ВО­ПРОС ОТ ПОЗНЕРА

AiF Pskov - - СУДЬБЫ -

КО­ГДА ПРО­ИЗО­ШЛА АВА­РИЯ НА ЧЕР­НО­БЫЛЬ­СКОЙ АТОМ­НОЙ ЭЛЕК­ТРО­СТАН­ЦИИ, ПС­КО­ВИЧ ВЛА­ДИ­МИР ВЕСЕЛИКОВ ЖИЛ В ПЫТАЛОВО И РА­БО­ТАЛ МАШИНИСТОМ ЭКС­КА­ВА­ТО­РА.

СО ШВАБРОЙ НА РА­ДИ­А­ЦИЮ

- Не пом­ню, кто об этом со­об­щил, а мы в тот мо­мент во­до­сточ­ную тру­бу в го­ро­де пе­ре­кла­ды­ва­ли. По­че­му-то от­чёт­ли­во это за­пом­ни­лось, - вспо­ми­на­ет он. - Я сра­зу в во­ен­ко­мат к зна­ко­мо­му во­ен­ко­му: мол, пи­ши ме­ня доб­ро­воль­цем в Чер­но­быль. Тот сме­ёт­ся: «Во­ло­дя, по­го­ди, ещё ни­кто ни­ко­го ни­ку­да не за­пи­сы­ва­ет». Но я на­сто­ял на сво­ём, и он ве­лел од­но­му из сво­их под­чи­нён­ных ме­ня за­пи­сать.

Этот раз­го­вор в во­ен­ко­ма­те про­изо­шёл в на­ча­ле мая 1986 го­да. А в ав­гу­сте то­го же го­да Вла­ди­ми­ру Ве­се­ли­ко­ву при­шла по­вест­ка: для лик­ви­да­ции по­след­ствий ава­рии на АЭС то­же тре­бо­ва­лись экс­ка­ва­тор­щи­ки. Ле­те­ли са­мо­лё­том из Кол­пи­но, при­зем­ли­лись в Бе­лой Церк­ви. Даль­ше - на гру­зо­ви­ках. И хо­тя их ку­зо­ва бы­ли по­кры­ты бре­зен­том, по до­ро­ге уда­лось уви­деть мно­гое.

- Са­мое жут­кое впе­чат­ле­ние про­из­ве­ли опу­стев­шие де­рев­ни, - го­во­рит Вла­ди­мир Ва­си­лье­вич. - Толь­ко пред­ставь­те: цве­ты цве­тут, вет­ки яб­лонь от яб­лок ло­мят­ся, ку­ры бро­дят, и - ни од­но­го че­ло­ве­ка. Слов­но чу­ма про­ка­ти­лась.

Сна­ча­ла наш со­бе­сед­ник по­пал в го­род Иван­ков. Там он участ­во­вал в пе­ре­обо­ру­до­ва­нии обыч­ной по­жар­ной ча­сти в во­ен­но-по­жар­ную. А за­тем пред­сто­я­ла ра­бо­та на са­мой АЭС - на под­стан­ции, ко­то­рой са­ми лик­ви­да­то­ры да­ли на­зва­ние «Мас­ля­ные ба­ки». Внешне ра­бо­та бы­ла са­мой ру­тин­ной: сгру­жа­ли и уво­зи­ли на мо­гиль­ни­ки ра­дио­ак­тив­ный ще­бень, на его ме­сто при­во­зи­ли «чи­стый». Но это ес­ли не знать, что каж­дая ми­ну­та ра­бо­ты в усло­ви­ях за­шка­ли­ва­ю­щей ра­ди­а­ции на­но­сит непо­пра­ви­мый вред тво­е­му ор­га­низ­му.

