АП­ЛО­ДИ­РУЮ СИ­ДЯ

AiF Pskov - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Оль­га МИРОНОВИЧ

СМЕХ БЕЗ ПРИ­ЧИ­НЫ

В ос­но­ву это­го спек­так­ля лег­ли два ав­то­био­гра­фи­че­ских ро­ма­на Ру­бе­на Га­лье­го про ма­лень­ких оби­та­те­лей ин­тер­на­та для де­тей с огра­ни­чен­ны­ми воз­мож­но­стя­ми. Учи­те­ля с вос­пи­та­те­ля­ми, ко­неч­но же, вну­ша­ли им, что на­до про­сто хо­ро­шо учить­ся и слу­шать­ся стар­ших, что­бы до­бить­ся в жиз­ни все­го че­го по­же­ла­ешь. Но глав­ный герой и его дру­зья слиш­ком ра­но по­ня­ли, что на нехо­дя­чих лю­дей это не рас­про­стра­ня­ет­ся. Во вся­ком слу­чае, тот мир, в ко­то­ром они рос­ли, ни­че­го хо­ро­ше­го де­тям без ног не су­лил…

На­вер­ное, боль­шин­ство псков­ских зри­те­лей при­шли на спек­такль те­ат­ра «Жест» из веж­ли­во­сти или из то­ле­рант­но­сти - это уж как вам бу­дет угод­но. А ухо­ди­ли с гла­за­ми, пол­ны­ми слёз.

А ведь как немно­го­обе­ща­ю­ще всё на­чи­на­лось. Всем вхо­дя­щим в те­атр с по­ро­га объ­яв­ля­ли: «В фойе для вас ра­бо­та­ют кло­у­ны». Это бы­ли ар­ти­сты мос­ков­ско­го те­ат­ра «Круг-II»: они неуто­ми­мо улы­ба­лись, раз­да­ва­ли от­крыт­ки, и - глав­ный ат­трак­ци­он - ло­ма­ли ко­ме­дию по каж­до­му хлоп­ку.

Ми­ло, но че­рез пол­ча­са на­чи­на­ет на­до­едать. Ка­жет­ся, до­жи­да­ясь вто­ро­го звон­ка, уже и са­ми зри­те­ли по­дуста­ли от этих упраж­не­ний с хлоп­ка­ми, от этих доб­ро­со­вест­ных крив­ля­ний, от этих иди­от­ских, нега­сну­щих улы­бок. …По­том в спек­так­ле глав­ный герой ска­жет, что «пер­со­нал» дет­ско­го до­ма при­ни­мал его дру­га за доб­ро­го кре­ти­на: по­то­му что тот без уста­ли и всем под­ряд улы­бал­ся. По­зна­ко­мив­шись с этим «доб­рым иди­о­том» по­бли­же, глав­ный герой по­нял, что на са­мом де­ле он ум­ный и злой.

ДО­РО­ГА ЛОЖ­КА

…А ещё к ним в дет­ский дом од­на­ж­ды при­шла со­ба­ка, и то­же «без но­ги». Это бы­ла очень хо­ро­шая со­ба­ка, толь­ко без зад­ней но­ги. Но по­том ока­за­лось, что ей-то эта но­га не осо­бо и нуж­на: ей же не при­хо­ди­лось пры­гать на зад­них лап­ках, чтоб клян­чить себе еду. Её все и так лю­би­ли. А де­тям в том дет­ском до­ме до­ста­ва­лось «по че­ты­ре пель­ме­ня на бра­та» или «по две лож­ки» греч­ки (на са­мом де­ле греч­ки на кухне хва­та­ло, но по­ва­ри­хе бы­ло лень тащить в сто­лов­ку пол­ное вед­ро).

…А по­том глав­но­го ге­роя при­вез­ли в Аме­ри­ку, и он в пер­вый раз са­мо­сто­я­тель­но от­пра­вил­ся на про­гул­ку по го­ро­ду. И все ма­ши­ны тор­мо­зи­ли, ко­гда он ехал по пе­ше­ход­но­му пе­ре­хо­ду на крас­ный свет в сво­ей ин­ва­лид­ной ко­ляс­ке, а неко­то­рые во­ди­те­ли да­же кри­ча­ли ему вслед что-то обод­ря­ю­щее. По­до­шёл по­ли­цей­ский и - вот чу­дак! - «ска­зал, что это ОН страш­но рад», что глав­ный герой смог в та­кой пре­крас­ный день вы­брать­ся из до­му.

Ста­рый па­ле­сти­нец в ма­га­зине спро­сил у глав­но­го ге­роя: «От­ку­да ты? Из России? Небось, ску­ча­ешь по ро­дине?» - «Нет, я бы с удо­воль­стви­ем остал­ся здесь у вас навсегда». - «Не мо­жет быть! У вас же там не стре­ля- ют!» - «Не стре­ля­ли». - « А вот я коп­лю день­ги, что­бы вер­нуть­ся к себе на ро­ди­ну, в Па­ле­сти­ну». -«Счаст­ли­вый ста­рик, - по­ду­мал глав­ный герой. - У него есть ро­ди­на».

Чу­до про­изо­шло. Несмот­ря ни на что глав­ный герой то­же об­рёл свою ро­ди­ну, стал счаст­ли­вым му­жем-от­цом и да­же смог встать на но­ги не в пе­ре­нос­ном, а в пря­мом смыс­ле. Мо­жет, по­это­му в фи­на­ле спек­так­ля зри­те­ли, по­сле неко­то­рых ко­ле­ба­ний, всё-та­ки вско­чи­ли со сво­их кре­сел и устро­и­ли те­ат­ру «Жест» ова­ции в пол­ный рост. Ведь ар­ти­сты это­го те­ат­ра смог­ли сде­лать та­кое, что бы­ва­ет не под си­лу твор­че­ским лю­дям, у ко­то­рых ру­ки и но­ги на ме­сте.

А са­мое по­ра­зи­тель­ное, что они за­ста­ви­ли нас, так на­зы­ва­е­мых здо­ро­вых лю­дей, осо­знать своё не­со­вер­шен­ство. Ведь боль­шин­ство из нас то­же «ни­ко­гда в жиз­ни не смо­гут под­нять­ся на Эве­рест» и то­же «ни­ко­гда в жиз­ни не спу­стят­ся в Ма­ри­ан­скую впа­ди­ну». Глав­но­го ге­роя это му­чи­ло с са­мо­го дет­ства, а ме­ня, на­при­мер, по­че­му-то не му­ча­ет. Мо­жет, это я ин­ва­лид?

СПЕК­ТАКЛЬ, ПО­СЛЕ КО­ТО­РО­ГО НЕ ЧУЕШЬ НОГ, А ОД­НО ТОЛЬ­КО СЕРД­ЦЕ.

Фото Ан­дрея КОК­ША­РО­ВА

Мы-то ду­ма­ли, что они ло­ма­ют ко­ме­дию.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.