ВЗЯЛ СЕ­БЯ В РУ­КИ

AiF Pskov - - ЛИЧНОСТЬ -

- О! Что бы­ло то­гда и сей­час - небо и зем­ля. Я мо­гу не толь­ко но­га­ми дви­гать, но да­же и сто­ять. Каж­дый ве­чер про­во­жу в спорт­за­ле, за­ни­ма­юсь тя­жё­лой ат­ле­ти­кой. И с каж­дым днём не чув­ствую не про­сто ухуд­ше­ния, а на­обо­рот, ощу­щаю про­гресс. А ко­гда че­рез два го­да по­ка­зал­ся тем вра­чам, они бы­ли в шо­ке, как та­кое мо­жет быть? Я до­ма за­ни­мал­ся, ез­дил на ре­а­би­ли­та­цию несколь­ко раз.

ДВА ДНЯ И ВСЯ

ЖИЗНЬ

- Но по­че­му мно­гие от­ча­и­ва­ют­ся? Так важ­на под­держ­ка близ­ких лю­дей?

- На­до про­сто при­нять своё со­сто­я­ние и жить даль­ше. Мне на та­кие со­мне­ния-раз­мыш­ле­ния два дня хва­ти­ло, а тут ещё и ба­буш­ка: «Бу­дешь хо­дить. И все!» До трав­мы ведь я даль­но­бой­щи­ком в Пи­те­ре ра­бо­тал, а ещё в сво­бод­ное вре­мя ком­пью­те­ры ре­мон­ти­ро­вал, по­сто­ян­но был в дви­же­нии.

- Та­кие, как вы, ско­рее ис­клю­че­ние. Вот вам двух дней хва­ти­ло, а дру­гие не мо­гут сми­рить­ся всю жизнь.

- От­сю­да и пробле­ма: ин­ва­ли­ды боль­шей ча­стью в се­бе за­мы­ка­ют­ся, про­сто нет для них са­мо­ре­а­ли­за­ции. Чем ин­ва­лид от­ли­ча­ет­ся от дру­го­го че­ло­ве­ка? Он, к при­ме­ру, не мо­жет хо­дить, но го­ло­ва-то у него оста­лась и ра­зум-то тот же. Ес­ли он при пол­ном здо­ро­вье что-то де­лал, то и в ко­ляс­ке бу­дет. Но пробле­ма в со­ци­у­ме, че­ло­век не мо­жет ре­а­ли­зо­вать­ся, про­явить се­бя. Про­сто ему не да­ют это­го сде­лать, и то­гда он на­чи­на­ет за­мы­кать­ся от безыс­ход­но­сти. Ал­ко­голь, по­том про­бле­мы со здо­ро­вьем. Так бы­ло и с мо­им дру­гом, ко­то­ро­го сей­час уже нет. Вы­би­ва­ют­ся, к со­жа­ле­нию, толь­ко еди­ни­цы.

- Лич­ные ка­че­ства ведь нель­зя ис­клю­чить? Вот при­мер, ко­гда па­рень из боль­шой хо­ро­шей се­мьи стал ин­ва­ли­дом, его под­дер­жи­ва­ли, с ним но­си­лись, но он ушёл в се­бя, за­мкнул­ся.

- На­до про­сто со­гла­сить­ся с этим жить, внут­ри пе­ре­сту­пить че­рез про­бле­мы. Ин­ва­ли­ды при­вы­ка­ют к слож­но­стям и ме­ло­чей не за­ме­ча­ют. Но ос­нов­ная на­ша пробле­ма в том, что к ним от­но­сят­ся не так, к ним от­но­сят­ся с жа­ло­стью. По­ни­ма­е­те, при ви­де ко­ля­соч­ни­ка че­ло­век ду­ма­ет, ему на­до по­мочь. Мы не по­мо­щи ждём, а что­бы к нам от­но­си­лись, как к обыч­ным лю­дям. Для ме­ня жа­лость - что-то нега­тив­ное, я её не вос­при­ни­маю. Мы не объ­ект со­жа­ле­ния. Нам да­ют осо­бые усло­вия ра­бо­ты, пен­сию, мо­жет это и по­мо­га­ет, но с дру­гой сто­ро­ны ме­ша­ет. Как ра­бо­то­да­тель мыс­лит? Ага, день ра­бо­чий на­до со­кра­тить, усло­вия тру­да осо­бые со­здать, льго­ты предо­ста­вить - го­су­дар­ство ж тре­бу­ет. А ин­ва­лид про­сто го­тов ра­бо­тать. Вот ко мне де­воч­ка при­хо­ди­ла: 3-я груп­па (хо­дит с па­лоч­кой), выс­шее об­ра­зо­ва­ние по ту­риз­му, но её ни­кто не бе­рёт, не­смот­ря на внут­рен­нее же­ла­ние тру­дить­ся. - И вы взя­ли! - По­мог, но не на на­шем пред­при­я­тии. На­шли ей бо­лее ин­те­рес­ное ме­сто ра­бо­ты.

