ПАЖ В ОБ­РА­ЗЕ ТУШЁНКИ

AiF Pskov - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Оль­га МИРОНОВИЧ

18 НО­ЯБ­РЯ СЧИ­ТА­ЕТ­СЯ В РОССИИ ДНЁМ РОЖ­ДЕ­НИЯ ДЕ­ДА МО­РО­ЗА. ПО ТА­КО­МУ СЛУ­ЧАЮ МЫ ПРИ­ГЛА­СИ­ЛИ В РЕ­ДАК­ЦИЮ ГЛАВ­НО­ГО ПСКОВ­СКО­ГО ДЕ­ДА МО­РО­ЗА, ПО­БЕ­ДИ­ТЕ­ЛЯ ВСЕ­РОС­СИЙ­СКИХ ДЕДМОРОЗОВСКИХ КОН­КУР­СОВ АЛЕК­САНДРА МИ­НИ­НА И ПОЩУПАЛИ, ЧТО ТАМ У НЕГО «ПОД ШУБОЙ».

ЖИЗНЬ МОЯ ЖЕСТЯНКА

- В сво­бод­ное от Но­во­го го­да вре­мя вы кем ра­бо­та­е­те?

- Де­дом Мо­ро­зом. И ле­том, и зи­мой. На­при­мер, в июне при­е­хал в Алу­шту. Ду­мал: ну там­то уж ме­ня ни­кто не узна­ет. И вдруг од­на де­воч­ка как за­кри­чит: «Ма­ма, ма­ма, это же наш Дед Мо­роз!» - Чис­ли­тесь-то вы кем? - Я сво­бод­ный ре­жис­сёр. Ра­бо­таю по до­го­во­ру с та­ки­ми учре­жде­ни­я­ми и ве­дом­ства­ми, как, на­при­мер, об­ласт­ной и го­род­ской ко­ми­те­ты по куль­ту­ре, ГКЦ, Дом офи­це­ров, Центр на­род­но­го твор­че­ства…

- Зна­чит, Дед Мо­роз у нас «ИП»? - Так и есть. - А ко­го вам ещё до­во­ди­лось иг­рать, кро­ме Де­да Мо­ро­за?

- На­при­мер, ко­гда мы ез­ди­ли в Моск­ву на фе­сти­валь мо­ло­дё­жи и сту­ден­тов, на­шим спон­со­ром был мя­со­ком­би­нат. По­это­му мне при­шлось весь день де­фи­ли­ро­вать по пе­ри­мет­ру ВДНХ в об­ра­зе сви­ной тушёнки, оде­тым в же­стя­ную бан­ку, ко­то­рую я но­сил на лям­ке че­рез пле­чо.

- А ка­ко­во это - и в пир, и в мир хо­дить в шу­бе до пят?

- Я ещё ко­гда это всё на­де­ваю - уже не хо­чу ни к ка­ким де­тям вы­хо­дить. Един­ствен­ное ме­сто, где мне хо­ро­шо, - это гу­бер­на­тор­ская ёл­ка в Ле­до­вом двор­це. Ес­ли бы не её последствия. Я же по сце­на­рию дол­жен вы­хо­дить там в са­мом кон­це всего на 10 ми­нут. А по­лу­ча­ет­ся не на де­сять, по­то­му что по­том три ты­ся­чи при­гла­шён­ных на эту ёл­ку де­тей со мной по оче­ре­ди фо­то­гра­фи­ру­ют­ся.

- Кри­чи­те «ёлоч­ка, за­жгись!»?

- На гу­бер­на­тор­ской - нет. Там всё уже за­ра­нее элек­три­фи­ци­ро­ва­но. Но за­то я каж­дый год за­жи­гаю глав­ную го­род­скую ёл­ку. Как толь­ко её уста­но­вят и на­ря­дят - сра­зу зо­вут ме­ня.

