ПОД ЗНА­КОМ ИНТЕГРАЛА

AiF Pskov - - КРАЕВЕДЕНИЕ -

ИМЯ СО­ФЬИ КОВАЛЕВСКОЙ ИЗ­ВЕСТ­НО, НАВЕРНО, КАЖ­ДО­МУ РОССИЯНИНУ. НО НЕ ВСЕ ЗНА­ЮТ, ЧТО СВОИ ДЕТ­СТВО И ЮНОСТЬ ПЕР­ВАЯ В РОС­СИИ И В СЕ­ВЕР­НОЙ ЕВ­РО­ПЕ ЖЕН­ЩИ­НА-ПРО­ФЕС­СОР И ПЕР­ВАЯ В МИ­РЕ ЖЕН­ЩИ­НА - ПРО­ФЕС­СОР МАТЕМАТИКИ ПРО­ВЕ­ЛА В СЕ­ЛЕ ПОЛИБИНО, РАС­ПО­ЛО­ЖЕН­НОМ НЕ­ПО­ДА­ЛЁ­КУ ОТ ВЕ­ЛИ­КИХ ЛУК.

РОЗЫ И ОРАНЖЕРЕИ

Бу­ду­щий зна­ме­ни­тый ма­те­ма­тик ро­ди­лась в 1850 го­ду в Москве. Но че­рез 8 лет, по­сле вы­хо­да в от­став­ку от­ца, ге­не­рал-лей­те­нан­та Ва­си­лия Ва­си­лье­ви­ча Ко­р­вин-Кру­ков­ско­го, её се­мья пе­ре­еха­ла в име­ние Полибино, ко­то­рое тот ещё в 1841 го­ду при­об­рёл на пуб­лич­ных тор­гах. Но­вый хо­зя­ин пол­но­стью пе­ре­стро­ил усадь­бу.

Имен­но там в ком­на­те ма­лень­кой Со­фьи сте­ны бы­ли окле­е­ны лек­ци­я­ми про­фес­со­ра Остро­град­ско­го о диф­фе­рен­ци­аль­ном и ин­те­граль­ном ис­чис­ле­нии - не хва­ти­ло обо­ев, а ехать на ни­ми в Пе­тер­бург бы­ло дол­го и до­ро­го.

«По­чти к са­мой усадь­бе при­мы­кал лес. Вна­ча­ле рас­чи­щен­ный и по­хо­жий на парк, он ста­но­вил­ся ма­ло-по­ма­лу все гу­ще и непро­хо­ди­мее и сли­вал­ся, на­ко­нец, с гро­мад­ным ка­зен­ным бо­ром. С дру­гой сто­ро­ны ле­жал сад, спус­кав­ший­ся к озе­ру, а за ним тя­ну­лись по­ля и лу­га... Сре­ди этой ди­кой мест­но­сти стран­но вы­сту­пал По­ли­бин­ский дом, с его мас­сив­ны­ми ка­мен­ны­ми сте­на­ми, с его при­чуд­ли­вой ар­хи­тек­ту­рой, с его тер­ра­са­ми, окайм­лён­ны­ми гир­лян­да­ми роз, с его об­шир­ны­ми оран­же­ре­я­ми и пар­ни­ка­ми…

Во­об­ще, ес­ли есть что воз­ра­зить про­тив По­ли­бин­ско­го «зам­ка», как его на­зы­ва­ют со­се­ди, так это слиш­ком его боль­шая ве­ли­чи­на. Дом так по­стро­ен, что мож­но устать, об­хо­дя его, и чле­ны се­мьи все­гда рас­се­я­ны по са­мым раз­лич­ным его ча­стям и со­би­ра­ют­ся вме­сте толь­ко в ча­сы зав­тра­ка», - поз­же пи­са­ла Со­фья Ва­си­льев­на.

Сей­час здесь всё ина­че. Нет ни роз, ни оран­же­рей, ни пар­ни­ков, а по­след­ние пло­до­вые де­ре­вья по­гиб­ли од­ной из мо­роз­ных зим во вре­мя Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны. То­гда же бы­ли по­лу­раз­ру­ше­ны фли­гель и глав­ный дом, а по­сле вой­ны тер­ри­то­рию пар­ка ста­ли по­сте­пен­но за­стра­и­вать.

