ВЫМОРОЧЕННАЯ ДО­ЛЯ

Как жить, ко­гда жить не хо­чет­ся?

AiF Pskov - - ПСКОВ ПОДРОБНОСТИ - Ири­на КАПЛАН

КОР­РЕ­СПОН­ДЕНТ «АИФ ПС­КОВ» ОТ­ПРА­ВИЛ­СЯ В ДЕ­РЕВ­НЮ МОРИНО ДНОВСКОГО РАЙНА, ЧТО­БЫ ПОД­ДЕР­ЖАТЬ СЕ­МЬЮ, КО­ТО­РАЯ ПО­ТЕ­РЯ­ЛА РЕ­БЁН­КА НА ПО­ЖА­РЕ.

Ис­то­рия Кри­сти­ны Кри­гер и её граж­дан­ско­го му­жа Алек­сандра Пет­ро­ва, жизнь ко­то­рых рухнула в од­но­ча­стье, по­тряс­ла на­ших чи­та­те­лей. Две неде­ли доб­ро­сер­деч­ные лю­ди при­но­си­ли огром­ные тю­ки с ве­ща­ми в редакцию, зво­ни­ли, рас­спра­ши­ва­ли о со­сто­я­нии стар­ше­го Ан­дрю­ши, ко­то­ро­го на вер­то­лё­те са­на­виа­ции увез­ли в боль­ни­цу Санкт-пе­тер­бур­га, и пла­ка­ли.

В редакцию при­хо­ди­ли и те, ко­му это сто­и­ло неве­ро­ят­ных уси­лий. Но же­ла­ние по­мочь бы­ло слиш­ком ве­ли­ко. 90-лет­няя Ва­лен­ти­на Ива­нов­на Пи­на­е­ва с тру­дом под­ня­лась на тре­тий этаж. Не смог­ла сдер­жать слёз: «Я так пла­ка­ла по Ан­дрю­ше!» Она пе­ре­да­ла день­ги для по­го­рель­цев, а её внуч­ка - ве­щи.

Бук­валь­но за две неде­ли бла­го­да­ря нерав­но­душ­ным пско­ви­чам со­бра­лась це­лая го­ра па­ке­тов с дет­ской, жен­ской и муж­ской одеж­дой, по­су­дой, бе­льём, ко­то­рую мы при­вез­ли в Морино 7 фев­ра­ля.

МАКСИМКА ЗОВЁТ

Сей­час Кри­сти­на с му­жем жи­вут в ста­ром до­ме его ба­буш­ки, в 30 ми­ну­тах ходь­бы от де­рев­ни. Мы хо­те­ли при­вез­ти ве­щи ту­да - не по­лу­чи­лось. До­ро­га на­столь­ко раз­би­та, что про­ехать мож­но толь­ко на трак­то­ре. По­это­му по­ка всё сло­жи­ли в ба­ню ря­дом со сго­рев­шим до­мом.

Кри­сти­на сто­ит там, где ещё не­дав­но был её кров, а те­перь - сго­рев­ший остов, и рас­те­рян­но бла­го­да­рит: за нерав­но­ду­шие, за под­держ­ку, за день­ги, ко­то­рые две неде­ли при­хо­ди­ли на кар­точ­ку му­жа.

«При­сы­ла­ли по 50, по 100 руб­лей. За всё вре­мя на­ко­пи­лось уже 19 ты­сяч». По­мог­ли и мест­ные вла­сти - вы­де­ли­ли 20 ты­сяч руб­лей. Спра­ши­ва­ем, а что со­се­ди, то­же по­мо­га­ют?

«Толь­ко па­ра че­ло­век. Осталь- ные осуж­да­ют. Го­во­рят, ви­но­ва­ты в том, что не смог­ли спа­сти Мак­сим­ку, что муж сто­ял, смот­рел и ни­че­го не сде­лал», - го­лос Кри­сти­ны дро­жит. Сто­я­щий ря­дом су­пруг нерв­но за­ку­ри­ва­ет: «Да как, как они мо­гут так го­во­рить? У ме­ня ру­ка, курт­ка бы­ла со­жже­на. Мы сде­ла­ли всё, что мог­ли!» И всё рав­но - осуж­да­ют. И как лег­ко сло­мать­ся, ко­гда нет под­держ­ки! Ко­гда слу­чай­ность от­би­ра­ет всё, что бы­ло до­ро­го, ко­гда те­ря­ешь 4-лет­не­го ре­бён­ка, ко­гда дру­гой, 6-лет­ний, по­лу­ча­ет 65 % ожо­гов.

