БОЧ­КИ С ЗО­ЛО­ТОМ

«НЕ ХО­ЧУ В ТЕ ВРАТА…»

AiF Pskov - - ПСКОВ ТУРИЗМ -

На­при­мер, в од­ной из те­ле­пе­ре­дач, по­ка­зан­ной по фе­де­раль­но­му ка­на­лу, они ци­ти­ро­ва­ли «оче­вид­ца», яко­бы ви­дев­ше­го вы­хо­дя­ще­го из Гре­мя­чей баш­ни че­ло­ве­ка, ко­то­рый вне­зап­но вспых­нул яр­ким пла­ме­нем, по­сле че­го рас­тво­рил­ся в воз­ду­хе, оста­вив лишь за­пах го­ря­ще­го мя­са.

Посмот­рев­шие эту пе­ре­да­чу пско­ви­чи по­том из­ряд­но удив­ля­лись и да­же воз­му­ща­лись. Мол, за­чем бы­ло при­ду­мы­вать столь от­кро­вен­ные глу­по­сти, ес­ли про Гре­мя­чую баш­ню и без то­го су­ще­ству­ет нема­ло ле­генд, до­шед­ших из глу­би­ны ве­ков?

Са­мая из­вест­ная из них по­вест­ву­ет о кня­же­ской до­че­ри, ко­то­рая усну­ла в башне бес­про­буд­ным сном по­сле то­го, как её про­кля­ла род­ная мать. А рас­кол­до­вать де­вуш­ку смо­жет лишь доб­рый мо­ло­дец, ко­то­рый не по­бо­ит­ся про­ве­сти воз­ле её по­сте­ли 12 дней под­ряд, чи­тая псал­тырь. Го­во­рят, что кро­ме княж­ны храб­рец по­лу­чит огром­ные боч­ки с зо­ло­том, звон ко­то­рых буд­то бы слы­шат пско­ви­чи по но­чам.

Дру­гая ле­ген­да рас­ска­зы­ва­ет, что во вре­мя тев­тон­ских на­бе­гов ры­ца­ри за­хва­ти­ли Пс­ков и взя­ли в плен кня­зя, но тот не по­же­лал по­ко­рить­ся за­хват­чи­кам. Тев­тон­цы по­стро­и­ли непри­ступ­ную баш­ню и за­то­чи­ли его ту­да, а по­сле уби­ли. Пско­ви­чи, узнав об этом, вос­ста­ли про­тив ры­ца­рей, на­ча­лась кро­ва­вая бит­ва. Си­лы бы­ли нерав­ны, но тут на стене баш­ни по­яви­лась тень кня­зя. Пе­ре­пу­ган­ные за­хват­чи­ки рас­те­ря­лись, а пско­ви­чи лег­ко от­би­ли го­род.

А ещё рас­ска­зы­ва­ют, что дав­ным-дав­но жил в Пс­ко­ве один ма­сте­ро­вой. Как-то раз на Ио­ан­на Бо­го­сло­ва го­стил он у сво­их род­ствен­ни­ков. Да так за­си­дел­ся, что воз­вра­щал­ся до­мой уже за пол­ночь. И по­ка­за­лось ему, что на­встре­чу зем­ля­ки идут.

Поздо­ро­ва­лись, ре­ши­ли зай­ти в бли­жай­шую корч­му. Зем­ля­ки пьют и ма­сте­ро­во­го уго­ща­ют. Он шап­ку с го­ло­вы снял, од­ной ру­кой рюм­ку взял, а дру­гой пе­ре­кре­стил­ся. И толь­ко он это сде­лал, как тут же про­па­ли зем­ля­ки, а му­жик ока­зал­ся на са­мом вер­ху Гре­мя­чей баш­ни. Сня­ли его от­ту­да толь­ко утром, ко­гда лю­ди на ра­бо­ту шли.