Впро­чем, сам дом был вос­ста­нов­лен, а в на­ча­ле 1980-х го­дов в нём от­кры­ли му­зей пер­вой рос­сий­ской жен­щи­ны-ма­те­ма­ти­ка, ко­то­рый и на се­го­дня оста­ёт­ся един­ствен­ным в ми­ре. Прав­да, судь­ба у это­го му­зея ока­за­лась нелёг­кой. Ведь до сих пор так и не уда­лось пол­но­стью от­ре­ста­ври­ро­вать глав­ный дом. А его экс­по­на­ты - ме­бель XVIII ве­ка, книж­ные шка­фы, пись­мен­ные сто­лы, бу­фе­ты с по­су­дой, го­бе­ле­ны, фор­те­пи­а­но - по-преж­не­му раз­ме­ще­ны в быв­шем хо­зяй­ствен­ном фли­ге­ле, ко­то­рый во вре­ме­на дет­ства Ковалевской был со­еди­нён с гос­под­ским до­мом кры­той га­ле­ре­ей.

Это при том, что в их чис­ле - под­лин­ные ве­щи, при­над­ле­жав­шие Ковалевской: днев­ни­ки и за­пис­ные книж­ки, на­столь­ные ча­сы и шкаф­чи­ки. И да­же - бе­ло­снеж­ная шуб­ка­на­кид­ка из га­га­чье­го пу­ха, в ко­то­рой оча­ро­ва­тель­ная Со­фья не раз бли­ста­ла в све­те.

НЕВЕЗУЧИЙ ДОМ

«По­след­ний по вре­ме­ни этап ре­став­ра­ции про­дол­жал­ся с июля 2013 по июль 2014 го­да. Стро­и­те­ли об­но­ви­ли фа­са­ды, по­кра­си­ли кры­шу, сде­ла­ли элек­три­ку и вен­ти­ля­цию, по­кры­ли по­лы под бу­ду­щий пар­кет, про­ве­ли сиг­на­ли­за­цию, - рас­ска­зы­ва­ет Ни­на ЯНЧЕНКОВА, стар­ший на­уч­ный со­труд­ник му­зея. - Прав­да, пер­во­на­чаль­но на этом эта­пе пред­по­ла­га­лось до­ве­сти до ума все ком­му­ни­ка­ции в зда­нии, вклю­чая па­ро­вое отоп­ле­ние. Но ока­за­лось, что для это­го нуж­но бу­рить сква­жи­ну, а нуж­ной до­ку­мен­та­ции нет. За­ка­зы­вать же её - удо­воль­ствие неде­шё­вое, у нас та­ких де­нег нет».

По­это­му отап­ли­вать му­зей при­хо­дит­ся с по­мо­щью элек­три­че­ства. Неуди­ви­тель­но, что сче­та за него при­хо­дят про­сто ги­гант­ские. И так­же неуди­ви­тель­но, что учре­жде­ние не все­гда мо­жет их во­вре­мя опла­тить. На­при­мер, этой вес­ной у него бы­ли дол­ги пе­ред энер­ге­ти­ка­ми ещё за ок­тябрь про­шло­го го­да. Так что те не вы­дер­жа­ли и в кон­це мар­та пол­но­стью об­ру­би­ли ему свет. И толь­ко во вто­рой по­ло­вине июня сно­ва по­яви­лось элек­три­че­ство.

А вот уста­нов­ка но­вой сиг­на­ли­за­ции при­шлась очень кста­ти. Как из­вест­но, в но­яб­ре 2005 го­да в му­зее про­изо­шла гром­кая кра­жа. По­хи­ти­те­ли бес­пре­пят­ствен­но вы­нес­ли две цен­ные кар­ти­ны - под­лин­ник неиз­вест­но­го фла­манд­ско­го ху­дож­ни­ка XVII ве­ка «Порт­рет жен­щи­ны с ре­бён­ком» и пей­заж ра­бо­ты Ва­си­лия Кру­ков­ско­го - тро­ю­род­но­го бра­та Со­фьи Ковалевской. Стра­хо­вая сто­и­мость кар­тин - око­ло 160 ты­сяч дол­ла­ров. А про­изо­шло всё очень про­сто. Но­чью пре­ступ­ни­ки взло­ма­ли дверь и про­ник­ли в по­ме­ще­ние. При­чём как раз то­гда сто­рож на­хо­дил­ся на боль­нич­ном, а сиг­на­ли­за­ция не ра­бо­та­ла.

Про­ект му­зея-усадь­бы «Со­фья Ко­ва­лев­ская. Жизнь и судь­ба» по­пал в про­грам­му ФИСПа (Фонд ин­ве­сти­ци­он­ных стро­и­тель­ных про­ек­тов) «Ма­лые ок­на», ко­то­рую фи­нан­си­ру­ет Все­мир­ный банк в Нью-Йор­ке. По­сле за­вер­ше­ния ре­став­ра­ции глав­но­го до­ма банк вы­де­лит му­зею 500 ты­сяч дол­ла­ров. Эти день­ги пойдут на уста­нов­ку ограж­де­ния во­круг тер­ри­то­рии, на по­стро­е­ние экс­по­зи­ции, по­куп­ку и уста­нов­ку обо­ру­до­ва­ния.

