КО­ГДА ПО­РА ПО РА!

AiF Pskov - - ПУТЕШЕСТВИЯ - Ольга МИ­РО­НО­ВИЧ

Слы­шал, что жур­на­лист «АиФ-Псков» по­бе­ди­ла во Все­рос­сий­ском кон­кур­се со ста­тьей из Ин­тер­не­та. О чём ста­тья?

И. Смо­ро­дин, Псков

Это рас­сказ о пу­те­ше­ствии на­ше­го кор­ре­спон­ден­та по Вол­ге, ко­то­рый взял 1-е ме­сто на кон­кур­се «Мно­го­ли­кая Рос­сия».

ЧЬЯ РА­ША? НА­ША?

Древ­ние егип­тяне уже дав­но вка­ти­ли бы мне двушечку, но я всё рав­но вся такая в ба­ла­кла­ве ши­ша­ком и на­ме­ре­ва­юсь со­вер­шить панк-мо­лян (не мо­ле­бен, а имен­но «мо­лян» - сей­час узна­е­те, где я под­це­пи­ла та­кое стран­ное сло­во) бо­же­ству по име­ни Ра - Ре­ке рек, ко­то­рая, мо­жет, по слу­чай­но­му сов­па­де­нию, а мо­жет, из-за то­го, что всё в этом ми­ре вза­и­мо­свя­за­но, ока­за­лась тёз­кой пти­це­го­ло­во­го бо­га солн­ца.

На са­мом де­ле есть вер­сия, что древ­нее на­зва­ние Вол­ги не со­всем Ра, а, ско­рее, «Рав», по­то­му что по-мор­дов­ски, а точ­нее и по-эр­зян­ски, и по­мок­шан­ски (у морд­вы два язы­ка) «рав» и есть «ре­ка».

А кто та­кие мор­дов­цы, спро­си­те вы, и при чём тут они? Да при том, что это один из са­мых мно­го­чис­лен­ных волж­ских на­ро­дов.

А все­го их на бе­ре­гах Вол­ги про­жи­ва­ет бо­лее 170. На­ро­дов. Хо­тя в из­вест­ной песне и по­ёт­ся: «Вол­га-Вол­га, мать род­ная, Вол­га - рус­ская ре­ка…»

Рус­ский мир - во­об­ще при­коль­ная шту­ка. Я про­шла по Вол­ге на теп­ло­хо­де от Са­ма­ры до Ниж­не­го Нов­го­ро­да и об­рат­но и знаю, о чём го­во­рю.

Вы, на­вер­ное, так же, как и я, до сих пор ду­ма­ли, что и Ва­си­лий Шукшин - ве­ли­кий рус­ский ак­тёр, ки­но­ре­жис­сёр и пи­са­тель? А он, как вы­яс­ни­лось, морд­вин. То есть да­же не сла­вя­нин, а фин­но-угр. Род­ня псков­ским се­то.

Мо­жет, вы во­об­ра­жа­е­те, что пе­ви­ца На­деж­да Ка­ды­ше­ва рус­ская? Как бы не так. И она эр­зя. Ска­же­те, Ва­си­лий Ива­но­вич наш Ча­па­ев рус­ский? Опять ми­мо! Он то­же морд­вин, и то­же эр­зя.

Да че­го там. Да­же ме­ня к кон­цу мо­е­го пу­те­ше­ствия по Вол­ге по­скреб­ли. Ско­ро узна­е­те, что там про­сту­пи­ло сквозь по­зо­ло­ту.

А по­ка по­яс­ню, как эр­зя и мок­ша ста­но­вят­ся рус­ски­ми. Учё­ные Ни­же­го­род­ско­го уни­вер­си­те­та за­бра­лись как-то в глухую мор­дов­скую де­рев­ню и - вот уда­ча! - разыс­ка­ли там древ­нюю ста­ру­ху, ко­то­рая ещё ца­ря пом­нит.

Прав­да, по-рус­ски она ни в зуб но­гой. Но в го­стях у ба­бу­ли бы­ла её взрос­лая внуч­ка, ко­то­рая со­гла­си­лась по­быть у них за пе­ре­вод­чи­ка. Эт­но­гра­фы как сле­ду­ет по­рас­спро­си­ли ба­буш­ку о том о сём и уже за­со­би­ра­лись во­сво­я­си, как вдруг с ули­цы при­шла пра­внуч­ка ста­ро­жил­ки. И что же при­ез­жие учё­ные му­жи уви­де­ли? Ма­ма де­воч­ки как ни в чём не бы­ва­ло сно­ва при­ня­лась за син­хрон­ный пе­ре­вод, толь­ко на этот раз она на­ла­жи­ва­ла ком­му­ни­ка­цию внут­ри соб­ствен­ной се­мьи. По­то­му что ес­ли ста­рая мор­дов­ка ни сло­ва не зна­ла по-рус­ски, то ма­лень­кая точ­но так же не по­ни­ма­ла по-мор­дов­ски.