«Дей­стви­тель­но, из всех псковских ба­шен боль­ше все­го ле­генд свя­за­но с Кос­мо­де­мьян­ской - это правильное на­зва­ние Гре­мя­чей баш­ни. Труд­но ска­зать, по­че­му так сло­жи­лось, - го­во­рит Алек­сандр МИ­ХАЙ­ЛОВ, на­чаль­ник от­де­ла по­ле­вых ис­сле­до­ва­ний и ка­ме­раль­ной об­ра­бот­ки Ар­хео­ло­ги­че­ско­го цен­тра Пс­ков­ской об­ла­сти. - Хо­тя, ко­неч­но, она вы­де­ля­ет­ся сре­ди кре­пост­ных со­ору­же­ний Пс­ко­ва да­же ме­сто­по­ло­же­ни­ем - при­стро­ен­ная к скло­ну ска­лы, до­ста­точ­но вы­со­кая са­ма по се­бе».

По мне­нию ар­хео­ло­гов, Гре­мя­чая баш­ня уни­каль­на ещё и тем, что из­ве­стен не толь­ко точ­ный год её по­строй­ки - 1525-й, но и имя ар­хи­тек­то­ра, ко­то­рый, воз­мож­но, участвовал в её воз­ве­де­нии. По неко­то­рым дан­ным, это был ита­лья­нец Иван Фря­зин.

«А для на­ше­го го­ро­да это боль­шая ред­кость - ко­гда ука­за­но, что баш­ню по­стро­ил тот или иной зод­чий. О по­дав­ля­ю­щем боль­шин­стве осталь­ных псковских ба­шен у нас та­ких све­де­ний нет», - объ­яс­ня­ет наш со­бе­сед­ник.

Своя ле­ген­да есть и у скром­ной по раз­ме­рам Смер­дьей баш­ни. Её на­зва­ние про­ис­хо­дит от сло­ва «смерд» - то есть хо­лоп, че­ло­век из чер­ни, кре­стья­нин. Пер­во­на­чаль­но ря­дом с ней на­хо­ди­лись един­ствен­ные во­ро­та, че­рез ко­то­рые мож­но бы­ло по­пасть на ве­че­вую пло­щадь.

Но в XII ве­ке со сто­ро­ны Пс­ко­вы при­шлось про­бить вто­рые во­ро­та, ко­то­рые су­ще­ству­ют до сих пор. В «Жи­тии кня­зя Все­во­ло­да-гав­ри­и­ла» на­пи­са­но, что при пе­ре­не­се­нии мо­щей свя­то­го кня­зя в Тро­иц­кий собор ра­ка вста­ла непо­движ­но, не же­лая прой­ти че­рез Смер­дьи во­ро­та.

Той же но­чью свя­той Все­во­лод­гав­ри­ил явил­ся во сне од­но­му пско­ви­чу и ска­зал: «Не хо­чу ид­ти в те врата, ко­то­рые зо­вут­ся Смер­дьи­ми. Но ска­жи сно­ва кня­зю, и по­сад­ни­кам, и все­му свя­щен­но­му со­бо­ру, что­бы про­би­ли врата от ре­ки Пс­ко­вы, и че­рез них про­не­сут мо­щи мои в цер­ковь Свя­той Тро­и­цы». Во­ля свя­то­го - за­кон, при­шлось стро­ить но­вые во­ро­та.

А вот с баш­ней Ку­те­кро­ма свя­за­на ле­ген­да, в ко­то­рой нет со­вер­шен­но ни­ка­кой ми­сти­ки. В 1701 го­ду при под­го­тов­ке к уча­стию Пс­ко­ва в Се­вер­ной войне её на­по­ло­ви­ну раз­ру­ши­ли, а верх­нюю часть разо­бра­ли на стро­и­тель­ство Пет­ров­ско­го ба­сти­о­на.

В на­ча­ле XIX ве­ка на ме­сте по­чти раз­ру­шен­ной баш­ни бы­ла бе­сед­ка, в ко­то­рой, по пре­да­нию, лю­бил бы­вать Алек­сандр Пуш­кин, ко­гда при­ез­жал в Пс­ков. Её так и про­зва­ли - «Пуш­кин­ская бе­сед­ка». И лишь в 1960 го­ду ар­хео­ло­ги осво­бо­ди­ли ниж­ние яру­сы Ку­те­кро­мы от на­сы­пи и ча­стич­но вос­ста­но­ви­ли верх. в Ев­ро­пе. До­ста­точ­но вспом­нить гран­ди­оз­ную оса­ду го­ро­да вой­ска­ми Сте­фа­на Ба­то­рия и ге­ро­изм пско­ви­чей, про­яв­лен­ный при за­щи­те род­ной зем­ли.