- Рас­ска­жи­те, как вы ста­ли са­мым глав­ным Де­дом Мо­ро­зом не толь­ко в Пс­ко­ве, а в стране.

- Это бы­ло в 2000 го­ду. То­гда в Ка­ре­лии при­ду­ма­ли от­ме­чать 1 де­каб­ря день рож­де­ния та­мош­не­го зим­не­го ге­роя, его зо­вут Пак­кой­нен, и устра­и­вать по та­ко­му слу­чаю иг­ри­ща. Я по­че­му-то ре­шил: по­еду.

Толь­ко где взять ко­стюм? По­шёл в ко­стю­мер­ную ра­дио­за­во­да - мне там из двух шуб кое-как со­стря­па­ли од­ну, да и то ко­рот­ко­ва­та коль­чуж­ка ока­за­лась. Ва­ле­нок на мой 51-й раз­мер но­ги ни у ко­го не на­шлось. То­гда ху­дож­ник ГКЦ разыс­кал где-то в под­ва­ле огром­ные ди­элек­три­че­ские бо­ты и за ночь рас­пи­сал их нит­ро­к­ра- ской под хох­ло­му. Бо­ро­ду мне в До­ме пи­о­не­ров да­ли. При­мер­но как у Ста­ри­ка Хот­та­бы­ча.

При­е­хал я в Оло­нец и увидел, что я там са­мый за­мух­ры­шеч­ный Дед Мо­роз, не пой­ми из ка­кой сказ­ки вы­лез. Мне да­же не за се­бя ста­ло стыд­но, а за Пс­ков.

Я НЕ ВОЛ­ШЕБ­НИК, Я ТОЛЬ­КО УЧУСЬ

И на­ча­лось. Пять дней все­воз­мож­ных со­стя­за­ний.

На­при­мер, ин­тел­лек­ту­аль­ный кон­курс. А там во­про­сы вро­де та­ко­го: как на­чи­на­ет­ся чет­вёр­тый куп­лет пе­сен­ки «В ле­су ро­ди­лась ёлоч­ка»? Не все ж зна­ют, что там та­кие сло­ва: «Чу, снег по ле­су ча­сто­му…»

- Вы зна­ли?

- Ко­неч­но! Я блес­нул ин­тел­лек­том. Я же как раз в том го­ду ин­сти­тут куль­ту­ры окон­чил. - Ка­кое от­де­ле­ние? - Ре­жис­су­ры. Сна­ча­ла-то я во ВГИК по­сту­пал, ещё ко­гда во Всероссийском дет­ском центре «Ор­лё­нок» ра­бо­тал. Но два бал­ла недо­брал.

- А кем вы в «Ор­лён­ке» ра­бо­та­ли?

- Сра­зу после ар­мии - во­жа­тым, по­том в ме­то­ди­че­ском объединении, по­том ху­до­же­ствен­ным ру­ко­во­ди­те­лем дру­жи­ны и, на­ко­нец, ре­жис­сё­ром цен­тра.

- А после сра­зу на­ча­ли дед­мо­ро­зить? - Нет, дед­мо­ро­зить я на­чал в Олон­це - на том са­мом кон­кур­се.

- А до это­го ко­го­ни­будь иг­ра­ли?

- Мы в «Ор­лён­ке» ста­ви­ли во­жат­ские спектакли. До­пу­стим, «Зо­луш­ку». Как вы ду­ма­е­те, ко­го я там иг­рал? Маль­чи­ка-па­жа! У ме­ня бы­ли та­кие кра­си­вые шта­ниш­ки с обо­роч­кой, я вы­хо­дил к Зо­луш­ке в све­те про­жек­то­ров и го­во­рил: «Я не вол­шеб­ник, я толь­ко учусь…»

- Ни­че­го се­бе Маль­чик-паж в ко­го вы­рос… И чем же вы по­ко­ри­ли жю­ри все­рос­сий­ско­го дед­мо­ро­зов­ско­го конкурса?

