ЛЮ­БОВЬ, ОБРАЩЁННАЯ В ПРО­ШЛОЕ

AiF Pskov - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ -

Вик­то­ром ЯКОВЛЕВЫМ, ак­те­ром Пс­ков­ско­го дра­ма­ти­че­ско­го те­ат­ра, бо­лее 20 лет яв­ляв­шим­ся пред­се­да­те­лем при­ход­ско­го со­ве­та хра­ма Жён Ми­ро­но­сиц.

СЛУЖЕНИЕ

- Вик­тор Ни­ко­ла­е­вич, вас свя­зы­ва­ли дол­гие го­ды близ­ко­го зна­ком­ства с от­цом Пав­лом. Чув­ству­е­те, что он ря­дом?

- Обра­ща­ли вни­ма­ние на фо­то на его мо­ги­ле? Он на ней каж­дый раз дру­гой. Ино­гда смот­рит тре­бо­ва­тель­но, ино­гда с уко­ром, ча­ще одоб­ри­тель­но, но все­гда с лю­бо­вью. Ду­мал сна­ча­ла, что это за­ви­сит от мо­е­го на­стро­е­ния, по­том по­нял, что это знак про­дол­же­ния диа­ло­га. Диа­лог с ним не оста­нав­ли­ва­ет­ся, как не оста­нав­ли­ва­ет­ся он и с на­ши­ми по­кой­ны­ми ро­ди­те­ля­ми.

Осо­бен­но этот диа­лог ощу­ща­ет­ся, ес­ли слу­ша­ешь или ви­дишь его про­по­ве­ди. Диа­лог продолжается, ко­гда ду­ма­ешь о сфе­рах его де­я­тель­но­сти. В 1989 го­ду от­крыл­ся в Пс­ко­ве храм Свя­тых Жён Ми­ро­но­сиц. 8 мая, на Ра­до­ни­цу, со­сто­я­лось пер­вое бо­го­слу­же­ние. Это был пер­вый храм в Пс­ко­ве из воз­вра­щён­ных.

Го­дом рань­ше празд­но­ва­лось ты­ся­че­ле­тие кре­ще­ния Ру­си. В 1988-м Гор­ба­чев впер­вые при­нял чле­нов Свя­щен­но­го Си­но­да РПЦ, и ста­ло яс­но, что мож­но про­сить храм. Мы с от­цом Пав­лом се­ли в ма­ши­ну и по­еха­ли по го­ро­ду. Это на­по­ми­на­ло дет­ский дом, ко­гда кто-то при­хо­дит и ма­лы­ши смот­рят умо­ля­ю­ще: «Возь­ми ме­ня». Так и хра­мы на нас смот­ре­ли сквозь зо­ло­тую лист­ву сен­тяб­ря. Цер­ковь Ми­ха­и­ла Ар­хан­ге­ла в са­мом цен­тре… Нет, не да­дут. (И дей­стви­тель­но, ко­гда мы по­пы­та­лись за­го­во­рить об этом хра­ме с зам­пред­се­да­те­ля гор­ис­пол­ко­ма Ива­ном Его­ро­ви­чем Ка­ли­ни­ным, услы­ша­ли: «Этот храм - че­рез мой труп!» Но по­том и храм вернули, и Иван Его­ро­вич еще мно­го лет жил и здрав­ство­вал.) Храм Алек­сандра Нев­ско­го, - нет, тут де­ло с во­ен­ны­ми. Смот­ре­ли За­ве­ли­чье - там не бы­ло ни од­ной дей­ству­ю­щей церк­ви. Оста­но­ви­лись на хра­ме Жен Ми­ро­но­сиц по од­ной лишь при­чине - здесь клад­би­ще, зна­чит, бу­дут сред­ства на вос­ста­нов­ле­ние. То­гда в хра­ме на­хо­дил­ся склад поч­там­та, ящи­ки шта­бе­ля­ми ле­жа­ли. Сколь­ко лю­дей при­хо­ди­ло: чи­сти­ли, стро­и­ли - и все на од­ном эн­ту­зи­аз­ме. У от­ца Павла бы­ла та­кая концепция: де­я­тель­ность при­хо­да долж­на со­сто­ять из трех ча­стей: бо­го­слу­же­ние, про­све­ще­ние (от­кры­та шко­ла при хра­ме в 1992 го­ду), ми­ло­сер­дие (при­ют для си­рот в Пис­ко­ви­чах).

