ГРАФ БЕЗ ТИ­ТУ­ЛА

AiF Pskov - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Оль­га МИРОНОВИЧ

БАЯНИСТ, СЛЕ­ДО­ВА­ТЕЛЬ, ПАРТИЙНЫЙ ФУНКЦИОНЕР, ДИ­РЕК­ТОР ТЕ­АТ­РА, ВИДНЫЙ ОБ­ЩЕ­СТВЕН­НИК... И ЭТО ВСЁ О НЁМ. В ГО­СТЯХ У «АИФ» СЕК­РЕ­ТАРЬ ОБ­ЩЕ­СТВЕН­НОЙ ПА­ЛА­ТЫ ПС­КОВ­СКОЙ ОБ­ЛА­СТИ ВА­ЛЕ­РИЙ ПАВ­ЛОВ.

- В следующем го­ду мне ис­пол­нит­ся 70 лет, по­это­му я успел по­жить во столь­ких ипо­ста­сях, что да­же мне ка­жет­ся, буд­то это всё про­ис­хо­ди­ло не со мной, а с кем-то дру­гим.

БАЯНИСТ И ЗАЙ­ЦЫ

- Ва­ле­рий Фё­до­ро­вич, вы, на­вер­ное, со­би­ра­лись стать му­зы­кан­том, раз по­сту­пи­ли в му­зы­каль­ное учи­ли­ще?

- В му­зы­каль­ную шко­лу ме­ня от­ве­ла со­сед­ка, по­то­му что мои ро­ди­те­ли бы­ли очень про­стые лю­ди и не стре­ми­лись ни к че­му та­ко­му. Я и в му­зу­чи­ли­ще-то по­сту­пил по­сле вось­мо­го клас­са без их ве­до­ма.

Жи­ли мы то­гда на ули­це Пуш­ки­на, как раз ря­дом с те­ат­ром, но я и пред­ста­вить се­бе не мог, что ко­гда-ни­будь на це­лых 18 лет ста­ну его ди­рек­то­ром. Там был ши­кар­ней­ший бу­фет. Мы с мо­и­ми од­но­курс­ни­ка­ми по учи­ли­щу ча­сто в нём око­ла­чи­ва­лись. А ведь я в свои 14 лет учил­ся вме­сте с 24-лет­ни­ми пар­ня­ми, ко­то­рые по­сту­пи­ли на тот же курс, что и я, по­сле ар­мии. Но они стро­го сле­ди­ли за тем, что­бы я не ба­ло­вал, по­это­му се­бе бра­ли пи­во, а мне сит­ро и пи­рож­ное за 11 ко­пе­ек.

За­то ко­гда мно­го лет спу­стя я стал ди­рек­то­ром те­ат­ра, то и при­щу­чить сво­их быв­ших од­но­курс­ни­ков мог, ес­ли мне на них жа­ло­ва­лись: «Меж­ду про­чим, ваш За­яц с ба­я­ном у нас на школь­ной ёл­ке лы­ка не вя­зал…» - «Та-а-ак. Кто у нас был Зай­цем? А по­дать его сю­да!»

- Так по­че­му вы вы­учи­лись на ба­я­ни­ста, а по­шли ра­бо­тать сле­до­ва­те­лем?

- Спер­ва я по­сту­пил на фи­ло­ло­ги­че­ский фа­куль­тет Пс­ков­ско­го пед­ин­сти­ту­та, по­то­му что од­на­ж­ды услы­шал, как вы­сту­пал Ев­ге­ний Алек­сан­дро­вич Май­мин. Меж­ду про­чим, мне лек­ции про «Сло­во о пол­ку Иго­ре­ве» сам Дмит­рий Ли­ха­чёв чи­тал (то­гда ещё ни­ка­кой не ака­де­мик).

- Ну и по­че­му ж вы по­сле лек­ций Ли­ха­чё­ва по­шли в сле­до­ва­те­ли-то?

- По­то­му что я учил­ся с та­ким Юр­кой Об­ла­ко­вым, ко­то­рый по­том стал пол­ков­ни­ком КГБ. Он по­шёл ра­бо­тать в уго­лов­ный ро­зыск - ну и я с ним за ком­па­нию. Ме­ня на­зна­чи­ли опе­ром по Ка­ра­мы­шев­ской зоне и про­зва­ли «Граф Ка­ра­мы­шев­ский».

СУКИНЫ ДЕ­ТИ

- А в те­ат­ре-то вы как ока­за­лись?

