СКО­РЕЕ ЖИ­ВЫ, ЧЕМ МЕРТВЫ

Фре­с­ки в Ме­лё­то­во вре­мен­но ре­ани­ми­ро­ва­ли

AiF Pskov - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

В ЦЕРК­ВИ УСПЕНИЯ ПРЕСВЯТОЙ БО­ГО­РО­ДИ­ЦЫ ТОЛЬ­КО ЧТО ЗА­КОН­ЧИ­ЛИ РА­БО­ТАТЬ ХУ­ДОЖ­НИ­КИ, КО­ТО­РЫЕ УКРЕПЛЯЛИ ПРОТИВОАВАРИЙНЫЕ УЧАСТ­КИ ФРЕСКОВОЙ ЖИ­ВО­ПИ­СИ. РА­БО­ТА­ЛИ В УСКОРЕННОМ РЕ­ЖИ­МЕ, ЧТО­БЫ УСПЕТЬ ДО ХОЛОДОВ. ПО ПРИЗНАНИЮ СА­МИХ РЕСТАВРАТОРОВ, ТО, ЧТО ОНИ УВИ­ДЕ­ЛИ, КО­ГДА ПЕР­ВЫЙ РАЗ ПРИ­Е­ХА­ЛИ РА­БО­ТАТЬ, ПОВЕРГЛО ИХ В УЖАС.

НОЧЬ В МУ­ЗЕЕ

Как рас­ска­зал ху­дож­ни­кре­став­ра­тор Иван САРАБЬЯНОВ, жи­во­пись бы­ла настоль­ко в пло­хом со­сто­я­нии, что про­сто кус­ка­ми от­ва­ли­ва­лась со сте­ны. Глав­ной за­да­чей спе­ци­а­ли­стов ста­ло укреп­ле­ние фре­сок. Из-за то­го, что день­ги, 4 млн руб., на ост­ро­ава­рий­ные ра­бо­ты вы­де­ли­ли толь­ко в июле, при­шлось ра­бо­тать в ускоренном ре­жи­ме, что­бы успеть до холодов.

Под шту­ка­тур­ку реставраторы за­ли­ва­ли спе­ци­аль­ный рас­твор, ко­то­рый при­хва­ты­вал­ся к клад­ке. Та­ким об­ра­зом и со­хра­ня­лась жи­во­пись на стене.

«Ко­гда уже холодно, здесь ни­че­го де­лать нель­зя. Во-пер­вых, рас­твор жид­кий, со­от­вет­ствен­но, при ми­ну­со­вой тем­пе­ра­ту­ре он за­мёрз­нет и мо­жет сде­лать тре­щи­ны ещё боль­ше. Во-вто­рых, он бу­дет пло­хо сох­нуть, мо­жет по­явить­ся пле­сень, - объ­яс­нил Иван Сарабьянов».

Глав­ная труд­ность, с ко­то­рой столк­ну­лись реставраторы, - про­бле­ма транс­пор­ти­ров­ки. До­ро­га в Ме­лё­то­во за­ни­ма­ет 1,5 ча­са. Ез­да ту­да-об­рат­но каж­дый день от­ни­ма­ла очень мно­го сил и вре­ме­ни. По­это­му ино­гда но­че­ва­ли пря­мо в церк­ви, в спаль­ных меш­ках. По­том ре­ши­ли снять до­мик в де­ревне Го­ра-ка­мен­ка, что непо­да­лё­ку от Ме­лё­то­во, бла­го у од­но­го из реставраторов бы­ла ма­ши­на. Ведь до де­рев­ни то­же ещё до­е­хать нуж­но, ид­ти пеш­ком - боль­ше ча­са. По­том спе­ци­а­лист уехал в ко­ман­ди­ров­ку, а осталь­ным при­шлось пе­ре­са­жи­вать­ся на ав­то­бус и быть при­вя­зан­ны­ми к неудоб­но­му рас­пи­са­нию.

Не­смот­ря на сжа­тые сро­ки и все неудоб­ства, реставраторы успе­ли сде­лать прак­ти­че­ски всё. При этом оста­лось мно­го кус­ков, ко­то­рые ещё пло­хо дер­жат­ся, но за­ли­вать рас­тво­ром их нель­зя. Здесь уже тре­бу­ет­ся мас­штаб­ная ра­бо­та.