- Мне ска­за­ли: «Вы очень при­коль­ный Дед Мо­роз. По­ни­ма­е­те, шуба ведь не глав­ное. Нам на­до бы­ло уви­деть, что под шубой».

На вок­за­ле в Пс­ко­ве ме­ня встре­чал Иван Его­ро­вич Ка­ли­нин, цар­ствие ему небес­ное. Он ни­че­го не знал о ре­зуль­та­тах конкурса и ехид­но спра­ши­ва­ет: «Ну как, не под­вёл?» А я с со­бой ка­рель­скую га­зе­ту при­вёз, по­это­му он сра­зу из­ме­нил­ся в ли­це и уже на сле­ду­ю­щий день со­звал пресс-кон­фе­рен­цию. А ещё че­рез три го­да ме­ня при­гла­си­ли на тор­же­ствен­ный при­ём к гу­бер­на­то­ру, тот вру­чил мне Пс­ков­скую эн­цик­ло­пе­дию, где и про ме­ня на­пи­са­но, и ска­зал что-то вро­де: «Теперь твоё имя уве­ко­ве­че­но, мо­жешь боль­ше не ра­бо­тать».

- А в Ве­ли­кий Устюг, на ро­ди­ну Де­да Мо­ро­за, вас не при­гла­ша­ли?

- Ме­ня сра­зу при­гла­си­ли на Крем­лёв­скую ёл­ку. Толь­ко ска­за­ли, что с ко­стю­мом «на­до что-то при­ду­мать». То­гда мэр Ми­ха­ил Хо­ро­нен ве­лел сшить мне но­вый ко­стюм, чего бы это ни сто­и­ло. - И сколь­ко это сто­и­ло? - Сто ты­сяч. Ши­ли це­лый год. Бо­ро­ду я се­бе на яр­мар­ке в Фин­лян­дии ку­пил - из шер­сти бе­ло­го буй­во­ла. Ме­шок мне в Тал­лине по­да­ри­ли. По­это­му ко­гда я на сле­ду­ю­щий год в но­вом ко­стю­ме в Оло­нец при­е­хал, там все ах­ну­ли.

- Вас на Но­вый год к ре­бён­ку мож­но при­гла­сить или вы слиш­ком важ­ная пти­ца?

- Ко­неч­но мож­но. Кста­ти, я 7 ян­ва­ря бу­ду на ёл­ке в Дет­ском пар­ке - при­хо­ди­те.

- А ко­гда у де­дов мо­ро­зов но­во­год­няя стра­да на­чи­на­ет­ся?

- После 16 де­каб­ря. Но в Пс­ко­ве ме­ня не ищи­те. Я уже тре­тий год под­ряд уез­жаю на Но­вый год в Ве­ли­кие Лу­ки. Очень мне этот го­род на­чал нра­вить­ся. Лю­ди там, зна­е­те ли, при­ят­ные та­кие. С та­ким ра­ду­ши­ем ме­ня при­ни­ма­ют… Пс­ков­ские уже не так. Мо­жет, по­то­му что я им на­до­ел…

МЫ ЧУ­ЖИЕ НА ЭТОМ ПРАЗДНИКЕ

- Мо­жет, по­то­му что об­ни­ща­ли и уже не так ча­сто зо­вут на кор­по­ра­ти­вы? А Ве­ли­кие Лу­ки всё-та­ки про­мыш­лен­ная сто­ли­ца, там на­род по­бо­га­че…

- Не в этом де­ло. Про­сто я зад­ру­жил­ся с та­мош­ним ко­ми­те­том по куль­ту­ре. - Мы вас теряем? - И хо­ро­шо. Пс­ков дол­жен по мне со­ску­чить­ся. И я дол­жен по нему со­ску­чить­ся!