ГДЕ БАРСТВО ДИ­КОЕ?

Я все ру­ки обо­рва­ла, но при­пёр­ла из пу­те­ше­ствия по Вол­ге кни­жи­щу «Морд­ва Рос­сий­ской им­пе­рии». Это сбор­ник ис­то­ри­че­ских до­ку­мен­тов - ин­те- рес­ней­шие пу­те­вые за­мет­ки, за­пис­ки и на­уч­ные ис­сле­до­ва­ния о бы­те, нра­вах и ве­ро­ва­ни­ях мор­дов­ских кре­стьян XIX ве­ка.

Из этой кни­ги я узна­ла, как ко­ро­та­ли досуг при­волж­ские по­ме­щи­ки. Один та­кой при­е­хал всту­пать во вла­де­ние име­ни­ем на 500 мор­дов­ских душ - глядь, а на­род-то ле­чить неко­му. До бли­жай­шей боль­нич­ки 40 вёрст (ну прям как у нас по­сле фи­ли­а­ли­за­ции), а там ещё, не­бось, на­до два ча­са от­сто­ять в ре­ги­стра­ту­ру за но­мер­ком…

Ко­ро­че, по­ме­щик этот во­ору­жил­ся все­ми, ка­кие у него на­шлись, ле­чеб­ны­ми спра­воч­ни­ка­ми, на­ку­пил ле­карств и да­вай вра­че­вать.

По­на­ча­лу де­ре­вен­ские жи­те­ли, да­же нехо­дя­чие, ед­ва толь­ко за­ви­дят сво­е­го на­род­но­го це­ли­те­ля, тут же пус­ка­лись на­у­тёк. Но ба­рин ока­зал­ся на­стыр­ный. На­при­мер, за­при­ме­тил, что один ста­рик с пе­ре­вя­зан­ным гла­зом пе­ре­стал на за­ва­лин­ке си­деть - и по­пёр­ся в ста­ри­ко­ву из­буш­ку.

Ока­за­лось, что в за­гно­ив­шей­ся глаз­ни­це у ста­ри­ка­на по­се­ли­лись чер­ви, от од­но­го ви­да ко­то­рых ба­ри­ну сде­ла­лось дур­но. При­дя в се­бя, ари­сто­крат вы­ско­чил из из­бы как ошпа­рен- ный, но по­том усо­ве­стил­ся, раз­до­был длин­ную бу­лав­ку и ста­ра­тель­но на­тас­кал у бе­до­ла­ги из го­ло­вы штук сто пять­де­сят (!) бе­лых та­ких чер­вяч­ков с крас­ны­ми го­лов­ка­ми.

...А вы го­во­ри­те, Мать Те­ре­за.

ДО КЁЛЕ?

Этот по­ме­щик за­то столь­ко все­го ин­те­рес­но­го про сво­их па­ци­ен­тов раз­уз­нал. На­при­мер, под­смот­рел, как они устра­и­ва­ют на лоне при­ро­ды свои «мо­ля­ны». Ведь на­силь­но кре­щён­ные мор­дов­цы очень дол­го оста­ва­лись та­ки­ми же по­лу­вер­ца­ми, как и псков­ские се­то, то есть по­кло­ня­лись и на­шим и ва­шим бо­гам.

А впро­чем, Мель­ни­ков-Пе­чер­ский счи­та­ет, что бо­ги у нас с ни­ми из­на­чаль­но бы­ли об­щие, про­сто у фин­но­уг­ров не на­шлось сво­е­го кня­зя Вла­ди­ми­ра и они го­раз­до доль­ше рус­ских бе­рег­ли обы­чаи пра­щу­ров.

До­пу­стим, у сла­вян на рож­де­ствен­ский со­чель­ник при­ня­то бы­ло ко­ля­до­вать, а спро­си, что это за сло­во та­кое «ко­ля­да» - ни­кто не зна­ет.