СЖИТИЕ

- И ведь все это ему уда­лось сде­лать! Толь­ко по­том это от­ня­ли…

- Де­ло да­же не в этом. В 2002 го­ду вы­шла его кни­га «Дог­мат о Церк­ви в ка­но­нах и прак­ти­ке» - в ее на­зва­нии есть все. Цер­ков­ные вла­сти об­ви­ни­ли его в кле­ве­те, на­зы­ва­ли слу­гой са­та­ны. Но кни­га име­ла та­кой ре­зо­нанс, что пе­ре­жи­ла три из­да­ния. Ему пи­са­ли пись­ма свя­щен­ни­ки со всей Рос­сии. От­ца Павла вы­зва­ли на епар­хи­аль­ный суд, то­гда на­ка­нуне, за од­ну ночь, я на­пи­сал ста­тью «Сжитие со све­ту от­ца Павла Адель­гей­ма». - Вот и сжи­ли его со све­ту… - Как ска­зал ико­но­пи­сец, ар­хи­манд­рит Зи­нон в 40-й день его кон­чи­ны, «он сво­ей смер­тью до­ка­зал вер­ность Хри­сту». Ии­сус го­во­рит в Еван­ге­лии, «Ме­ня гна­ли, и вас бу­дут гнать». Этот за­кон на про­тя­же­нии 2 тыс лет не был на­ру­шен. Ведь за что уби­ли Хри­ста? Нет, не за ве­ру, а за то, что об­ли­чал, го­во­рил прав­ду! Отец Па­вел на­пи­сал в 18-лет­нем воз­расте в сво­ем днев­ни­ке: «Я бы хо­тел из­жить из се­бя вся­кие по­роч­ные на­клон­но­сти, эго­изм, по­слу­жить лю­дям, по­слу­жить люб­ви». Кто-то опуб­ли­ко­вал эту за­пись в ЖЖ и на­звал: «Так ста­но­вят­ся свя­ты­ми». Этим сво­им юно­ше­ским сло­вам он сле­до­вал всю жизнь.

- У него и жизнь та­кой бы­ла: труд­ной и очень счаст­ли­вой!

- Она счаст­ли­вой бы­ла по- то­му, что он жил в со­сто­я­нии люб­ви. А лю­бовь - это служение. Ко­гда к нему лю­ди при­хо­ди­ли, он ра­до­вал­ся непод­дель­но каж­до­му.

- Он и вы­гля­дел нере­аль­но, не как че­ло­век: свет­лый, мяг­кий, ти­хий с доб­ры­ми и та­ки­ми ум­ны­ми гла­за­ми.

- Да. Мне то­же го­во­ри­ли, что при встре­че ожи­да­ли уви­деть ярост­но­го бор­ца: силь­но­го, креп­ко­го, бес­страст­но­го, а встре­ча­ли мяг­ко­го и ти­хо­го че­ло­ве­ка. А Вера Ми­хай­лов­на ведь ма­те­ри Пче­лин­це­ва, ко­гда та при­хо­ди­ла к ней в дом про­сить про­ще­ния, го­во­ри­ла, что мо­лит­ся за ее сы­на не как за убий­цу, а как за та­ко­го же греш­ни­ка, как все мы.