Но Кри­сти­на ста­ра­ет­ся бод­рить­ся. «Дер­жать ли­цо» по­лу­ча­ет­ся не­дол­го. На во­прос, как ей уда­ёт­ся быть силь­ной, дол­го мол­чит, опу­стив гла­за. При­зна­ёт­ся, что по­сле тра­ге­дии ста­ла му­чить­ся кош­ма­ра­ми и бес­сон­ни­цей. Пла­чет: «По­чти каж­дую ночь я слы­шу, как ме­ня зовёт Максимка. Я не мо­гу спать, про­сы­па­юсь и ду­маю о нём».

ОСТА­ЁТ­СЯ МО­ЛИТЬ­СЯ

Кри­сти­на опла­ки­ва­ет сы­на по но­чам, а днём у неё дру­гие за­бо­ты. На­до ду­мать о том, ку­да при­вез­ти Ан­дрю­шу, ко­гда он по­пра­вит­ся. Жен­щи­на оста­лась без жи­лья. Сей­час пы­та­ет­ся вос­ста­но­вить до­ку­мен­ты, что­бы устро­ить­ся на ра­бо­ту в мест­ный ин­тер­нат. Про­бле­ма в том, что жи­льё она мо­жет по­лу­чить толь­ко по ме­сту про­пис­ки, в Пе­чо­рах. Для это­го на­до встать в оче­редь. В ма­лень­кой пе­чор­ской квар­тир­ке кро­ме неё про­пи­са­ны ещё трое бра­тьев и сест­ра. В Морино про­пи­сать­ся не успе­ла. Но она не ве­рит, что мо­жет что-то по­лу­чить от го­су­дар­ства: «Мой брат уже несколь­ко лет сто­ит в оче­ре­ди и до сих пор 600-й. Да и нра­вит­ся мне здесь. Я де­ре­вен­ская, люб­лю тишину, спо­кой­ствие, в зем­ле ко­пать­ся. У нас и ого­род был, и де­тей я при­уча­ла что-то де­лать, мне по­мо­гать. Им нра­ви­лось, осо­бен­но Мак­сим­ке. А те­перь…»

Те­перь глав­ное - Ан­дрю­ши­но здо­ро­вье. Вра­чи да­ют неуте­ши­тель­ные про­гно­зы. Ещё неиз­вест­но, по­стра­дал ли го­лов­ной мозг. Маль­чик мо­жет остать­ся глу­бо­ким ин­ва­ли­дом, и ему пред­сто­ит дол­гая и тя­жё­лая ре­а­би­ли­та­ция. По­ка у него 10 % глу­бо­ких ожо­гов. Он на­хо­дит­ся в ожо­го­вом от­де­ле­нии Дет­ской го­род­ской боль­ни­цы № 1 в Санкт-пе­тер­бур­ге в тя­жё­лом со­сто­я­нии. «Я съез­ди­ла в Пе­чер­ский мо­на­стырь и по­ста­ви­ла свеч­ку за здо­ро­вье Ан­дрю­ши. А не­дав­но узна­ла, что он оч­нул­ся! - де­лит­ся мать. - Те­перь он мо­жет нор­маль­но есть, а не че­рез тру­боч­ку».

На­до от­дать долж­ное рай­он­ной ад­ми­ни­стра­ции, ко­то­рая под­дер­жа­ла се­мью и ре­гу­ляр­но узна­ёт о со­сто­я­нии Ан­дрю­ши.

«Не­дав­но я со­зва­ни­ва­лась с вра­чом. Ска­зал, что по­мощь по­ка не тре­бу­ет­ся, - рас­ска­за­ла Ма­ри­на КАР­ПО­ВА, за­ме­сти­тель гла­вы Дновского рай­о­на. - Яс­но толь­ко, что по­тре­бу­ет­ся дли­тель­ное вос­ста­нов­ле­ние, по­это­му бу­дем смот­реть по си­ту­а­ции».

АНДРЮША УЖЕ МО­ЖЕТ НОР­МАЛЬ­НО ЕСТЬ.

Фо­то ав­то­ра

Чи­та­те­ли «Ар­гу­мен­тов и фак­тов - Пс­ков» две неде­ли со­би­ра­ли ве­щи для се­мьи по­го­рель­цев.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.