КОПАТЬ НЕЛЬ­ЗЯ ЗА­СЫ­ПАТЬ

AiF Pskov - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Оль­га МИРОНОВИЧ

В ПЯТ­НИ­ЦУ В ПСКОВСКОМ КРЕМЛЕ СО­СТО­Я­ЛОСЬ НЕОБЫЧНОЕ «ЗА­СЕ­ДА­НИЕ» НА­УЧ­НО-МЕТОДИЧЕСКОГО И ЭКСПЕРТНОГО СО­ВЕ­ТА ПРИ ГО­СУ­ДАР­СТВЕН­НОМ КО­МИ­ТЕ­ТЕ ПС­КОВ­СКОЙ ОБ­ЛА­СТИ ПО ОХРАНЕ ОБЪ­ЕК­ТОВ КУЛЬ­ТУР­НО­ГО НА­СЛЕ­ДИЯ.

Об­ще­ствен­ные экс­пер­ты (ар­хи­тек­то­ры и реставраторы) при­шли по­смот­реть, что псков­ские ар­хео­ло­ги на­ко­па­ли в рам­ках про­ек­та крем­лёв­ской ре­став­ра­ции к Ган­зей­ским дням 2019 го­да. И по хо­ду де­ла са­ми сде­ла­ли кое-ка­кие от­кры­тия.

БЫЛ ЗАХАБ, СТАЛ ЗАХАБЕНЬ

На­пом­ним, тен­дер на про­ек­ти­ро­ва­ние ре­став­ра­ци­он­ных ра­бот в Псковском кремле вы­иг­ра­ла стро­и­тель­ная фир­ма «Ка­рат» из Кур­га­на. Вы­иг­ра­ла про­сто по­то­му, что за­ни­зи­ла пер­во­на­чаль­ную це­ну кон­трак­та на 40 %. С тех пор кур­ган­ские «реставраторы» ста­ра­ют­ся сво­им псков­ским «кол­ле­гам» на гла­за не по­ка­зы­вать­ся. Вот и на этот раз они на «за­се­да­ние» на­уч­но-методического со­ве­та не при­шли, хоть их и жда­ли. По­это­му Ма­ри­на КУЛАКОВА, ди­рек­тор Ар­хео­ло­ги­че­ско­го цен­тра Пс­ков­ской об­ла­сти, сра­зу пре­ду­пре­ди­ла, что в со­сто­я­нии от­ве­тить да­ле­ко не на все во­про­сы, по­сколь­ку ар­хео­ло­гам не вполне по­нят­но, что имел в ви­ду про­ек­ти­ров­щик.

Всё бо­лее или ме­нее яс­но толь­ко с при­чи­ной рас­ко­пок в так на­зы­ва­е­мом Смер­дьем за­ха­бе возле Дов­мон­то­вой баш­ни. С тех са­мых пор, как в 50-е го­ды про­шло­го ве­ка его вскры­ли экс­ка­ва­то­ром, до­рас­ко­пать это ме­сто меч­та­ли не толь­ко ар­хео­ло­ги.

В ре­зуль­та­те они при­шли к вы­во­ду, что ни­ка­ко­го вто­ро­го за­ха­ба в уже при­выч­ном пско­ви­чам по­ни­ма­нии возле Смер­дьих во­рот не бы­ло. Стена, ко­то­рую их пред­ше­ствен­ни­ки при­ня­ли за сте­ну за­ха­ба, ока­за­лась сте­ной па­лат XVII-XVIII ве­ка - по-ви­ди­мо­му, ар­хи­ерей­ских.

«В со­об­ще­нии пс­ков­ской ле­то­пи­си о стро­и­тель­стве это­го пряс­ла есть сло­во «захабень», - объ­яс­ня­ет Еле­на САЛМИНА, ру­ко­во­ди­тель рас­ко­па «Кремль-3» . - Оно мо­жет озна­чать «тес­ное, неудоб­ное ме­сто», «угол», «ту­пик», «мыс», что-то ещё… Смер­дьи во­ро­та на этом ме­сте бы­ли, но они не обя­за­ны бы­ли ве­сти в захаб, они мог­ли ве­сти в этот са­мый «захабень».

Не все ока­за­лись го­то­вы вот так сра­зу рас­про­щать­ся с ми­фом о Смер­дьем за­ха­бе, но, в лю­бом слу­чае, со­шлись на том, что стро­ить за­ха­бы име­ло смысл толь­ко в до­ог­не­стрель­ную эпо- ху, а стена, о ко­то­рой идёт речь, бы­ла воз­ве­де­на поз­же и, по всей ви­ди­мо­сти, для ад­ми­ни­стра­тив­но-хо­зяй­ствен­ных нужд. Да и на плане 1740 го­да в этом ме­сте зна­чат­ся ар­хи­ерей­ские па­ла­ты.