- Ле­жу я в 1991 го­ду с пнев­мо­ни­ей в спец­по­ли­кли­ни­ке (те­перь это на­зы­ва­ет­ся «гос­пи­таль ве­те­ра­нов»), а ко мне це­лая де­ле­га­ция при­шла: Юрий Но­во­хи­жин, Ва­дим Ра­дун, Ла­ри­са Кра­мер… Де­скать, у них в те­ат­ре об­ва­лил­ся по­то­лок, всё пло­хо, не со­гла­шусь ли я стать их ди­рек­то­ром. Я же до это­го 15 лет у них в худ­со­ве­те при те­ат­ре со­сто­ял. «Ре­бя­та, - го­во­рю я им, - вы по­осто­рож­нее, я же сей­час в опа­ле как быв­ший сек­ре­тарь гор­ко­ма КПСС. И по­том, вы же зна­е­те, я вас нач­ну придушивать, по­то­му что бар­дак не люб­лю». Они: «А нам то­го и на­до!»

В об­щем, из­бра­ли они ме­ня на 10 лет (то­гда же мод­но бы­ло ди­рек­то­ров из­би­рать), а по­том на вто­рой срок. Но пе­ред этим я на­пи­сал Устав те­ат­ра, где бы­ло ска­за­но, что всей те­ат­раль­ной де­я­тель­но­стью на ос­но­ве еди­но­на­ча­лия ру­ко­во­дит ди­рек­тор. И ска­зал, что с дру­гим уста­вом ра­бо­тать не бу­ду.

- Как это вы ухит­ри­лись 18 лет прак­ти­ко­вать еди­но­на­ча­лие в та­ком твор­че­ском кол­лек­ти­ве?

- Неда­ром Не­ми­ро­вич-Дан­чен­ко го­во­рил, что ар­ти­сты - это де­ти, но это сукины де­ти. И ве­ли­ко­душ­ные, и ме­лоч­ные, до­нель­зя склоч­ные. С ни­ми мож­но под­нять­ся до нево­об­ра­зи­мых вы­сот, а мож­но вы­ва­лить­ся в гря­зи. Что­бы не вы­ва­лить­ся - на­до их лю­бить. За мои 18 лет ни­кто из них ни од­ной жа­ло­бы ни­ку­да не на­пи­сал, а при­шёл Ва­си­лий Се­нин - и по­плы­ло. Ко­гда лю­ди за­гру­же­ны ра­бо­той, им неко­гда за­ни­мать­ся дряз­га­ми.

- Но я знаю, что в го­ды ва­ше­го ди­рек­тор­ства ар­ти­сты так го­ло­да­ли, что пешком че­рез весь го­род хо­ди­ли за хле­буш­ком в ки­оск, где по­де­шев­ле.

- Не про­сто го­ло­да­ли - в го­лод­ные об­мо­ро­ки па­да­ли! По­это­му мы до­го­ва­ри­ва­лись со спон­со­ра­ми. Кто два меш­ка ма­ка­рон в те­атр под­ки­нет, а кто две фу­ры кар­тош­ки во дво­ре те­ат­ра вы­сы­пет, что­бы ар­ти­сты мог­ли её по до­мам разо­брать. Но те­атр жил. Хоть Ва­си­лий Се­нин и го­во­рил, что до его при­хо­да в Пс­ко­ве ни­ка­ко­го те­ат­ра не бы­ло.

А ка­кие у нас в те­ат­ре та­лант­ли­вые ре­жис­сё­ры ра­бо­та­ли! Вспом­ни­те Ва­ле­рия Бу­ха­ри­на. То­же обид­чи­вый, как ре­бё­нок. Бы­ва­ло: «Всё, я уез­жаю!» А на­род на его спек­так­ли ва­лом ва­лил.

Ес­ли бы на Се­ни­на так хо­ди­ли, мы бы ему его слож­ный ха­рак­тер то­же про­сти­ли. Ну, по­ста­вил бы он в Пс­ко­ве один-два ге­ни­аль­ных спек­так­ля - его зло­пы­ха­те­лям бы­ло бы нечем крыть. Убить его, мол, кто-то хо­чет. Да ко­му он ну­жен!

У то­го же Ра­ду­на ха­рак­тер не са­хар, но он ино­гда что-то эда­кое как при­ду­ма­ет! Я ещё за­стал вре­ме­на, ко­гда лю­ди при­хо­ди­ли в те­атр на­ряд­ные. Ко­гда во вре­мя га­стро­лей драм­те­ат­ра на се­ле ба­буш­ки уго­ща­ли ар­ти­стов пар­ным мо­ло­ком и ва­рё­ной кар­то­шеч­кой.