- А от ра­бо­ты по очист­ке ди­зель­ной элек­тро­стан­ции ду­мал, с ума сой­ду, - при­зна­ёт­ся муж­чи­на. - Очень уж она бы­ла од­но­об­раз­ной. Эта стан­ция пред­став­ля­ла со­бой бокс вы­со­той в 3 этажа, в ко­то­ром ди­зе­ля сто­я­ли. И нуж­но бы­ло смы­вать со сте­нок всю эту ра­дио­ак­тив­ную «грязь», для это­го вы­да­ва­ли спе­ци­аль­ные длин­ные шваб­ры. Так вот, при­но­шу я 2 вед­ра во­ды, пред­ва­ри­тель­но до­ба­вив в неё мар­га­нец, а те, кто шваб­ра­ми ра­бо­тал, па­ру раз их ту­да оку­нут, и всё - во­ду нуж­но менять. При этом не успе­ешь пе­ре­ку­рить, как ра­ди­а­ци­он­ный фон уже вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся. Но за­то ди­зе­ля там та­ки­ми чи­сты­ми бы­ли, что, ка­за­лось, ес­ли сесть на та­кой ди­зель в бе­ло­снеж­ном ко­стю­ме, то за­пач­ка­ет­ся он, а не ко­стюм.

ИН­ВА­ЛИД­НОСТЬ И ОР­ДЕН МУ­ЖЕ­СТВА

Слу­ча­лись на стан­ции и тра­ги­че­ские про­ис­ше­ствия. На­при­мер, как-то на гла­зах у осталь­ных лик­ви­да­то­ров рух­нул вер­то­лёт - за­це­пил­ся ло­па­стью за стро­и­тель­ный кран. В пер­вый мо­мент на­род по­ду­мал, что про­изо­шёл ещё один некон­тро­ли­ру­е­мый вы­брос, и бро­сил­ся в укры­тие. По­гиб­ли и трое чле­нов эки­па­жа, и ле­тев­ший с ни­ми кор­ре­спон­дент цен­траль­ной га­зе­ты. Го­во­ри­ли, что этот жур­на­лист и был ви­нов­ни­ком ава­рии, так как тре­бо­вал, что­бы вер­то­лёт под­ле­тел к ин­те­ре­со­вав­ше­му его объ­ек­ту как мож­но бли­же.

В зоне от­чуж­де­ния наш со­бе­сед­ник про­вёл два с по­ло­ви­ной ме­ся­ца. Го­во­рит, тру­ди­лись там все не за страх, а за со­весть. Был, мол, один граж­да­нин, ко­то­рый в зо­ну ста­рал­ся не хо­дить, что­бы силь­но не об­лу­чать­ся, но при этом вы­га­ды­вал так, чтоб в до­ку­мен­тах у него зна­чи­лось по­боль­ше «вы­хо­дов» - этот не скры­вал, что при­е­хал ту­да в на­деж­де на бу­ду­щие вы­пла­ты от го­су­дар­ства. Но он был ис­клю­че­ни­ем.

- А во­об­ще, ни­кто за день­га­ми ту­да не ехал. Да на тот мо­мент и ни­ка­ких нор­ма­тив­ных ак­тов на этот счёт не бы­ло - кста­ти, мно­гим из нас по­том из-за это­го при­шлось с го­су­дар­ством су­дить­ся, - по­яс­ня­ет Веселиков. - Я ведь не един­ствен­ный пс­ко­вич, участ­во­вав­ший в то вре­мя в лик­ви­да­ции. Жо­ра Не­ча­ев там был - 4 го­да на­зад мы его по­хо­ро­ни­ли, Ва­ле­ра Ак­сё­нов - по­чти 2 го­да на­зад по­хо­ро­ни­ли. Так вот, у Ва­ле­ры в во­ен­ном би­ле­те да­же не бы­ло штам­па о том, что он на­хо­дил­ся в 30-ки­ло­мет­ро­вой зоне от­чуж­де­ния. Ему по­том че­рез суд при­шлось это до­ка­зы­вать.

