ДЕ­ВУШ­КА С БРЕВНОМ

AiF Pskov - - СПОРТ - Ро­ман ИВА­НОВ

ОД­НА ИЗ ЛУЧ­ШИХ ГИМНАСТОК МИ­РА В ИН­ТЕР­ВЬЮ «АИФ» РАС­СКА­ЗЫ­ВА­ЕТ ПРО ТЕХ, У КО­ГО ОТОБРАЛИ ОЛИМ­ПИ­А­ДУ, О ПРЕДЕЛЕ МОРАЛЬНЫХ СИЛ И ЦЕНЕ ЛЮ­БОЙ МЕ­ДА­ЛИ. - В сек­цию ме­ня, 6-лет­нюю, при­вёл па­па ( -

- Ред.). Он счи­тал, что де­ти долж­ны быть в спор­те, и вы­брал гим­на­сти­ку как об­ще­раз­ви­ва­ю­щую дис­ци­пли­ну. Ка­ких-то осо­бых це­лей ни­кто не ста­вил: «Ну так, про­сто по­за­ни­ма­ет­ся». Про­сто - не по­лу­чи­лось. - Та трав­ма... Не знаю, мне по­че­му-то бы­ло стыд­но - столь- ко лю­дей на ме­ня смот­ре­ли, а я не мо­гу ид­ти. И ро­ди­те­ли! Они же всё это ви­де­ли по те­ле­ви­зо­ру! (

- Ред.) Ко­неч­но, я все­гда от­да­ва­ла се­бе от­чёт: в гим­на­сти­ке мо­жет слу­чить­ся вся­кое. Но по­че­му-то ве­ри­ла, что ме­ня непри­ят­но­сти ми­ну­ют. Ока­за­лось, что нет.

- Вам го­во­ри­ли: «Всё, со спор­том при­дёт­ся за­вя­зы­вать»?

- Пря­мо так - нет. Ни­кто бы и не по­смел. Хо­тя раз­го­во­ры о том, что по­сле та­ких травм ма­ло кто спо­со­бен вос­ста­но­вить­ся, бы­ли. На них я не об­ра­ща­ла вни­ма­ния. По­ста­ви­ла се­бе цель вер­нуть­ся на свой уро­вень и шла к ней.

- Страх, что это мо­жет слу­чить­ся вновь, есть? - Не-а. - По­че­му? - Ну, ес­ли пе­ре­жи­ла один раз, то и вто­рой пе­ре­жи­ву. Ес­ли по­сто­ян­но бо­ять­ся травм, за­цик­ли­вать­ся на них, ни к че­му хо­ро­ше­му это не при­ве­дёт. - По­хо­же, неслу­чай­но про вас го­во­рят «Муста­фи­на - же­лез­ная». - Я нор­маль­ная. Из то­го же те­ста, что и все лю­ди. Но, чест­но, мне не очень нра­вит­ся го­во­рить про се­бя.

- Рань­ше вы про­сто из­бе­га­ли об­ще­ния с жур­на­ли­ста­ми...

- Как бы вам объ­яс­нить. Я очень стес­ни­тель­ный че­ло­век. Не люб­лю, ко­гда мне за­да­ют ка­кие-то лич­ные во­про­сы. Един­ствен­ное, с го­да­ми я на­учи­лась бо­лее спо­кой­но на них ре­а­ги­ро­вать.

- Чем во­об­ще от­ли­ча­ет­ся Алия Муста­фи­на, ко­то­рая вы­иг­ры­ва­ла ме­да­ли Лон­до­на-2012, от той, ко­то­рая го­то­вит­ся к Рио-2016?

- Той Алие бы­ло все­го 17 лет. И как го­во­рят: «Всё лег­ко и про­сто де­тям ма­лень­ко­го ро­ста». Чем стар­ше ты ста­но­вишь­ся, тем тя­же­лее - чи­сто фи­зи­че­ски. Но с дру­гой сто­ро­ны, го­ды - это опыт. Он мно­гое да­ёт.