Ко­гда гастро­ли со­шли на нет из-за недо­фи­нан­си­ро­ва­ния, от­ду­ши­ной для псковичей стал Пуш­кин­ский те­ат­раль­ный фе­сти­валь. И тут при­шёл Ва­си­лий Се­нин. Вла­ди­мир Ре­цеп­тер при­сы­ла­ет в те­атр, как обыч­но, свою вер­сию фе­сти­валь­но­го ре­пер­ту­а­ра, а ему в от­вет хам­ское пись­мо: мы, мол, в ва­ших услу­гах боль­ше не нуж­да­ем­ся. Это кто в чьих услу­гах не нуж­да­ет­ся?! Ре­цеп­тер этот фе­сти­валь со­здал! Это на него в Пс­ков съез­жа­лись луч­шие те­ат­раль­ные ре­жис­сё­ры и кри­ти­ки!

… По­том ещё и те­атр «Ка­ру­сель» уби­ли. За­чем? Ведь это сколь­ко псковичей и ту­ри­стов про­си­жи­ва­ли но­ча­ми в этом те­ат­ре у Ми­рож­ки или у Гре­мя­чей баш­ни, от­ма­хи­ва­ясь вет­ка­ми от ко­ма­ров! Ку­да мы со сво­ей «Ка­ру­се­лью» толь­ко не ез­ди­ли: в Гер­ма­нию, в Гол­лан­дию… Вот это бы­ла жизнь. А сей­час всё за­вя­ло. - А по­че­му? - По­то­му что нель­зя ру­ко­во­дить те­ат­ром на­ез­да­ми. Ес­ли им ру­ко­во­дят ино­го­род­ние ре­жис­сё­ры, то он ра­но или позд­но пре­вра­ща­ет­ся в про­кат­ную пло­щад­ку. Те­атр - та­кой ор­га­низм, ко­то­рый нель­зя ни на день остав­лять без при­смот­ра.

Сей­час он ино­гда на­по­ми­на­ет за­гри­ми­ро­ван­ный труп. Те­перь вез­де ими­та­ция: те­ат­раль­ной жиз­ни, по­ли­ти­че­ской…

МЕ­СТО ДЛЯ ДИС­КУС­СИЙ

- Об­ще­ствен­ная па­ла­та Пс­ков­ской об­ла­сти то­же ими­та­ция? - Её функ­ция во мно­гом на­по­ми­на­ет функ­цию кла­па­на для вы­пус­ка­ния па­ров. Но! Мно­гое за­ви­сит от то­го, ка­кие лю­ди там со­би­ра­ют­ся и как они се­бя ве­дут. У нас лю­ди со­би­ра­ют­ся очень раз­ные…

- И мо­ло­дые чле­ны па­ла­ты уже да­же успе­ли всту­пить в кон­фликт с «ак­са­ка­ла­ми»… - Да ка­кой это кон­фликт! Ес­ли у те­бя есть точ­ка зре­ния… или коч­ка зре­ния (кто до че­го до­рос), то умей её от­ста­и­вать. Па­ла­та - это дис­кус­си­он­ная пло­щад­ка, ко­то­рая при­да­ёт глас­но­сти те недо­стат­ки, ко­то­рые су­ще­ству­ют в ра­бо­те чи­нов­ни­ков. На­при­мер, ко­гда мы об­суж­да­ли за­кон о ре­ги­о­наль­ном опе­ра­то­ре по капре­мен­ту, то всех при­гла­си­ли на эту тему вы­ска­зать­ся - от КПРФ до «Яб­ло­ка». Что бы кто ни го­во­рил, а тот же Лев Шло­сберг то­гда на­пи­сал к это­му за­ко­ну по­чти 30 ли­стов по­пра­вок не в при­мер неко­то­рым дру­гим пар­тий­ным де­я­те­лям.

Вот-вот вый­дет фе­де­раль­ный за­кон об об­ще­ствен­ных па­ла­тах. Ду­маю, у нас по­явит­ся боль­ше кон­тро­ли­ру­ю­щих функ­ций. Но об­ще­ствен­ный кон­троль сам по се­бе хо­рош толь­ко то­гда, ко­гда осталь­ные ин­сти­ту­ты без­упреч­но ра­бо­та­ют (про­ку­ра­ту­ра, по­ли­ция). А ко­гда ма­жо­ра, ко­то­рый ли­ха­чил в ноч­ной Москве, мож­но вы­та­щить из боль­ни­цы толь­ко с ОМОНом, Об­ще­ствен­ная па­ла­та ма­ло на что спо­соб­на по­вли­ять.