ВОЗГРЕВАНИЕ

- Вы так мно­го де­ла­е­те для со­хра­не­ния па­мя­ти об от­це Пав­ле! - Это да­же ма­ло, что мы де­ла­ем. Ка­кие-то имен­но де­ла на­ча­лись в 40-й день его кон­чи­ны, ко­гда от­слу­жи­ли ли­тур­гию «на кро­ви», на ме­сте убий­ства. По­том про­шли го­дов­щи­на, вечера па­мя­ти в Москве, в Пе­тер­бур­ге, в Во­ро­не­же, Ар­хан­гель­ске, Сверд­лов­ске, в Па­ри­же про­шел съезд пра­во­слав­но­го хри­сти­ан­ско­го дви­же­ния, ко­то­рый участ­ни­ки съез­да по­свя­ти­ли па­мя­ти о. Павла. В 2014 го­ду я ез­дил на ве­чер па­мя­ти в Гол­лан­дию. Был ве­чер в Ан­глии. В Москве в Са­ха­ров­ском цен­тре про­шли Адель­гей­мов­ские чте­ния. Ко­неч­но, все эти ма­те­ри­а­лы на­до из­да­вать. Па­мять цен­на, ее на­до «воз­гре­вать» - отец Па­вел лю­бил это сло­во. И па­мять и лю­бовь. На од­ной из про­по­ве­дей он го­во­рил: «Па­мять - это лю­бовь, об­ра­щен- ная в про­шлое». Па­мять - это си­но­ним со­хра­не­ния люб­ви. И от­но­ше­ние к Бо­гу. Ведь с от­цом Пав­лом в Бо­га ве­ри­лось очень лег­ко, хо­те­лось ве­рить, слу­жить, сле­до­вать за­по­ве­дям, гля­дя на него. Без него это де­лать слож­нее, но, ко­неч­но, это нуж­но в се­бе «воз­гре­вать».У него все бы­ло про­сто. Как-то воз­ник­ла дис­кус­сия про су­пру­же­ские от­но­ше­ния, кто-то: «Ба­тюш­ка, мол, бывают же увле­че­ния, а ну как влю­бишь­ся, что то­гда де­лать?» - И что он от­ве­тил? - «Лю­бить нуж­но же­ну!» - А еще: «Моя ро­ди­на там, где моя Ве­роч­ка!»

- Спо­соб­ность лю­бить - это дар, но не про­сто дар, а ре­зуль­тат гро­мад­ной ду­хов­ной ра­бо­ты над со­бой. Мно­гие счи­та­ют его ис­по­вед­ни­ком, кто пе­ре­нес му­че­ния за ве­ру. учил­ся, всту­пил­ся за лю­дей. Его ста­ли пре­сле­до­вать, и од­но из по­ку­ше­ний ста­ло успеш­ным - он остал­ся без но­ги - это все от­ту­да. «Не на­до ни­че­го бо­ять­ся» - его сло­ва. А ве­чер мы наз­ва­ли в этот раз «Со­хра­не­ние па­мя­ти». Её на­до со­хра­нять, воз­гре­вать - это ду­ше­по­лез­но для всех нас. Есть ка­че­ства, ко­то­рым у от­ца Павла на­до учить­ся и учить­ся. Он ча­сто по­вто­рял: «Каж­дый че­ло­век сто­ит столь­ко, сколь­ко сто­ит его сло­во». Ес­ли ты по­обе­щал ко­му-то, но воз­ник­ли при­чи­ны, что не мо­жешь это­го сде­лать, ты дол­жен их пре­одо­леть, ина­че ока­жешь­ся лже­цом пе­ред Бо­гом и людь­ми. В чем на­ша бе­да, в стране раз­ви­той де­ма­го­гии? Го­во­рят од­но, ду­ма­ют дру­гое, де­ла­ют тре­тье. Ска­зать - не до­ро­го взять. - Со­врать и пуб­лич­но мож­но… - По­лу­ча­ет­ся, во­ры про­по­ве­ду­ют бес­ко­ры­стие, пья­ни­цы - трез­вость, об­жо­ры - воз­дер­жа­ние в еде. Кто же им по­вер­тит? А ко­гда че­ло­век жи­вет в со­от­вет­ствии со сво­и­ми сло­ва­ми, то сло­во об­ре­та­ет си­лу, и с этим ни­че­го не по­де­ла­ешь. Как-то я сво­е­го со­курс­ни­ка по ГИТИСу по­та­щил в храм, на про­по­ведь. Тот по­том по­де­лил­ся: «Здорово, толь­ко не на­до бы­ло ни­че­го про ме­ня го­во­рить!» - «Да я ни сло­ва про те­бя не го­во­рил!» А отец Па­вел буд­то все про всех знал, его про­по­ве­ди этим уни­каль­ны. Как-то спро­сил, как он это де­ла­ет. «Нуж­но го­во­рить о том, что важ­но и боль­но для те­бя, о чем ты неот­ступ­но ду­ма­ешь», - был от­вет. Вот в чем фе­но­мен и непо­вто­ри­мость его про­по­ве­дей.

