У НЕМ­ЦЕВ ШИНЕЛИ ПО РУС­СКОЙ МЕТЕЛИ

КУЛЬТУРНЫЙ ШОК НА ПМЖ РУС­СКИЕ ЖЕН­ЩИ­НЫ

AiF Pskov - - ПСКОВ ПОДРОБНОСТИ -

ТРИ ГО­ДА ЖИЗ­НИ В СТО­ЛИ­ЦЕ РЕ­ГИ­О­НА И БОЛЬ­ШЕ ДЕ­СЯ­ТИ - ПО МАРШРУТУ ПС­КОВ-НОЙС - СО­ЛИД­НЫЙ ВРЕ­МЕН­НОЙ ПРОМЕЖУТОК, КО­ГДА МОЖ­НО И ПОРАССУЖДАТЬ О ГО­РО­ДЕ, КО­ТО­РЫЙ, НЕ ПОБОЮСЬ ВЫСОКОПАРНОСТИ, СТА­НО­ВИТ­СЯ ПО­ЧТИ РОДНЫМ. ОБ ЭТОМ И НЕ ТОЛЬ­КО РАС­СКА­ЗАЛ НЕМЕЦ­КИЙ ПСКОВИЧ ХАРАЛЬД ПЕТЕР БЕШОТЕН.

- Харальд, преж­де чем спро­сить, как вам го­род­ские пе­ре­ме­ны дли­ною в 15 лет, ска­жи­те, как во­об­ще всё за­кру­ти­лось?

- Всё на­ча­лось с то­го, как моя дочь Май­ке, вер­нув­шись из шко­лы, со­об­щи­ла об об­мене школь­ни­ка­ми. А Пс­ков, как из­вест­но, по­бра­тим Ной­са. Мы со­гла­си­лись, и к нам при­е­хал псков­ский маль­чик на 10 дней, по­том дочь по­еха­ла в го­сти и вер­ну­лась с огром­ны­ми впе­чат­ле­ни­я­ми. А ещё че­рез год и я впер­вые ока­зал­ся в Пс­ко­ве бла­го­да­ря гос­по­ди­ну Вольф­ган­гу Шпан­ген­бер­ге­ру, ор­га­ни­за­то­ру этих об­мен­ных по­ез­док. Де­тей долж­ны со­про­вож­дать взрос­лые, вот я и на­про­сил­ся. Нойс - За­пад­ная Гер­ма­ния, и из-за же­лез­но­го за­на­ве­са я и не пред­став­лял, что та­кое Рос­сия. - И?.. - И ис­пы­тал культурный шок из-за чи­сто внеш­не­го впе­чат­ле­ния: вы­со­кие и ши­ро­кие до­ма со­зда­ва­ли ощу­ще­ние, что это огром­ные шах­ты, в ко­то­рых за­вы­ва­ет ве­тер. И все в се­ром цве­те. В Ной­се лю­ди живут в ма­лень­ких част­ных до­ми­ках на од­ну се­мью. И он «по­кра­шен» в зе­лё­ный цвет. Но та­кая теп­ло­та и сер­деч­ность ис­хо­ди­ла от лю­дей, здесь жи­ву­щих, что с это­го мо­мен­та на­ча­лась друж­ба с этим го­ро­дом.

- Пс­ков на­ча­ла ну­ле­вых от­ли­ча­ет­ся от се­го­дняш­не­го…

- Я да­же мо­гу ска­зать о кон­тра­сте. Ко­гда ба­буш­ка на­блю­да­ет, как рас­тут вну­ки и удив­ля­ет­ся: ой, как ты вы­рос! Каж­дый год я на­блю­дал, как всё ме­ня­лось, да­же улич­ные по­кры­тия, хо­тя они и оста­ют­ся про­бле­мой и объ­яс­ня­ют­ся по­год­ны­ми усло­ви­я­ми. И каж­дый раз по­яв­ля­ют­ся но­вые до­ма, а ста­рые ре­ста­ври­ру­ют­ся, и го­род ста­но­вит­ся кра­ше. Пом­ню встре­чу на Юби­лей­ной, на­про­тив ны­неш­не­го «Им­пе­ри­а­ла», в эко­ло­го-био­ло­ги­че­ском цен­тре. Мы смот­рим в ок­но, а впе­ре­ди го­ри­зонт, по­ле до са­мо­го Из­бор­ска. А сей­час - это прак­ти­че­ски се­ре­ди­на го­ро­да.