У морд­вы это на­зы­ва­ет­ся «кё­ле­да», и все по­ни­ма­ют, из­за че­го. Мор­дов­ские де­ти на­ка­нуне Рож­де­ства то­же хо­ди­ли по дво­рам с за­жжён­ны­ми свеч­ка­ми и вы­пра­ши­ва­ли у доб­рых хо­зя­ев сви­ные киш­ки и ле­пёш­ки. Но при этом они ещё вдо­ба­вок но­си­ли с со­бой об­мо­тан­ные тряп­ка­ми бе­рё­зо­вые ве­ни­ки, ко­то­рые так и на­зы­ва­ют­ся - «кёль-кё­ле­да», по­то­му что «кё­лу» по-мок­шан­ски и «ки­лей» по-яр­зян­ски озна­ча­ет «бе­рё­за».

Кста­ти, на Вол­ге жи­вут «по­след­ние языч­ни­ки Ев­ро­пы» - ма­рий­цы, ко­то­рые хоть и яв­ля­ют­ся пра­во­слав­ны­ми, до сих пор молятся не толь­ко в хра­мах, но и в свя­щен­ных ро­щах. Я ви­де­ла, как один вы­со­ко­по­став­лен­ный чи­нов­ник, счи­тай, упрек­нул ма­рий­цев в том, что они вот этим са­мым раз­ру­ша­ют духовные скрепы.

Что тут на­ча­лось! Ма­рий­цы очень убе­ди­тель­но объ­яс­ни­ли неза­дач­ли­во­му чи­нов­ни­ку, что для од­них «скрепы» - это мо­лит­ва в церк­ви пе­ред ико­ной, а для дру­гих - по­кло­не­ние свя­щен­ным де­ре­вьям.

КТО АВ­ТОР?

Мы жи­вём, под со­бою не чуя стра­ны. Это я про нас, пско­ви­чей. Ред­ко кто из мо­их зем­ля­ков за­би­ра­ет­ся не то что за Урал, а хо­тя бы за Моск­ву. Мы боль­ше про эс­тон­цев по­ни­ма­ем, чем про морд­ву, чувашей и вся­ких про­чих ма­рий­цев. А ведь там, на Вол­ге, псков­ский дух, там Пс­ко­вом пах­нет.

Взять хо­тя бы тот же Ка­зан­ский кремль. Его ведь не кто­ни­будь, а пско­ви­чи стро­и­ли. Меж­ду про­чим, тот же са­мый Пост­ник Яко­влев, ко­то­ро­го считают од­ним из со­зда­те­лей мос­ков­ско­го хра­ма Ва­си­лия Бла­жен­но­го.

За­меть­те, со­вре­мен­ных псков­ских зод­чих по­че­му-то ни­кто ни­ку­да не зо­вёт де­лить­ся опы­том. Хо­тя они и по­ныне го­раз­ды изум­лять при­ез­жих вся­ки­ми ди­ко­вин­ны­ми со­ору­же­ни­я­ми. То вдруг от­гро­ха­ют де­вя­ти­или да­же шест­на­дца­ти­этаж­ку в том ме­сте, где раз­ре­ше­но мак­си­мум пя­ти­этаж­ное стро­и­тель­ство. То на­про­ек­ти­ру­ют тру­що­бы-не­бо­скрё­бы…

А глав­ное, этих псков­ских га­уди да­же скре­сти страш­но - то­го и гля­ди дыр­ку про­трёшь.

Лад­но, не бу­дем о груст­ном. Что это я всё «по­скре­би» да «по­скре­би». Луч­ше объ­яс­ню, ка­кая это всё-та­ки непра­виль­ная по­го­вор­ка - «По­скре­би русского - най­дёшь татарина». Во-пер­вых, до­под­лин­но не­из­вест­но, кто та­кой та­та­рин. До­пу­стим, ка­зан­ские та­та­ры в глу­бине ду­ши во­все не считают се­бя та­та­ра­ми. На са­мом де­ле они бул­га­ры и очень на­де­ют­ся ко­гда-ни­будь до­бить­ся пра­виль­но­го на­име­но­ва­ния сво­ей рес­пуб­ли­ки.

Во-вто­рых, ес­ли по­скре­сти русского, то ча­ще все­го про­явит­ся фин­но-угр. Уж на что я од­но­слой­ная, но эти волж­ские фин­но-уг­ры и ме­ня от­по­ли­ро­ва­ли до блес­ка: «Псков­ская об­ласть? Как же, зна­ем. Это ведь древ­няя фин­но-угор­ская зем­ля».

...А и прав­да. Кто её зна­ет, эту Хель­гу, кем она бы­ла по на­ци­о­наль­но­сти. Мо­жет, от­ко­пан­ная под Па­ла­та­ми Подзно­е­ва «ва­ряж­ская го­стья» не такая уж и «го­стья»...

Ещё один кремль, ко­то­рый по­стро­и­ли пско­ви­чи, - Ка­зан­ский.

Из ско­ба­рей в шок­ши и об­рат­но.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.