БЕЗ КОМ­МЕН­ТА­РИ­ЕВ

«Пер­вое, что нуж­но сде­лать пря­мо сей­час, - про­ве­сти ар­хи­тек­тур­ные и гид­ро­ло­ги­че­ские ис­сле­до­ва­ния, со­здать про­ект, укре­пить са­мо зда­ние и толь­ко по­том на­чи­на­ет­ся на­ша ра­бо­та. Гру­бо го­во­ря, мы про­сто на­во­дим ма­ра­фет. Но пе­ред этим необ­хо­ди­мо сде­лать ар­хи­тек­ту­ру, фре­с­ки уже в по­след­нюю оче­редь, по­то­му что цер­ковь раз­ру­ша­ет­ся на гла­зах, - по­яс­нил Иван Сарабьянов. Ле­том её со­сто­я­ние ещё бы­ло тер­пи­мым, но с каж­дым на­шим при­ез­дом мы ви­де­ли, что тре­щи­ны ста­но­вят­ся всё боль­ше. По­том на­ча­лась осень, до­жди и по­хо­ло­да­ние, и вот уже во вре­мя на­ше­го по­след­не­го ви­зи­уви­де­ли, та мы что из сте­ны на­ча­ли вы­ва­ли­вать­ся кам­ни».

Са­мый глав­ный во­прос, ко­то­рый вол­ну­ет всех, - вы­де­лит ли Ми­ни­стер­ство куль­ту­ры день­ги на ре­став­ра­цию? Это не яс­но до сих пор. Из­вест­но лишь, что ве­дом­ство от­ме­ни­ло конкурс на ре­став­ра­цию не толь­ко по ме­лё­тов­ской церк­ви, но ещё по 21 куль­тур­но­му объ­ек­ту на Се­ве­ро­за­па­де. Пред­ста­ви­те­ли ве­дом­ства - а это Се­ве­ро-за­пад­ная ди­рек­ция по стро­и­тель­ству, ре­кон­струк­ции и ре­став­ра­ции - са­ми не мо­гут дать точ­ный от­вет о при­чи­нах та­ко­го ре­ше­ния, яко­бы им при­каз при­шёл без ка­ких-ли­бо объ­яс­не­ний, и по­ка от­мал­чи­ва­ют­ся. На днях вме­сте с со­труд­ни­ка­ми Пс­ков­ско­го го­су­дар­ствен­но­го му­зея-за­по­вед­ни­ка, в чьём ве­де­нии на­хо­дит­ся цер­ковь, они при­е­ха­ли про­ве­рить и при­нять про­де­лан­ную ре­став­ра­то­ра­ми ра­бо­ту. На во­прос о даль­ней­ших пла­нах «ком­мен­та­рии не да­ём».

Му­зей­щи­ки же вол­ну­ют­ся боль­ше всех, по­то­му что по­ни­ма­ют, что с каж­дым го­дом сум­ма на ре­став­ра­цию бу­дет рас­ти как снеж­ный ком. «Ес­ли ещё два го­да на­зад, по оцен­кам экс­пер­тов, тре­бо­ва­лось 50 млн руб­лей на пол­ную ре­став­ра­цию фре­сок, то сей­час сум­ма уве­ли­чи­лась в ра­зы, - по­яс­ни­ла стар­ший на­уч­ный со­труд­ник Пс­ков­ско­го му­зея-за­по­вед­ни­ка Ири­на МЕЛЬНИКОВА. - Чем быст­рее нач­нут­ся противоаварийные ра­бо­ты, тем дешевле это обой­дёт­ся и в боль­шей сте­пе­ни удаст­ся со­хра­нить уни­каль­ную жи­во­пись».

По­ка же си­ту­а­ция пла­чев­ная. Сы­рость, хо­ло­да и до­жди очень быст­ро раз­ру­ша­ют зда­ние, а со­от­вет­ствен­но, и фре­с­ки. Па­ци­ен­та ре­ани­ми­ро­ва­ли, но до­жи­вёт ли он до ре­а­би­ли­та­ции во­прос.

Ко­гда вер­стал­ся но­мер, ста­ло из­вест­но, что ре­ги­о­наль­ным вла­стям уда­лось до­го­во­рить­ся с Мин­куль­том о воз­об­нов­ле­нии фи­нан­си­ро­ва­ния ре­став­ра­ци­он­ных ра­бот.

РЕСТАВРАТОРЫ СПАЛИ В ЦЕРК­ВИ, ЧТО­БЫ УСПЕТЬ ЗА­КРЕ­ПИТЬ ФРЕ­С­КИ.

Фо­то Ан­дрея СТЕПАНОВА

Чем быст­рее вы­де­лят день­ги на ре­став­ра­цию, тем дешевле она обой­дёт­ся.

Фо­то Ан­дрея СТЕПАНОВА

Цер­ковь Успения Пресвятой Бо­го­ро­ди­цы XV ве­ка.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.