Пре­бы­ва­ние на ме­сте ра­дио­ак­тив­ной ка­та­стро­фы не про­шло бес­след­но и для са­мо­го Вла­ди­ми­ра Ва­си­лье­ви­ча: 4 кур­са хи­мио­те­ра­пии го­во­рят са­ми за се­бя. В 1991 го­ду ему при­сво­и­ли II груп­пу ин­ва­лид­но­сти, в 1994-м бы­ло офи­ци­аль­но при­зна­но, что ин­ва­лид­ность он «за­ра­бо­тал» при лик­ви­да­ции по­след­ствий ава­рии на Чер­но­быль­ской АЭС. А в 1998 го­ду его, как лик­ви­да­то­ра, на­гра­ди­ли за про­яв­лен­ные там му­же­ство и са­мо­от­вер­жен­ность ор­де­ном Му­же­ства.

Не мо­гу не спро­сить: а ес­ли бы сей­час, с учё­том опы­та про­жи­тых лет, сно­ва очу­тил­ся пе­ред тем вы­бо­ром - всё рав­но по­ехал бы ту­да, в «зо­ну»?

- Зна­е­те, в 1995 го­ду я участ­во­вал в пе­ре­да­че Познера «Мы», по­свя­щён­ной Чер­но­бы­лю. И там он всем нам то­же за­дал та­кой во­прос. Лик­ви­да­то­ры из чис­ла моск­ви­чей, как один, сра­зу же под­ня­ли ру­ки: мол, да, ко­неч­но. А мы с со­се­дом, под­пол­ков­ни­ком из Пе­тер­бур­га, рук под­ни­мать не ста­ли - про­сто не хо­те­лось корчить из се­бя ге­ро­ев на всю стра­ну. Хо­тя на са­мом де­ле, при­клю­чись та­кое да­же сей­час, лич­но я сно­ва по­ехал бы.

Впро­чем, по мне­нию на­ше­го со­бе­сед­ни­ка, се­го­дня в по­доб­ной си­ту­а­ции вряд ли бы воз­ник­ла нуж­да в доб­ро­воль­цах.

- По­то­му что «бла­го­да­ря» чер­но­быль­ской ка­та­стро­фе в России бы­ла со­зда­на струк­ту­ра, ко­то­рая со вре­ме­нем раз­рос­лась до це­ло­го ми­ни­стер­ства - я имею в ви­ду МЧС, - по­яс­ня­ет он свою мысль. - То­гда та­ко­го не бы­ло, по­это­му и бра­ли боль­ше чис­лом, а не уме­ньем, что уж скры­вать. А по­том го­су­дар­ство по­ня­ло, что для лик­ви­да­ции по­след­ствий та­ких бед­ствий нуж­на силь­ная спе­ци­а­ли­зи­ро­ван­ная струк­ту­ра. Но во­об­ще, ду­маю, что хоть у нас сей­час и дру­гая стра­на, дру­гие от­но­ше­ния, всё рав­но в слу­чае необ­хо­ди­мо­сти лю­ди по­еха­ли бы. А как ина­че?

…26 ап­ре­ля, в 30-ю го­дов­щи­ну ава­рии на Чер­но­быль­ской АЭС, в Пс­ко­ве прой­дёт тра­ур­ное ме­ро­при­я­тие в па­мять о тех лик­ви­да­то­рах, кто по­жерт­во­вал сво­им здо­ро­вьем, сво­и­ми жиз­ня­ми ра­ди всех нас. Оно нач­нёт­ся в 12.00 воз­ле па­мят­но­го зна­ка пско­ви­чам - жерт­вам Чер­но­бы­ля в скве­ре Пав­ших бой­цов. При­хо­ди­те и вы - эти лю­ди до­стой­ны то­го, что­бы о них пом­ни­ли.

«НЕ ХО­ЧУ КОРЧИТЬ ИЗ СЕ­БЯ ГЕ­РОЯ»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.