ТАБ­ЛЕТ­КИ И СУДЬИ

- Тя­же­ло го­то­вить­ся к Олим­пиа­де, учи­ты­вая ту ат­мо­сфе­ру, в ко­то­рой на­хо­дит­ся вся сбор­ная Рос­сии по­след­нее вре­мя?

- Я ста­ра­лась не чи­тать но­во­стей, не от­кры­вать Ин­тер­нет. Моя за­да­ча - ра­бо­тать до по­след­не­го, де­лать своё де­ло, а там уж...

- Лег­ко­ат­ле­там, в от­ли­чие от вас, на Олим­пиа­де в Рио вы­сту­пать не при­дёт­ся.

- То, что про­ис­хо­дит с на­шим спор­том, - это ужас­но. Да, на­вер­ное, са­ми где-то да­ли по­вод. Но по­че­му из-за от­дель­ных лю­дей долж­ны стра­дать те, кто ни в чём не за­ме­шан? Про­сто пред­ставь­те, что сей­час чув­ству­ют лю­ди, ко­то­рые чест­но го­то­ви­лись к Олим­пиа­де?!

- Вы ска­за­ли, что не бу­де­те вы­сту­пать под бе­лым фла­гом МОК в слу­чае от­стра­не­ния Рос­сии от Олим­пи­а­ды. Вер­но?

- Да, я хо­чу вы­сту­пать толь­ко под фла­гом Рос­сии. Это мой вы­бор, у ко­го-то он мо­жет быть дру­гим, но осуж­дать за это, я счи­таю, не очень пра­виль­но.

- В гим­на­сти­ке есть про­бле­ма с упо­треб­ле­ни­ем за­пре­щён­ных пре­па­ра­тов? - Лич­но я ни­ко­гда не стал­ки­ва­лась. - Да­же на­шу­мев­ший мил­дро­нат не упо­треб­ля­ли? - Ко­гда мне бы­ло лет 10, его всем да­ва­ли. По­том пе­ре­ста­ли. Чест­но го­во­ря, я до сих пор не знаю, что это за таб­лет­ки: по­мо­га­ют ли они в чём-то или нет. Мо­гу лишь ска­зать, что у нас в сбор­ной все пре­па­ра­ты на­зна­ча­ет док­тор. Он сле­дит за тем, что­бы они не со­дер­жа­ли ни­ка­ких за­пре­щён­ных ве­ществ. Это его ра­бо­та - от­ве­чать за ле­кар­ства, и я ему до­ве­ряю.

- Дру­гая непри­гляд­ная сто­ро­на спор­та - необъ­ек­тив­ное су­дей­ство. С ним при­хо­ди­лось стал­ки­вать­ся?

- У нас вид спор­та та­кой, что всё за­ви­сит от су­дей, осо­бен­но ко­гда речь идёт о со­тых бал­ла. Бы­ва­ло та­кое, что за ба­зу (

- Ред.) недо­да­ва­ли. Обид­но, ко­неч­но, но не пла­кать же. Про­сто не на­до де­лать так, что­бы у них был по­вод.

«ХО­ЧУ СТАТЬ... МА­МОЙ»

- Вас на­зы­ва­ют ли­де­ром сбор­ной. Вы се­бя та­ко­вой счи­та­е­те?

- У нас силь­ный со­став, ни­ко­го не на­до тя­нуть, та­щить. Все са­ми зна­ют, что де­лать. Так что ли­дер нам вряд ли необ­хо­дим.