Мы воз­дей­ству­ем глас­но­стью - вла­сти это­го то­же не лю­бят. У нас в об­ла­сти, по край­ней ме­ре, сло­жи­лась хо­ро­шая прак­ти­ка: гу­бер­на­тор на все на­ши об­ра­ще­ния от­ве­ча­ет.

На­при­мер, сей­час мы ре­ши­ли вы­яс­нить, что у нас про­ис­хо­дит в са­до­вод­че­ских то­ва­ри­ще­ствах, ку­да ле­том пе­ре­ез­жа­ет треть го­род­ско­го на­се­ле­ния. Ока­зы­ва­ет­ся, там пол­ная неразбериха с до­ро­га­ми, элек­три­че­ские про­во­да при­над­ле­жат од­но­му соб­ствен­ни­ку, а за элек­три­че­ство на­до пла­тить дру­го­му… К то­му же го­род раз­рос­ся, и рай­он­ные вла­сти боль­ше не счи­та­ют зем­ли этих са­до­водств сво­и­ми. Зна­чит, на­до, что­бы гла­вы Пс­ко­ва и рай­о­на об­ра­ти­лись к гу­бер­на­то­ру с прось­бой вы­яс­нить, кто дол­жен на­во­дить в этих дач­ных по­сёл­ках по­ря­док. За это Об­ще­ствен­ная па­ла­та и ра­ту­ет, учи­ты­вая, что дач­ни­ки - это та­кие лю­ди, ко­то­рым не страш­ны ни­ка­кие санк­ции. Они са­ми се­бя про­кор­мят, слу­чись что.

- Не мо­гу не спро­сить, что для вас зна­чит День Рос­сии?

- Вы по­гля­ди­те, как лю­ди вско­лых­ну­лись с иде­ей «Бес­смерт­но­го пол­ка»! Ка­за­лось бы, что тут та­ко­го: но­сить на жёр­доч­ке порт­рет сво­е­го де­да. Ан нет, вклю­ча­ет­ся ге­не­ти­че­ская па­мять. Нам как ни­ко­гда хо­чет­ся по­чув­ство­вать се­бя пред­ста­ви­те­ля­ми ве­ли­кой на­ции, ве­ли­кой культуры и ве­ли­ко­го язы­ка. На­до, на­до ве­рить в луч­шее. И на­до учи­ты­вать, что, по рас­чё­там Мен­де­ле­е­ва, нас в Рос­сии к XXI ве­ку уже долж­но бы­ло быть 400 мил­ли­о­нов. Ни­кто же не ду­мал, что стра­на пе­ре­жи­вёт в XX ве­ке та­кие ка­та­клиз­мы, что по­бе­да в войне даст­ся нам та­кой це­ной. По­гиб­ли луч­шие, а ты­ло­вые кры­сы вы­жи­ли. Но не всё в нас усну­ло и не всё умер­ло. На­до толь­ко не поз­во­лять ни­ко­му пе­ре­ко­ся­чи­вать на­шу ис­то­рию.

Её, меж­ду про­чим, про­бу­ют пе­ре­пи­сы­вать да­же ува­жа­е­мые лю­ди. На­при­мер, при­хо­дит тут ко мне недав­но один и пред­ла­га­ет вы­брать ка­кой-ни­будь ти­тул - кня­зя или гра­фа - для со­лид­но­сти. Я, ко­неч­но, от­ка­зал­ся: «У ме­ня ро­ди­те­ли из кре­стьян, отец - ав­то­мо­би­лист, мать 40 лет на ра­дио­за­во­де про­ра­бо­та­ла. Ну, ка­кой из ме­ня граф! Толь­ко лю­дей сме­шить». А Сте­па­шин со­гла­сил­ся. И не­ко­то­рые дру­гие то­же. На вся­кий слу­чай.

А я на вся­кий слу­чай хо­чу на­пом­нить, что каж­дый раз, ко­гда ка­за­лось, что Рос­сии ко­нец при­шёл, она вдруг ме­ня­ла ис­то­рию все­го ми­ра. Вот и сей­час Обама вро­де бы нас по­бе­дил, а всё рав­но бе­сит­ся, по­то­му что Пу­тин не же­ла­ет гнуть­ся. Рос­сия оста­ёт­ся непред­ска­зу­е­мой - вот что всех так пу­га­ет. Вот это мы в День Рос­сии и празд­ну­ем.

«Я ВАС НАЧ­НУ ПРИДУШИВАТЬ, ПО­ТО­МУ ЧТО БАР­ДАК НЕ ЛЮБ­ЛЮ».

Фо­то из ар­хи­ва В. Пав­ло­ва

Пс­ков­ская ари­сто­кра­тия «ли­цом к ли­цу»...

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.