- Вы и сей­час про­дол­жа­е­те тра­ди­ции школь­но­го об­ме­на?

- И про­дол­жаю, и раз­ви­ваю. У Ной­са есть ещё по­бра­тим, хор­ват­ский го­род Ри­е­ка на бе­ре­гу Ад­ри­а­ти­че­ско­го мо­ря. И де­ти стре­мят­ся преж­де все­го ту­да: солн­це, пляж, жизнь в оте­ле. Здесь дру­гая цель: жизнь в се­мье, тес­ное об­ще­ние с при­ни­ма­ю­щей сто­ро­ной. По­это­му я ре­шил про­дол­жить парт­нёр­ство, ин­тен­сив­но ра­бо­тать здесь. Кро­ме то­го, на­ша «дет­ская» сек­ция в 2006 го­ду объ­еди­ни­лась с об­ще­ством по­род­нён­ных свя­зей, и я вы­пол­нял функ­ции за­ме­сти­те­ля пред­се­да­те­ля. Мы про­во­ди­ли об­ме­ны в куль­тур­ной среде: му­зы­кан­ты, ху­дож­ни­ки и в сфере об­ра­зо­ва­ния, в том чис­ле про­фес­си­о­наль­но­го. Этим я и по сей день за­ни­ма­юсь. Ес­ли ка­ко­му-то про­ек­ту нуж­на по­мощь, да­ём тол­чок к раз­ви­тию.

- Пра­виль­но я по­ни­маю, что это на об­ще­ствен­ных на­ча­лах?

- За это я не по­лу­чаю де­нег, на­обо­рот, при­хо­дит­ся ещё и ин­ве­сти­ро­вать в ка­кие-то про­ек­ты, ча­сто ез­дить за свой счёт, но это до­став­ля­ет мне удо­воль­ствие. Я уже на пен­сии (в июле мне бу­дет 55 лет). Моя ра­бо­та бы­ла свя­за­на с те­ле­ком­му­ни­ка­ци­я­ми. И по со­гла­ше­нию с фир­мой ра­но ушёл на пен­сию.

- Знаю, что вы ещё и спор­том за­ни­ма­е­тесь.

- 40 лет от­дал ганд­бо­лу. Есть ли­цен­зия на тре­нер­скую де­я­тель­ность, по­лу­чен­ная ещё в Гер­ма­нии, где я этим активно за­ни­мал­ся. Здесь сов­мест­но с ко­ми­те­том по спор­ту и мо­ло­дёж­ной по­ли­ти­ке уда­лось воз­об­но­вить ра­бо­ту сек­ции ганд­бо­ла. Это ре­бя­та 11-14 лет из раз­ных школ го­ро­да. По­сто­ян­но за­ни­ма­ют­ся 25-26 че­ло­век. Эта де­я­тель­ность то­же на об­ще­ствен­ных на­ча­лах.

- Жить-то здесь по­че­му оста­лись?

- Все ре­ша­ет слу­чай. Как-то мне кан­ди­дат фи­ло­ло­ги­че­ских на­ук На­та­лья Кур­ча­но­ва пред­ска­зы­ва­ла, что уй­ду на пен­сию, при­еду сю­да и бу­ду учить рус­ский. Так по­лу­чи­лось, что я рас­стал­ся с же­ной, ушёл на пен­сию, ре­шил в Пс­ко­ве снять квар­ти­ру и учить рус­ский.

В од­ном из про­ек­тов по раз­ви­тию ре­сто­ран­но­го биз­не­са по­зна­ко­мил­ся с од­ной ми­лой пско­вич­кой, и до­воль­но быст­ро мы ре­ши­ли, что мо­жем жить вме­сте. Вот так я прак­ти­че­ски и остал­ся здесь на по­сто­ян­ном ме­сте жи­тель­ства. Мы уже по­чти три го­да вме­сте. При­мер­но раз в ме­сяц-два ез­жу к дру­зьям, на­ве­щаю ма­му.