Спра­вед­ли­во­сти ра­ди на­до ска­зать, что это­му до­му ре­ши­тель­но не вез­ло ещё с до­ре­во­лю­ци­он­ных вре­мён. По­сле то­го как Фё­дор Ко­р­вин-Кру­ков­ский, млад­ший брат Со­фьи Ковалевской, про­иг­рал его вме­сте со всем име­ни­ем в кар­ты, он сме­нил мно- же­ство вла­дель­цев. Воз­мож­но, это и при­ве­ло к упад­ку и по­сте­пен­но­му раз­ру­ше­нию усадь­бы.

«ПРЕЛЕСТЬ ЗАПУСТЕНИЯ»

«Мы подъ­ез­жа­ем к бар­ско­му до­му, по­стро­ен­но­му во вку­се бар­ских до­мов 1830-1840-х го­дов, с баш­ней, ши­ро­ки­ми кры­лья­ми фли­ге­лей; дом этот как бы при­ни­ма­ет го­стя в свои объ­я­тия. Вхо­дим, но… где же объ­я­тия до­ма, где его ле­вое кры­ло - фли­гель, неко­гда ме­сто­жи­тель­ство сте­пен­но­го, пре­крас­но зна­ю­ще­го своё де­ло, вполне об­раз­цо­во­го до­маш­не­го на­став­ни­ка-гу­вер­нё­ра? Там же и те­атр был. Фли­гель сло­ман! В ле­вом - служ­бы, но увы, вме­сто быв­шей здесь чи­сто­ты - грязь, би­тые стёк­ла, вы­ли­тые под ок­на­ми по­мои…

Ско­рее в парк! Что за прелесть в его за­пу­сте­нии: вот раз­ва­ли­ны теп­лиц, жал­кие остат­ки фрук­то­во­го са­да: пер­си­ки, аб­ри­ко­сы, чуд­ные виш­ни, всё это сла­ви­лось неко­гда в По­ли­бине. Те­перь гру­ды му­со­ра на ме­сте теп­лиц», - со­кру­шал­ся в 1890 го­ду из­вест­ный рус­ский исто­рик Ми­ха­ил Се­мев­ский.

А по­сле ре­во­лю­ции усадь­ба и осо­бен­но парк про­дол­жи­ли раз­ру­шать­ся ещё бо­лее стре­ми­тель­но. Так что дет­дом, за­няв­ший в 1920 го­ду быв­ший гос­под­ский дом, уже че­рез 4 го­да был вы­нуж­ден вы­ехать от­ту­да. По­то­му что зда­ние бы­ло в та­ком со­сто­я­нии, что жить там ста­ло невоз­мож­но.

При­мер­но в та­ком со­сто­я­нии он до­стал­ся бо­лее 30 лет на­зад и му­зей­щи­кам. Впро­чем, они не уны­ва­ют. И да­же раз­ве­си­ли в по­лу­о­т­ре­ста­ври­ро­ван­ном зда­нии кар­тин­ки, на ко­то­рых мож­но уви­деть, как бу­дут вы­гля­деть му­зей­ные за­лы по окон­ча­нии всех ра­бот.

А ос­но­ва­ния для оп­ти­миз­ма у них есть хо­тя бы по­то­му, что му­зей вос­тре­бо­ван. Здесь ча­сто бывают по­се­ти­те­ли, осо­бен­но ле­том. Кто-то при­ез­жа­ет сю­да спе­ци­аль­но, кто-то ре­ша­ет по­се­тить это ме­сто спон­тан­но - про­ез­жая ми­мо и слу­чай­но уви­дев у до­ро­ги ука­за­тель. Зна­чит, есть на­деж­да, что и го­су­дар­ство вспом­нит о нём.

Кста­ти го­во­ря, мест­ные ста­ро­жи­лы уве­ре­ны на все сто про­цен­тов, что в стене огром­но­го под­ва­ла в до­ме замурован клад. Как знать, вдруг его удаст­ся об­на­ру­жить при даль­ней­ших ре­став­ра­ци­он­ных ра­бо­тах?

ГО­ВО­РЯТ, В ПОДВАЛЕ ЗАМУРОВАН КЛАД.

Ти­раж 9 730 экз.

Фо­то ав­то­ра

Это­му до­му не вез­ло ед­ва ли не с мо­мен­та по­строй­ки.

Фо­то ав­то­ра

В му­зее есть ве­щи, при­над­ле­жав­щие ве­ли­ко­му ма­те­ма­ти­ку.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.