«ПАНИКОВСКИЙ» ИЗ СЕ­БЕ­ЖА

AiF Pskov - - ОБЩЕСТВО -

16

На­сто­я­щее имя ар­ти­ста - Зал­ман Аф­ро­и­мо­вич Хра­пи­но­вич. 21 сен­тяб­ря бу­ду­ще­го го­да ис­пол­нит­ся сто лет со дня его рож­де­ния. То­гда, в 1916 го­ду, в Се­бе­же на­счи­ты­ва­лось око­ло 5 тыс. жи­те­лей (в на­сто­я­щее вре­мя - при­мер­но на 500 че­ло­век боль­ше), при­чём в го­ро­де бы­ло при­мер­но оди­на­ко­вое ко­ли­че­ство русских, по­ля­ков и ев­ре­ев. О тех вре­ме­нах сей­час на­по­ми­на­ют, по­жа­луй, лишь по­лу­за­бро­шен­ные польское и ев­рей­ское го­род­ские клад­би­ща.

Бу­ду­щая звез­да со­вет­ско­го экра­на ро­дил­ся в небо­га­той се­мье ор­то­док­саль­но­го ев­рея. Зи­но­вий Ефи­мо­вич вспо­ми­нал, что отец был очень на­бож­ным, ре­гу­ляр­но по­се­щал мест­ную си­на­го­гу, при этом у него бы­ла при­род­ная рус­ская гра­мот­ность и кал­ли­гра­фи­че­ский по­черк. А ма­ма зна­ла очень мно­го русских ро­ман­сов и пре­крас­но их ис­пол­ня­ла, ак­ком­па­ни­руя себе на де­ше­вом пря­мо­струн­ном ро­я­ле.

Лет 15 на­зад со­труд­ни­ки Се­беж­ско­го кра­е­вед­че­ско­го му­зея за­да­лись це­лью отыс­кать дом, в ко­то­ром ро­дил­ся на­род­ный ар­тист. Ну, или хо­тя бы ме­сто, где он сто­ял. Опро­сив мест­ных ста­ро­жи­лов, они вы­яс­ни­ли, что этот дом - обыч­ный, одноэтажный, ни­чем с ви­ду не при­ме­ча­тель­ный - до сих пор цел. И на­хо­дит­ся непо­да­лё­ку от зда­ния му­зея. Несколь­ко лет на­зад он да­же был вы­став­лен на про­да­жу, но на­шёл­ся ли в ито­ге по- ку­па­тель, неиз­вест­но.

В Се­бе­же пом­нят и лю­бят сво­е­го ве­ли­ко­го зем­ля­ка. В на­ча­ле 2000-х го­дов воз­ник­ла идея уста­но­вить в го­ро­де па­мят­ник Зи­но­вию Герд­ту, при­чём на на­род­ные день­ги. Ле­том 2004-го, ко­гда на церемонию за­клад­ки па­мят­но­го кам­ня в Се­беж при­е­ха­ла Та­тья­на ПРАВДИНАГЕРДТ, вдо­ва ар­ти­ста, ав­то­ру этих строк уда­лось по­об­щать­ся с этой неза­у­ряд­ной и очень ин­те­рес­ной жен­щи­ной. Ко­неч­но же, я по­про­си­ла рас­ска­зать и о том, как они по­зна­ко­ми­лись.

- По про­фес­сии я во­сто­ко­вед, всю жизнь про­ра­бо­та­ла в из­да­тель­стве, пе­ре­во­ди­ла кни­ги с араб­ско­го язы­ка. И вдруг од­на­ж­ды мне пред­ло­жи­ли по­ехать на га­стро­ли в араб­ские стра­ны с те­ат­ром Образцова в ка­че­стве пе­ре­вод­чи­ка. Гердт на­чал за мной уха­жи­вать ещё в са­мо­лё­те, но я эти уха­жи­ва­ния все­рьёз не вос­при­ни­ма­ла. Мол, ну по­нят­но, лю­би­мец пуб­ли­ки в по­ис­ках объ­ек­та для га­строль­но­го ро­ма- на. А ока­за­лось… В об­щем, ко­гда мы вер­ну­лись в Моск­ву, то в тот же ве­чер он ска­зал жене, что по­лю­бил дру­гую и ухо­дит от неё. А я объ­яви­ла му­жу, с ко­то­рым мы по­след­ние па­ру лет со­су­ще­ство­ва­ли как два со­вер­шен­но по­сто­рон­них че­ло­ве­ка, что уез­жаю к ма­ме. Так и на­ча­лась на­ша сов­мест­ная жизнь, ко­то­рая про­дол­жа­лась 36 лет, - де­ли­лась вос­по­ми­на­ни­я­ми Та­тья­на Алек­сан­дров­на, и бы­ло вид­но, ка­кое это огром­ное удо­воль­ствие для неё - рас­ска­зы­вать о лю­би­мом.