Это бы­ло бы не так лег­ко, ес­ли бы я жил в Вол­го­гра­де или Ека­те­рин­бур­ге. От­сю­да в несколь­ких де­сят­ках ки­ло­мет­ров уже Ев­ро­па.

- Сей­час нам по­мо­га­ет пе­ре­вод­чик. Рус­ский язык не про­сто да­ёт­ся?

- Нелег­ко! Но в Пс­ко­ве мно­гие го­во­рят на немец­ком или ан­глий­ском. Чест­но го­во­ря, грам­ма­ти­ка у ме­ня сла­бая. Но раз­го­вор­ный не та­кой и пло­хой, по край­ней ме­ре, мо­гу изъ­яс­нить­ся и до­брать­ся ку­да нужно.

- Вы те­перь рус­скую жизнь из­нут­ри изу­чи­ли. Силь­но раз­нит­ся наш мен­та­ли­тет?

- Ко­гда при­хо­дишь к зна­ко­мым в го­сти, на сто­ле вдруг всё по­яв­ля­ет­ся. И та­кая сер­деч­ность, та­кое го­сте­при­им­ство! Лю­ди на­хо­дят вре­мя, что­бы по­го­во­рить с то­бой. Это то, че­го мне не хва­та­ет в Гер­ма­нии и по че­му я там ску­чаю.

- А как же рус­ская непунк­ту­аль­ность?

- Это всё сте­рео­ти­пы. Что для од­но­го че­ло­ве­ка - пре­иму­ще­ство, для дру­го­го - не­до­ста­ток. Я ста­ра­юсь все­гда на­хо­дить в лю­дях хо­ро­шее. Вот сей­час в Ев­ро­пе все жа­лу­ют­ся, чем-то не­до­воль­ны. У рус­ских то­же есть про­бле­мы, труд­но­сти, но они при­ни­ма­ют жизнь та­кой, ка­кая она есть, и мо­гут ею на­сла­ждать­ся и ра­до­вать­ся.

- Но че­го-то вам ведь не хва­та­ет в Рос­сии? По че­му ску­ча­е­те?

- В прин­ци­пе, ни по че­му. Здесь та­кой же кли­мат. В ма­га­зи­нах есть всё, что хо­чешь. Не ска­жу, что у ме­ня тос­ка по ро­дине. В лю­бой мо­мент мо­гу по­ехать в Гер­ма­нию.

- Мо­жет, вам в Рос­сии на­до бы­ло ро­дить­ся? - О! В этом слу­чае я был бы боль­ше недо­во­лен. Я жи­ву в Рос­сии, но я ав­то­но­мен, по­лу­чаю пен­сию в ев­ро, ди­стан­ци­ру­юсь от эко­но­ми­че­ской и по­ли­ти­че­ской жиз­ни. По­лу­ча­ет­ся, что хо­ро­шее мо­гу поз­во­лить, а пло­хое остав­ляю в сто­роне.

- Ка­кие недо­стат­ки го­ро­да бро­са­ют­ся в гла­за?

- В Ев­ро­пе мне ча­сто этот во­прос за­да­ют. Я по­бы­вал во мно­гих рос­сий­ских го­ро­дах, но я мо­гу от­ме­тить, что Пс­ков боль­ше ев­ро­пей­ский го­род. - А грязь и до­ро­ги? - Да! Был в Слан­цах, вот там до­ро­га так до­ро­га! Как здесь го­во­рят? Есть до­ро­ги, а есть на­прав­ле­ния? Вот в Слан­цах на­прав­ле­ния. Ко­гда го­во­рим о со­сто­я­нии до­рог, за­ду­мы­ва­ем­ся, по­че­му оно та­кое. Есть ведь объ­яс­не­ния: по­го­да, зим­няя ре­зи­на с ши­па­ми, раз­ру­ша­ю­щая ас­фальт, гру­зо­ви­ки в цен­тре го­ро­да, ско­рость дви­же­ния.