- А что необ­хо­ди­мо? Что бы вам хо­те­лось из­ме­нить в гим­на­сти­ке? - Са­мая боль­шая про­бле­ма - ма­ло де­тей при­во­дят в наш вид спор­та. Ста­ло не из ко­го вы­би­рать. У дру­гих стран ре­зерв боль­ше. Вот над чем на­до ду­мать. - Как счи­та­е­те, сво­и­ми ре­зуль­та­та­ми вы боль­ше обя­за­ны труду или ге­нам? - Это со­во­куп­ность. Хо­ро­шие при­род­ные дан­ные, же­ла­ние че­го-то до­бить­ся и ра­бо­та, ра­бо­та, ра­бо­та... - Сколь­ко вре­ме­ни вы про­во­ди­те в тре­ни­ро­воч­ном за­ле? - В сред­нем 7,5 ча­са еже­днев­но. И всё рав­но не хва­та­ет. Уже 5 лет, как я фак­ти­че­ски жи­ву на «Озе­ре Круг­лом». ( - Ред.) Вы­би­ра­юсь до­мой в Моск­ву толь­ко по вы­ход­ным - что­бы по­ви­дать ро­ди­те­лей, по­гу­лять с млад­шей сест­рой, как-то раз­ве­ять­ся. Хо­тя бы­ва­ет, устаю так, что сил да­же на эту по­езд­ку не оста­ёт­ся. - «Как мне всё это на­до­е­ло!» - на­вер­ня­ка бы­ли та­кие мыс­ли? - Был мо­мент па­ру лет на­зад. Мне про­сто бы­ло необ­хо­ди­мо по­быть без тре­ни­ро­вок, при­слу­шать­ся к се­бе, по­нять, че­го хо­чу на са­мом де­ле и че­го не хо­чу. Уста­лость ко­пи­лась ещё с Лон­дон­ской Олим­пи­а­ды. Я прак­ти­че­ски не от­ды­ха­ла. У нас ведь как? От­ды­ха­ем мы, толь­ко ко­гда бо­ле­ем. А бо­ле­ем мы очень ред­ко. В об­щем, на­сту­пил некий пре­дел - да­же не фи­зи­че­ских, а моральных сил. Где-то пол­то­ра ме­ся­ца во­об­ще не хо­ди­ла в зал. Учи­лась, си­де­ла до­ма с се­мьёй. Про­сто жи­ла. И ста­ло лег­че. Я сно­ва вер­ну­лась на «Круг­лое». - То есть без спор­тив­ной гим­на­сти­ки свою жизнь не пред­став­ля­е­те? - По­че­му же? Очень да­же пред­став­ляю. Но толь­ко чуть поз­же. - Тем не ме­нее об­ра­зо­ва­ние вы ре­ши­ли по­лу­чать спор­тив­ное. - По­сле шко­лы я год от­учи­лась в Уни­вер­си­те­те неф­ти и газа на фа­куль­те­те эко­но­ми­ки и управ­ле­ния, но по­ня­ла, что сов­ме­щать это об­ра­зо­ва­ние с тре­ни­ров­ка­ми я не смо­гу. При­шлось пе­ре­ве­стись в РГУФК - Ред.). Там про­ще. Учусь на тре­не­ра. Но для се­бя по­ка не ре­ши­ла, ста­нет ли это про­фес­си­ей. Не уве­ре­на до кон­ца, что это моё. Ду­маю, на­до бу­дет по­лу­чить вто­рое выс­шее об­ра­зо­ва­ние по­том.

- Так кем вы всё-та­ки хо­ти­те стать в бу­ду­щем? - Ма­мой. - От­да­ли бы свою дочь в спор­тив­ную гим­на­сти­ку?

- Нет. Я от­дам её в ху­до­же­ствен­ную. Это очень кра­си­во. И по­том в спор­тив­ной гим­на­сти­ке есть я.

16

МЕ­СЯ­ЦЕВ ПРО­ШЛО МЕЖ­ДУ ТРАВ­МОЙ И ОЛИМПИАДОЙ.

Фо­то РИА Но­во­сти

«Стра­ха у ме­ня нет!» Спор­тив­ная ба­за в Под­мос­ко­вье, центр под­го­тов­ки сбор­ных.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.