- Зна­чит, в Пс­ко­ве празд­ни­ка бу­дет мень­ше…

- В Пс­ко­ве, как мне ка­жет­ся, во­об­ще ста­ло скуч­нее. Ес­ли рань­ше мы уже в ян­ва­ре зна­ли, кто что го­то­вит на День го­ро­да, то теперь ме­ня при­гла­ша­ют на орг­ко­ми­тет по Дню го­ро­да за ме­сяц до празд­ни­ка. По­нят­но, что в та­кой спеш­ке ни­ка­ких кар­ди­наль­но но­вых про­грамм не при­ду­ма­ешь. Вдох­но­вить­ся неко­гда, всё слиш­ком тех­нич­но. Я в этом го­ду был на Днях го­ро­да в Ве­ли­ких Лу­ках - вот там я увидел и ка­че­ство, и раз­мах, как на празд­но­ва­нии 850-ле­тия Моск­вы.

- Кри­зис по ва­шей про­фес­сии уда­рил?

- Ни­чуть. Вз­ра­щи­ваю но­вое дед­мо­ро­зов­ское по­ко­ле­ние од­но­му уже не упра­вить­ся.

ПА­ПА ДЕ­ДУШ­КИ

- В ва­шем де­ле что глав­ное? - Дед Мо­роз дол­жен быть до­брю­щий. И очень на­ход­чи­вый. По­то­му что ему на­до от­ве­чать на ка­верз­ные дет­ские во­про­сы. Де­ти же ме­ня по­сто­ян­но про­ве­ря­ют. Они хо­тят убе­дить­ся, что пе­ред ни­ми не дядь­ка с бо­ро­дой на ве­рё­воч­ке, а на­сто­я­щий Дед Мо­роз.

- Ва­ши соб­ствен­ные де­ти ве­рят в Де­да Мо­ро­за?

- У ме­ня сын. Ему ско­ро 14, он в про­шлом го­ду сам в Оло­нец Де­дом Мо­ро­зом ез­дил. А ко­гда ему бы­ло три го­да, всем так и го­во­рил, что его па­па - «мо­ёз».

- Па­па Де­да Мо­ро­за - это что-то но­вень­кое…

- Ага, недав­но по­зво­ни­ли: «Алек­сандр, у вас та­кой го­лос, вы нам по­мин­ки не про­ве­дё­те?» Ска­зал, что не го­тов.

Вот сей­час при­ду­мал сле­ду­ю­щим ле­том про­ве­сти в Псков­ской об­ла­сти фе­сти­валь для та­ких же, как я, боль­ных диа­бе­том. Мы хо­тим объ­еди­нить лю­дей в боль­шой ла­герь и при­ду­мать для них ин­те­рес­ную про­грам­му. На всю Рос­сию по­ка за­ма­хи­вать­ся не бу­дем, сде­ла­ем для на­ча­ла хо­тя бы в рам­ках Се­ве­ро-за­па­да. - Вам не тес­но­ва­то в Пс­ко­ве? - В по­след­нее вре­мя я слег­ка по­тол­стел - так что и прав­да тес­но­ва­то. По­это­му Ве­ли­кие Лу­ки. Там сво­бод­нее ды­шит­ся.

- А на фе­де­раль­ный уро­вень не хо­ти­те вый­ти?

- Нет, я где ро­дил­ся - там и при­го­дил­ся. Мне, как Есе­ни­ну, «не на­до рая, дай­те ро­ди­ну мою!» Ну не об­ра­ща­ет на нас пс­ков­ская власть вни­ма­ния - и не на­до. Бу­дем са­ми се­бе устра­и­вать празд­ни­ки, де­лать куль­ту­ру без на­чаль­ни­ков.

«В МО­ЁМ ДЕ­ЛЕ ГЛАВ­НОЕ НЕ ШУБА, А ЧТО ПОД ШУБОЙ».

Фо­то film.ru

К Дню рож­де­ния Де­да Мо­ро­за пс­ков­ская по­го­да рас­ста­ра­лась. Теп­ло ли вам?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.