МЫТЬЁМ И КА­ТА­НИ­ЕМ

AiF Pskov - - ГРАНИ ЖИЗНИ -

Го­рах, в Пс­ко­ве на Ма­ш­за­во­де. А по­сле пе­ре­строй­ки, уже в 90-е, при­сту­пил к ва­лен­ко­ва­ля­нию, бла­го ста­нок от ро­ди­те­ля остал­ся. Сна­ча­ла ка­та­ли с от­цом, до 75 лет тот не от­хо­дил от дел. Сей- час ему 92 го­да, так один и остал­ся в род­ной де­ревне, так ска­зать, по­след­ний из Пунд­ров­ки. Ни за что к сы­ну в Пуш­кин­ские Го­ры пе­ре­ез­жать не хо­чет, как тот ни уго­ва­ри­ва­ет. Кста­ти, де­душ­ка пе­ред вы­хо­дом на заслу­жен­ный от­дых на­ка­тал се­бе и су­пру­ге несколь­ко пар. Прав­да, за эти го­ды сно­сить все успел, бла­го сын-мастер име­ет­ся.

- Мы все в ва­лен­ках хо­дим, всей се­мьёй. И доч­ка по квар­ти­ре пи­тер­ской. И мы по до­му, и по ули­це. В ботинках - толь­ко на вы­ход. А что? Но­га от­ды­ха­ет, ей удоб­но и ком­форт­но. А как эко­ло­гич­но - ведь ды­шит!

РУ­КИ - В НО­ГИ -

ПОЧЕСАЛИ

Кста­ти, ни од­но­го по­доб­но­го ма­сте­ра в сво­ей окру­ге он боль­ше не зна­ет, так что Евгений Ива­но­вич - еди­но­дер­жец. А те ва­лен­ки, что на рын­ке в об­ласт­ном цен­тре продают, - так, при­воз­ной за­вод­ской шир­по­треб. Уж во что ру­ки вкла­ды­вать на­до, так это в но­ги, то есть в ва­лен­ки.

Шут­ки - в сто­ро­ну, труд и впрямь руч­ной. Са­ма по­на­блю­да­ла над тех­но­ло­ги­ей про­цес­са. Уж Евгений Ива­но­вич по­ка­зал мне на­сто­я­щий мастер-класс!

Сна­ча­ла бе­рёт­ся ки­ло­грам­ма 2-2,5 шер­сти (в за­ви­си­мо­сти от раз­ме­ра) - и в шер­сте­че­саль­ную ма­ши­ну. Аг­ре­га­ту лет 60, то­же по наследству ма­сте­ру от от­ца до­стал­ся. Ста­нок ров­нень­ко ту шерсть вы­тя­ги­ва­ет и при­чё­сы­ва­ет - по­лу­ча­ет­ся такая, как го­во­рит мастер, ку­де­ли­на. По­сле бе­рём ле­ка­ла нуж­но­го раз­ме­ра, об­ни­ма­ем, об­тя­ги­ва­ем, за­кру­чи­ва­ем ку­де­ли­ну во­круг ле­ка­ла, по­том всё это за­во­ра­чи­ва­ем в тря­пи­цу, рас­прав­ля­ем и трём, кру­тим. По­лу­ча­ет­ся за­го­то­воч­ка о-очень боль­шо­го раз­ме­ра. Вот по­сле это­го на­чи­на­ет­ся са­мая гряз­ная ра­бо­та - и все руч­ка­ми-руч­ка­ми. Бе­рём ки­пя­ток и на­чи­на­ем про­мыв­ку. По­ли­ва­ем водой и ка­та­ем ча­са пол­то­ра. И толь­ко по­том на ко­лод­ку на­тя­ги­ва­ем. А сколь­ко грязи вы­мы­ва­ет­ся - жуть. Ов­цы -то бе­га­ют вез­де, шерсть гряз­ная, саль­ная. А обувь долж­на по­лу­чить­ся чи­стень­кая да вкус­но пах­ну­щая. По­том на ко­ло­доч­ки - и в су­шил­ку. И это ещё не всё. По­сле 12-ча­со­вой об­суш­ки на­до ва­ле­нок шкур­кой на­те­реть, чтоб глад­кий был, так ска­зать, от­по­ли­ро­ван­ный. Мастер мо­жет из­го­то­вить обувь от са­мой ма­лень­кой (на го­до­ва­ло­го ди­тя) до 47-го раз­ме­ра. А вот вы­шив­кой мод­ниц не ба­лу­ет - неко­му за­нять­ся, его ду­мы - о ка­че­стве.

БА­РА­НИЙ КОЛОР

Це­нят­ся боль­ше все­го ва­лен­ки бе­ло­го цве­та, они и мяг­че, и удоб­нее, чем чёр­ные. Нет, крас­ки ни­ка­кой нет, ну вот ни грам­ма. Цвет за­ви­сит ис­клю­чи­тель­но от цве­та шер­сти ба­ра­на, ко­то­рую ему фер­ме­ры до­став­ля­ют.

За свою ра­бо­ту Евгений Ива­но­вич ру­ча­ет­ся - ни­ка­кой при­ме­си в ва­лен­ках нет, по­это­му но­сить их - не сно­сить. По тех­но­ло­гии во вре­мя ка­та­ния мож­но ку­по­рос до­бав­лять, чтоб про­цесс уско­рить. Но са­мо­му при­ят­но ли па­ра­ми хи­ми­че­ски­ми ды­шать? А от на­ча­ла про­цес­са до кон­ца шерсть при­мер­но в два ра­за в ве­се те­ря­ет - столь­ко грязи из неё вы­би­ва­ет­ся.

На­счёт мо­ли то­же бес­по­кой­ства нет, ни од­на тварь ещё к нему не за­ле­те­ла. А вот по про­дол­же­нию де­ла бес­по­кой­ство име­ет­ся. И хоть хо­ро­хо­рит­ся Евгений Ива­но­вич, что на пен­сию уй­дёт не ско­ро, ко­му де­ло-то пе­ре­да­вать, кто зем­ля­ков ды­ша­щей обу­вью снаб­дит? Бы­ва­ет, прав­да, при­хо­дят, ин­те­ре­су­ют­ся. Но ра­бо­та, лю­дей обу­вать, нелёг­кая и гряз­ная. Тут ру­ки на­до при­учить, что­бы ра­бо­та­ли.

Це­нят­ся боль­ше все­го ва­лен­ки бе­ло­го цве­та.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.