Рас­ска­зы­ва­ют, что то­гда-то, во вре­мя оса­ды, сле­по­му стар­цу До­ро­фею и яви­лась Бо­го­ма­терь. По пре­да­нию, она при­шла со сто­ро­ны Пе­чер­ско­го мо­на­сты­ря, оста­но­вив­шись у Спа­со­ми­рож­ской оби­те­ли, пе­ре­шла че­рез ре­ку Ве­ли­кую и за­шла в храм По­кров­ско­го мо­на­сты­ря, где свя­тые мо­ли­ли её о спа­се­нии го­ро­да. Бо­го­ро­ди­ца по­ве­ле­ла уста­но­вить при­не­сён­ный из Пе­чор об­раз на ме­сте яв­ле­ния, по­сле че­го в ря­дах по­ля­ков про­изо­шло смя­те­ние, и они от­сту­пи­ли от Пс­ко­ва.

Из­вест­на По­кров­ская баш­ня и за­ме­ча­тель­ны­ми под­зем­ны­ми хо­да­ми. Мно­гие из них бы­ли вы­ло­же­ны кам­нем, что поз­во­ля­ло вы­дер­жи­вать вес мно­го­мет­ро­во­го слоя зем­ли, на­при­мер, при про­клад­ке хо­да под ре­ка­ми (из По­кров­ской баш­ни в Ми­рож­ский мо­на­стырь).

Впро­чем, Алек­сандр Ми­хай­лов счи­та­ет слу­хи об этом под­зем­ном хо­де, про­хо­дя­щем под во­дой, все­го лишь ми­фом.

«На­вер­но, ед­ва ли не про лю­бую сред­не­ве­ко­вую кре­пость вам мо­гут рас­ска­зать по­доб­ную ле­ген­ду. Так­же не слиш­ком до­сто­вер­ны­ми пред­став­ля­ют­ся и рас­ска­зы о 40-ки­ло­мет­ро­вом под­зем­ном хо­де от По­кров­ки до Пе­чор. Тем бо­лее в стро­и­тель­стве та­ко­го объ­ек­та не бы­ло осо­бо­го смыс­ла, - утвер­жда­ет он. - Ско­рее, это на­род­ное пе­ре­осмыс­ле­ние су­ще­ство­ва­ния контр­мин­ных га­ле­рей (так на­зы­ва­е­мых слу­хов), ко­то­рые бы­ли и со­хра­ни­лись до на­ших дней во­круг По­кров­ской баш­ни».

По его сло­вам, в 60-е го­ды про­шло­го сто­ле­тия во вре­мя рас­ко­пок на тер­ри­то­рии По­кров­ской баш­ни учё­ные об­на­ру­жи­ли остат­ки за­глуб­лён­ной в ма­те­рик га­ле­реи, очень по­хо­жей по кон­струк­ции на из­вест­ные к то­му вре­ме­ни контр­мин­ные слу­хи.

«Это боль­шая глу­бо­кая га­ле­рея, вы­руб­лен­ная в ска­ле-ма­те­ри­ке - что-то вро­де под­зем­но­го хо­да. Но её функ­ция не очень по­нят­на, по­то­му что она вы­хо­дит за пре­де­лы баш­ни внутрь кре­по­сти - По­кров­ско­го уг­ла, - го­во­рит ар­хео­лог. - Пол­но­стью изу­чить эту га­ле­рею по­ка не уда­лось, но па­ру лет на­зад её ча­стич­но от­кры­ли. Мои кол­ле­ги, ко­то­рые про­во­ди­ли там рас­коп­ки, ре­ко­мен­до­ва­ли про­ек­ти­ров­щи­кам му­зе­е­фи­ци­ро­вать этот объ­ект и ис­поль­зо­вать по­том в по­ка­зе».

ПОДЗЕМНЫЙ ХОД ПОД ВЕ­ЛИ­КОЙ  ЛИШЬ ВЫМЫСЕЛ?

Фо­то waymade.ru

«О, как ве­лик этот го­род, слов­но Па­риж!»

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.