бой дру­гой.

- У вас в под­ва­ле, на­вер­ное, ка­кие толь­ко лю­ди не пе­ре­бы­ва­ли...

- Глав­ное, что все они ис­пы­та­ли на­сто­я­щий вос­торг. Вед ико­на воз­дей­ству­ет без ка­кой-ли­бо тео­ре­ти­че­ской под­го­тов­ки, хо­тя, ка­за­лось бы, на­столь­ко да­ле­ка от жиз­ни. Ви­зан­тий­ские, а по­том и древ­не­рус­ские жи­во­пис­цы ис­ка­ли об­ра­зы, что­бы вы­ра­зить аб­со­лют­ную иде­аль­ность. Но этот пер­фек­ци­о­низм по­че­му-то так по­ня­тен ду­ше рус­ско­го че­ло­ве­ка, что да­же у убеж­дён­ных ате­и­стов в на­шем хра­ни­ли­ще вдруг на­чи­на­ют влаж­неть гла­за. В рус­ской иконе, как и в пра­во­сла­вии, вы­ра­же­на ис­ти­на. Вот этим она и силь­на.

- А что та­ко­го осо­бен­но­го в псков­ской иконе?

- Со сто­ро­ны мо­жет по­ка­зать­ся, что пско­ви­чи бы­ли фрон­дё­ра­ми. Ни­че­го по­доб­но­го! Они про­сто от­но­си­лись к де­лу очень дос­ко­наль­но. Взгля­ни­те на ико­ну «Воз­не­се­ние». Вы ви­ди­те под ман­дор­лой Хри­ста ка­мень со сле­да­ми его ступ­ней. Ока­зы­ва­ет­ся, сра­зу несколь­ко древ­них ис­точ­ни­ков утвер­жда­ли, что во вре­мя Воз­не­се­ния Хри­стос сто­ял на камне, где от­пе­ча­та­лись сле­ды его ног. И псков­ские жи­во­пис­цы это зна­ли! Им важ­но бы­ло не про­сто по-сво­е­му ин­тер­пре­ти­ро­вать всем из­вест­ный сю­жет, а дой­ти до су­ти! Так что пс­ков­ская ико­на лиш­ний раз убеж­да­ет нас в том, что мы не зря гор­дим­ся сво­и­ми пред­ка­ми!

Ико­на «Воз­не­се­ние», ав­тор ко­то­рой до­шёл до су­ти.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.