НА ТРЁХ СТУ­ЛЬЯХ

- Да­вай­те к вам вер­нём­ся. Как успе­ва­е­те ру­ко­во­дить «трой­ным» пред­при­я­ти­ем? И во­об­ще, как ста­ли ди­рек­то­ром рын­ка?

- Пер­вые два го­да по­сле трав­мы я не ра­бо­тал, по­том стал на дом брать ре­монт ком­пью­те­ров, ку­пил ма­ши­ну с руч­ным управ­ле­ни­ем и устро­ил­ся во­ди­те­лем к од­но­му из псков­ских ру­ко­во­ди­те­лей. Крес­ло в ба­гаж­ник - и вперед. За­ра­бо­тал де­нег, за­нял­ся пред­при­ни­ма­тель­ством, пять лет во­зил в Дно чай и ко­фе. По­сте­пен­но ин­те­рес про­пал. Хо­тя по­сту­пил учить­ся на про­филь­ный фа­куль­тет в Пе­тер­бург­ский уни­вер­си­тет пу­тей со­об­ще­ния. В этом го­ду за­кан­чи­ваю, но хо­чу про­дол­жить обу­че­ние на юр­фа­ке.

- И за рулём всё вре­мя сам? Ведь до Пи­те­ра путь неблиз­кий!

- Я сам и в Со­чи несколь­ко лет под­ряд ез­жу. Не мо­гу уси­деть на ме­сте, спо­кой­ствие мне тя­же­ло да­ёт­ся. Мне на­до всё вре­мя быть в дви­же­нии: ез­дить, бе­жать. Это как нар­ко­тик - не мо­гу по-дру­го­му. До­ма по­сле спорт­за­ла да­же не мо­гу ни ле­жать, ни си­деть. А ди­рек­тор я все­го пол­то­ра го­да. Биз­нес свой про­дал. За­нял­ся об­ще­ствен­ным дви­же­ни­ем «Воз­рож­де­ние Дно», мы обу­стра­и­ва­ли го­род­скую сре­ду. По­том гла­ва рай­о­на пред­ло­жи­ла воз­гла­вить ры­нок, а по­том к нему при­со­еди­ни­ли го­сти­ни­цу и ста­ди­он.

- Но ведь три че­ло­ве­ка долж­но ра­бо­тать, а не один!

- В прин­ци­пе это не слож­но. Толь­ко тре­бу­ет­ся боль­ше пе­ре­дви­же­ний, мо­биль­но­сти. Да и го­сти­ни­ца от­сю­да неда­ле­ко, мож­но пеш­ком.

- Но ак­ти­вы вам до­ста­лись, мяг­ко го­во­ря, про­блем­ные.

- Что есть, то есть. Глав­ное - ко­ман­ду со­брать. Вот ста­ди­он сде­ла­ли, столь­ко уси­лий при­ло­жи­ли, но­ча­ми ка­ток за­ли­ва­ем все 5 дней под­ряд, по­том снег неожи­дан­но всё пор­тит. Сей­час там весь го­род ка­та­ет­ся, му­зы­ка, смех. Рань­ше та­ко­го ни­ко­гда не бы­ло - а у ме­ня ра­дость неимо­вер­ная: это ж для лю­дей! А го­сти­ни­цу от­ре­мон­ти­ро­ва­ли! Сна­ча­ла - фа­сад, те­перь в но­ме­рах - и лю­ди ста­ли в Дно на ночь оста­вать­ся. А рань­ше их в Пор­хов во­зи­ли или Пс­ков. День­ги ста­ли по­сту­пать - мы их сра­зу в но­вый ре­монт вкла­ды­ва­ем.

- Зар­пла­та, как я по­ни­маю у вас, нема­лень­кая…

- 18 ты­сяч. - По­нят­но, по­че­му от­сю­да все бе­гут в Моск­ву, Пи­тер, Пс­ков…

- Я не со­би­ра­юсь по­ка уез­жать. Хо­тя невоз­мож­но прыг­нуть вы­ше го­ло­вы. По­нят­но, что мно­гое за­ви­сит от де­нег. Вот на­пи­са­ли мы от­лич­ный фе­де­раль­ный грант по ки­но­те­ат­рам. Но его от­да­ли Пор­хо­ву, по­то­му что там на­се­ле­ния боль­ше. А наш про­ект был на­мно­го ин­те­рес­нее.

- А хо­ти­те гла­вой рай­о­на стать?

- Бо­же упа­си! Я в сво­ей ра­бо­те не до­стиг со­вер­шен­ства, мне мно­гое ин­те­рес­но. По­ми­мо это­го на­хо­жу ещё ка­кие-то ин­те­ре­сы. На­при­мер, юрис­пру­ден­ция очень нра­вит­ся. А тут ещё мне хо­тят от­дать ру­ко­вод­ство го­род­ским клад­би­щем, вы­воз му­со­ра и бла­го­устрой­ство го­ро­да.

- Го­во­рят, ва­ше вы­ступ­ле­ние на за­се­да­нии Мо­ло­дёж­но­го пар­ла­мен­та про­из­ве­ло фу­рор?