Ини­ци­а­ти­ва се­бе­жан уве­ко­ве­чить па­мять сво­е­го зем­ля­ка по­на­сто­я­ще­му рас­тро­га­ла его вдо­ву.

- Он ча­сто с гор­до­стью го­во­рил: «Мне по­вез­ло, я из небес­но­го ме­ста на зем­ле - я из Се­бе­жа!» По­сле на­шей же­нить­бы при пер­вой же воз­мож­но­сти при­вёз ме­ня сю­да, всё по­ка­зы­вал, рас­ска­зы­вал. Неуди­ви­тель­но, что я то­же влю­би­лась в этот го­род и по­том мно­го раз, ко­гда мы еха­ли в При­бал­ти­ку, обя­за­тель­но на ка­кое-то вре­мя оста­нав­ли­ва­лись в Се­бе­же.

Боль­ше все­го Та­тьяне Прав­ди­ной за­пом­ни­лась од­на из та­ких по­ез­док в ком­па­нии с Бу­ла­том Окуд­жа­вой и его же­ной. То­гда се­беж­ские ми­ли­ци­о­не­ры, за­при­ме­тив столь из­вест­ных ту­ри­стов, в бук­валь­ном смыс­ле сло­ва за­та­щи­ли их в го­сти, не слу­шая ни­ка­ких воз­ра­же­ний. И ве­чер, что на­зы­ва­ет­ся, удал­ся. А на па­мять о нём у Та­тья­ны Алек­сан­дров­ны оста­лось несколь­ко фо­то­гра­фий, на ко­то­рых Зи­но­вий Ефи­мо­вич и Бу­лат Шал­во­вич за­пе­чат­ле­ны в ком­па­нии се­беж­ских стра­жей пра­во­по­ряд­ка.

Пред­по­ла­га­лось, что над­пись на бу­ду­щем па­мят­ни­ке бу­дет гла­сить: «Ве­ли­ко­му ар­ти­сту России Зи­но­вию Герд­ту». Но его вдо­ва с та­ким па­фос­ным ва­ри­ан­том не со­гла­си­лась.

- По­ни­ма­е­те, са­мое глав­ное в ис­кус­стве - это чув­ство ме­ры. Ве­ли­кий Пуш­кин, ве­ли­кий Ча­п­лин - это да. А «ве­ли­кий Кир­ко­ров» - это уже, со­гла­си­тесь, немнож­ко смеш­но. Вот и здесь, мне ка­жет­ся, до­ста­точ­но бы­ло бы над­пи­си «На­род­но­му ар­ти­сту Зи­но­вию Герд­ту», - объ­яс­ни­ла она.

При­ме­ча­тель­но, что и ор­га­ни­за­то­ры про­ек­та, и ку­ри­ро­вав­шие его мест­ные вла­сти при­слу­ша­лись к мне­нию вдо­вы. Ес­ли вы ока­же­тесь в Се­бе­же, то воз­ле па­мят­ни­ка ве­ли­ко­му ак­тё­ру (он, к сло­ву, был тор­же­ствен­но от­крыт в сен­тяб­ре 2011 го­да, на­ка­нуне 95-ле­тия Зи­но­вия Ефи­мо­ви­ча) уви­ди­те таб­лич­ку со скром­ной над­пи­сью: «На­род­но­му ар­ти­сту Зи­но­вию Герд­ту от се­бе­жан».

Неза­дол­го до 99-ле­тия ар­ти­ста мы по­зво­ни­ли в се­беж­ский от­дел куль­ту­ры, что­бы узнать, как в го­ро­де со­би­ра­ют­ся от­ме­тить день рож­де­ния зна­ме­ни­то­го зем­ля­ка. Нам рас­ска­за­ли, что в мест­ной биб­лио­те­ке прой­дёт встре­ча со школь­ни­ка­ми, по­свя­щён­ная Зи­но­вию Герд­ту.

Ну а мы на­де­ем­ся, что 21 сен­тяб­ря па­мят­ник лю­би­мо­му ак­тё­ру был укра­шен мно­же­ством цве­тов. И не толь­ко в знак при­зна­тель­но­сти его за­слуг, но ещё и по­то­му, что он так лю­бил свой род­ной Се­беж…

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.