- По­сле 5 ав­гу­ста 2013 го­да бы­ло мно­го раз­ных суж­де­ний, пред­по­ло­же­ний. Как вы счи­та­е­те, кто-то ре­аль­ный во­дил ру­кой Пче­лин­це­ва, был он за­ко­ди­ро­ван? - Ду­маю, нет. - Но как же все сов­па­ло! - Слу­чай­но­го ни­че­го не бы­ва­ет. «Дья­вол бо­рет­ся с Бо­гом, и по­ле бит­вы - серд­ца лю­дей», как у До­сто­ев­ско­го. Ко­го-то дья­вол из­би­ра­ет сво­им ору­ди­ем. Где-то Се­ре­жа по­пал­ся на крю­чок, и дья­вол его по­вел. Он при­ез­жа­ет на так­си из Моск­вы, зво­нит, ему объ­яс­ня­ют, ку­да, при­ез­жа­ет, ухо­дит, те­ря­ет­ся.Отец Па­вел са­дит­ся в ма­ши­ну. На­хо­дит, при­во­зит на­зад. По­том при­ез­жа­ет отец Пче­лин­це­ва из Моск­вы. Сын сто­ит на ко­ле­нях: «Па­па, толь­ко не на­до ме­ня в боль­ни­цу!» - «Ни­кто те­бя не бу­дет в боль­ни­цу класть, по­еха­ли до­мой». Са­дят­ся в по­езд и уез­жа­ют. В Бо­ло­гое он сбе­га­ет. Он - как ры­ба на крюч­ке, его слов­но кто-то та­щит. Это чи­сто дья­воль­ские де­ла: они сидят за сто­лом на­про­тив друг дру­га, отец Па­вел до­воль­но крепкий че­ло­век, и этот маль­чиш­ка че­рез стол по­па­дет ему в серд­це но­жом - мгно­вен­ная смерть. Про­фес­сор-кар­дио­лог нам го­во­рил, что в серд­це толь­ко од­на точ­ка есть, ко­то­рая да­ет та­кой ре­зуль­тат, и по­пасть ту­да очень слож­но. А он по­пал од­ним уда­ром. Бог по­пу­стил бе­су.

Но имен­но Бо­гу бы­ла нуж­на та­кая жерт­вен­ная смерть. Отец Па­вел не по­жа­лел се­бя это­му мо­ло­до­му че­ло­ве­ку, это­му Се­ре­же, как по­жа­ле­ли се­бя его отец и мать, оста­вив од­но­го в мос­ков­ской квар­ти­ре, снаб­жая день­га­ми, но ли­шая свя­зи с со­бой, предо­став­ляя са­мо­му ре­шать про­бле­мы. А отец Па­вел от­зы­вал­ся на зов лю­бо­го. По­том го­во­ри­ли, мол, как он мог впу­стить его в дом? А он не мог не пу­стить. Он пус­кал всех, у ко­го был во­прос к нему.

- На­пом­ни­те, ко­гда прой­дет ве­чер?

- 5 ав­гу­ста в 9 утра прой­дет ли­тур­гия в хра­ме Жён Ми­ро­но­сиц, в 10.30 па­ни­хи­да на мо­ги­ле. А ве­чер «Со­сто­я­ние па­мя­ти» со­сто­ит­ся в 16 ча­сов в ма­лом за­ле драм­те­ат­ра. Вход, ко­неч­но, сво­бод­ный.

«ЧЕ­ЛО­ВЕК СТО­ИТ СТОЛЬ­КО, СКОЛЬ­КО СТО­ИТ ЕГО СЛО­ВО».

Фо­то из ар­хи­ва Вик­то­ра ЯКО­ВЛЕ­ВА

Вик­тор Яко­влев (спра­ва) дру­жил с от­цом Пав­лом с 1982 го­да.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.