- В Молодёжный пар­ла­мент по­пал слу­чай­но. На пе­ре­ез­де чи­тал но­во­сти в те­ле­фоне, на гла­за по­па­лась pdf- вер­сия на­ше­го «Днов­ца», а там как раз про Молодёжный пар­ла­мент пи­са­ли. По­зво­нил в ад­ми­ни­стра­цию. «Да, есть та­кая шту­ка, - го­во­рят. - Но ни­кто ни­че­го не со­би­ра­ет­ся де­лать». - «От­правь­те по­ло­же­ние мне!» Но по­че­му бы ту­да не пой­ти? Не вый­ти на дру­гой уро­вень, как че­ло­век, ко­то­рый мо­жет что-то улуч­шить? Там не долж­ны быть про­сто лич­но­сти. Ну, при­шла лич­ность, и что? Там долж­ны быть лю­ди, ко­то­рые спо­соб­ны из­ме­нить жизнь дру­гих. Я пришёл в зал, ес­ли за­хо­те­ли, про­чи­та­ли мой про­ект, за­чем о нём рас­ска­зы­вать? - Вы пе­ре­оце­ни­ва­е­те лю­дей. - Да? Я про­сто не стал пи­а­рить свой про­ект, а вы­сту­пил по су­ще­ству.

НЕДОСТУПНАЯ СРЕ­ДА

- Как у вас с до­ступ­ной сре­дой в го­ро­де?

- Её про­сто нет! Как, впро­чем, и в Пс­ко­ве. В Пи­те­ре - да, дру­гое де­ло, не го­во­ря уж о Ев­ро­пе. Хо­тя че­рез про­ку­ра­ту­ру и су­ды я до­бил­ся, что­бы пан­ду­сы по­стро­и­ли на по­чте и в по­ли­кли­ни­ке. А пред­при­ни­ма­те­лей я по­ни­маю, это боль­шие тра­ты, и для несколь­ких че­ло­век они де­лать не бу­дут. Да и та­кой ак­тив­ный ко­ля­соч­ник я в го­ро­де один. Ме­ня ча­сто спра­ши­ва­ют, как ты в Пс­ко­ве в ка­фе по­па­да­ешь? Очень про­сто - на­хо­жу пе­ред вхо­дом номер те­ле­фо­на. Зво­ню, вы­хо­дит че­ло­век и по­мо­га­ет. Или про­хо­жие. По­чти ни­ко­гда ни­кто не от­ка­зы­ва­ет. Был как-то в Ди­мит­ров­гра­де Улья­нов­ской об­ла­сти, так мож­но по­ду­мать, что там мэр - ин­ва­лид-ко­ля­соч­ник, на­столь­ко всё приспособлено, всё ра­бо­та­ет. Опять же от че­ло­ве­ка за­ви­сит. А шум по пар­ков­кам в Пс­ко­ве - чи­тал в Се­ти. Ко­ля­соч­ни­ки та­кие-ся­кие, за­чем столь­ко мест для них пе­ред тор­го­вым ком­плек­сом? Они не мо­гут 10 мет­ров прой­ти на об­щих ос­но­ва­ни­ях? А вы пре­одо­лей­те их по сне­гу, хоть на ми­ну­ту сядь­те на моё ме­сто. Хо­тя, со­гла­сен, не на­до 10-15 мест. Пусть бу­дет 2-3, но они бу­дут.

- Есть по­треб­ность объ­яс­нять лю­дям, дис­ку­ти­ро­вать о про­бле­ме?

- Огром­ная! В Се­ст­ро­рец­ке ви­дел че­ло­ве­ка, у него же­на, де­ти. А он без дви­же­ния. Толь­ко слы­шит, го­во­рит и ви­дит. Та­кие ве­щи ин­те­рес­ные мне рас­ска­зы­вал. Но по­сто­ян­но пла­кал, я ему: «Ты же ум­ный, по­че­му не возь­мёшь се­бя в ру­ки?» А он: «Тя­же­ло, ко­гда хо­чет­ся брит­вой по ве­нам, а ты не мо­жешь!» Я ча­сто его вспо­ми­наю и по­ни­маю, что мне-то на­мно­го луч­ше, чем ему, и по­че­му я дол­жен пла­кать, се­бя опус­кать? Ви­жу тех, ко­то­рым всё пло­хо. «Как жить? Ра­бо­ты нет! Здо­ро­вья нет!» Ну, возь­ми се­бя в ру­ки и про­сто по­пы­тай­ся, не по­лу­чит­ся - бог с ним. Ведь что та­кое ин­ва­лид­ность - это потеря ка­кой-то функ­ции, но мозг-то оста­ёт­ся, и внут­ренне ты тот же че­ло­век. Я каж­дое утро бо­рюсь: по­спать ещё 5 ми­нут или ка­шу сва­рить? Каж­дый день се­бя пре­одо­ле­ва­ешь, но мне уже лег­ко, знаю, на­до ид­ти даль­ше, я по­ста­вил се­бе та­кую за­да­чу, и всё. По-дру­го­му ни­как.

Каж­дый день при­хо­дит­ся пре­одо­ле­вать не толь­ко се­бя, но и сти­хию.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.