Па­ла­ты па­ла­та­ми, но ар­хи­тек­тор-ре­став­ра­тор Вла­ди­мир НИКИТИН тут же угля­дел в них бой­ни­цу, из ко­то­рой про­стре­ли­ва­лось то са­мое ме­сто, где долж­ны бы­ли на­хо­дить­ся Смер­дьи во­ро­та. Ар­хео­ло­ги её яв­но не за­ме­ти­ли. В об­щем, ока­за­лось, что да­же умуд­рён­ным опы­том псков­ским спе­ци­а­ли­стам есть в чём друг дру­га по­пра­вить (Вла­ди­мир Никитин да­же взял­ся на об­ще­ствен­ных на­ча­лах по­мочь ар­хео­ло­гам узреть в све­же­вы­ры­том рас­ко­пе то, что способен уви­деть лишь ар­хи­тек­тор). Что уж го­во­рить про стро­и­те­лей из кур­ган­ско­го «Ка­ра­та» (они яв­но не по­ни­ма­ли, во что ввя­зы­ва­ют­ся).

Но про­бле­ма не в этом. Са­мый на­сущ­ный сей­час во­прос: что де­лать с на­по­ло­ви­ну рас­ко­пан­ны­ми ар­хи­ерей­ски­ми па­ла­та­ми. Пер­вая ре­ак­ция на­уч­но-методического со­ве­та: рас­ка­пы­вать даль­ше!

Но псков­ские ар­хео­ло­ги уже и так вме­сто преду­смот­рен­ных про­ек­том 140 квад­рат­ных мет­ров рас­ко­па­ли в Смер­дьем за­ха­бе 200 (всё «лиш­нее» - за свой счёт). Как объ­яс­ни­ла Еле­на ЯКОВЛЕВА, ру­ко­во­ди­тель гос­ко­ми­те­та по охране объ­ек­тов куль­тур­но­го на­сле­дия, преду­смот­рен­ные на ар­хео­ло­ги­че­ские ис­сле­до­ва­ния в кремле день­ги фак­ти­че­ски осво­е­ны. Кста­ти, в дан­ном кон­крет­ном слу­чае про­ек­ти­ров­щи­ку не уда­лось умень­шить пер­во­на­чаль­ную сме­ту на

СТЕНА НЕПОНИМАНИЯ ОКА­ЗА­ЛАСЬ АРХИЕРЕЙСКОЙ.

40 %: ар­хео­ло­ги от­би­ли у «Ка­ра­та» за­ло­жен­ную в ми­ни­стер­ской за­яв­ке сум­му. Но да­же в пол­ном объ­ё­ме этих де­нег слиш­ком ма­ло для то­го, что­бы про­во­дить в Кремле пол­но­мас­штаб­ные ар­хео­ло­ги­че­ские ис­сле­до­ва­ния. Да про­ект и не пред­по­ла­гал оных.

«Го­во­рить о рас­ши­ре­нии рас­ко­па не сто­ит», - охла­ди­ла пыл на­уч­но-методического со­ве­та Еле­на Яковлева. По её сло­вам, по­зи­ция ми­ни­стер­ства в этом слу­чае со­от­вет­ству­ет меж­ду­на­род­ным прин­ци­пам: ар­хео­ло­ги­че­ский объ­ект под­ле­жит ос­но­ва­тель­но­му изу­че­нию толь­ко в ис­клю­чи­тель­ных слу­ча­ях, по­то­му что его со­хра­не­ние важ­нее изу­че­ния.

То­гда чле­ны на­уч­но-методического со­ве­та за­бес­по­ко­и­лись, как со­хра­нить об­ра­зо­вав­ший­ся рас­коп. За­сы­пать пес­ком за­но­во? На­крыть за­щи­ща­ю­щим от сне­га и до­ждя на­ве­сом?

По мне­нию боль­шин­ства, это го­то­вая пло­щад­ка для экс­кур­си­он­но­го по­ка­за. На­до толь­ко при­ду­мать, как её за­кон­сер­ви­ро­вать и как обес­пе­чить к ней до­ступ ту­ри­стов, в том чис­ле ма­ло­по­движ­ных.

В лю­бом слу­чае ре­шать эту про­бле­му при­дёт­ся про­ек­ти­ров­щи­кам из Кур­га­на, ко­то­рые по­ка да­же не де­ла­ют вид, что им важ­но мне­ние псков­ско­го арх­со­об­ще­ства. Оста­ёт­ся на­де­ять­ся на обе­щан­ную гу­бер­на­то­ром экс­пер­ти­зу про­ек­та ре­став­ра­ции Псков­ско­го крем­ля в Мин­куль­те.

Де­ло-то за­те­ва­ет­ся для пско­ви­чей АРХИ­важ­ное, хо­тя псков­ские ар­хи… и ар­хе…, так уж по­лу­чи­лось, до­пу­ще­ны к нему по­столь­ку-по­сколь­ку.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.