- Ин­те­рес­но, а бы­ва­ли вы в на­шей глу­бин­ке?

- Был в Пустош­ке, Бе­жа­ни­цах, Спи­ци­но, в Но­во­со­коль­ни­че­ском рай­оне. Прав­да, по­ка не очень уяс­нил, чем по­сё­лок от де­рев­ни от­ли­ча­ет­ся. Я ви­жу, как там живут лю­ди.на что они живут, как они там за­ра­ба­ты­ва­ют и что на­до де­лать, что­бы за­ра­бо­тать? И ка­кие пер­спек­ти­вы у де­тей, ко­то­рые живут да­ле­ко от цен­тров? У ме­ня воз­ни­ка­ют та­кие мыс­ли, ко­гда по­па­даю в де­рев­ню.

А как-то с на­ми ку­рьёз слу­чил­ся. Ез­ди­ли на сва­дьбу, на ба­зу от­ды­ха в За­лах­то­вье, оста­но­ви­лись на за­прав­ке вы­пить ко­фе и уви­де­ли оди­но­кую ло­шадь. При­шла на за­прав­ку по­щи­пать тра­ву. Та­кое уди­ви­тель­ное зре­ли­ще в Гер­ма­нии не уви­ди­те!

- А рус­ские жен­щи­ны вам нра­вят­ся? От­ли­ча­ют­ся они от немок?

- Очень от­ли­ча­ют­ся. Рус­ская жен­щи­на чув­ству­ет се­бя укра­ше­ни­ем муж­чи­ны. На офи­ци­аль­ных встре­чах, вы­хо­дах в свет, те­ат­ре, да­же ес­ли од­на или с по­дру­гой, но все­гда при­хо­ро­ше­на и на­кра­ше­на, кра­си­во оде­та. В от­ли­чие от немок, для ко­то­рых в при­о­ри­те­те удоб­ство. На та­кой ас­пект, как внешность, нем­ки во­об­ще не об­ра­ща­ют вни­ма­ние. Но мне очень при­ят­но, что рус­ские жен­щи­ны так сле­дят за со­бой.

- Вот ин­те­рес­но, о чём меч­та­ет немец­кий муж­чи­на в рас­цве­те лет?

- Хо­чу оста­вать­ся здо­ро­вым и в старости, ещё мно­го по­ви­дать. В ми­ре так мно­го ин­те­рес­но­го. Но хо­чу это де­лать вме­сте с мо­ей се­мьёй. Во­об­ще-то мно­го раз­ных же­ла­ний, в том чис­ле и что­бы ма­ма ещё дол­го жи­ла. Ей уже 83 го­да.

- Она не ру­га­ет, что вы уеха­ли в Рос­сию?

- Она ведь на­ве­ща­ла ме­ня и по­ня­ла, что я не так да­ле­ко. В Ной­се мы жи­ли в раз­ных ча­стях го­ро­да, я был очень за­нят на ра­бо­те, и ви­де­лись мы не ча­ще, чем сей­час. По­след­нее вре­мя на­ши встре­чи ста­ли ка­кто теп­лее и, я бы ска­зал, глуб­же, ос­но­ва­тель­нее.

- Ма­ма не ис­пы­та­ла культурный шок в Рос­сии?

- Она при­ле­те­ла рей­сом в Санкт-пе­тер­бург, а по­том 5 ча­сов до­ро­ги до Пс­ко­ва. На пу­ти лишь из­ред­ка - де­рев­ни, а по­том большой го­род. Та­ко­го в Ев­ро­пе нет. За 5 ча­сов я до сто­ли­цы до­еду и по пу­ти у ме­ня сот­ни го­ро­дов. Ма­ма бод­ра, са­ма во­дит ма­ши­ну и мно­го пу­те­ше­ству­ет. И она при­ни­ма­ет мой вы­бор.

ГРУСТНЫЕ МЫС­ЛИ О РУС­СКОЙ ДЕ­РЕВНЕ.

Фо­то из лич­но­го ар­хи­ва

Харальд Бешотен со сво­и­ми юны­ми под­опеч­ны­ми в Пс­ко­ве.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.