КАК ЗА­ЩИ­ТИТЬ ПРИ­РО­ДУ?

О «мед­ве­жьих уг­лах» в ре­ги­оне, «пья­ном» лесе и ба­боч­ке апол­лон

AiF Ryazan - - ГОСТЬ НОМЕРА - Евгения ЮДАЕВА

за­ве­ду­ю­щий ка­фед­рой фи­зи­че­ской гео­гра­фии РГУ им. Есе­ни­на, кан­ди­дат гео­гра­фи­че­ских на­ук Алексей ВОД ОРЕЗОВ.

«ONE AND ONLY»

- Алексей Вла­ди­ми­ро­вич, в чём уни­каль­ность на­ше­го ре­ги­о­на?

- Ря­зан­ская об­ласть, ка­за­лось бы, имеет неболь­шую пло­щадь - 40 тысяч км 2. И в этом от­но­ше­нии срав­ни­ма с неболь­ши­ми го­су­дар­ства­ми Европы. С Бель­ги­ей или со Швей­ца­ри­ей, на­при­мер. При этом ре­ги­он рас­по­ла­га­ет­ся в трёх при­род­ных зо­нах. Се­вер­ная часть ре­ги­о­на - зо­на сме­шан­ных хвой­но-ши­ро­ко­лист­вен­ных ле­сов, цен­траль­ная часть об­ла­сти

- зо­на ле­сов ши­ро­ко­лист­вен­ных, юж­ная часть - зо­на ле­со­сте­пей. Ес­ли про­ехать 4 000 км от Мур­ман­ска до Кав­ка­за, то вы пе­ре­се­чё­те де­вять при­род­ных зон. Ма­лень­кая Ря­зан­ская об­ласть за­хва­ти­ла сразу три, в цен­тре хо­зяй­ствен­но­го осво­е­ния, где лю­ди живут ты­ся­че­ле­ти­я­ми. Ле­са неод­но­крат­но вы­ру­ба­ли, поч­вы рас­па­хи­ва­ли. У жи­вот­ных и рас­те­ний ме­сто­оби­та­ние не долж­но бы­ло остать­ся преж­ним. Но наш ре­ги­он рас­по­ло­жен на тер­ри­то­ри­ях пе­ре­хо­да от од­ной при­род­ной зо­ны в другую. Воз­ни­ка­ет яв­ле­ние, ко­то­рое, ес­ли го­во­рить про­стым язы­ком, по­хо­же на опуш­ку, на гра­ни­цу. По­это­му у нас по­чти 1300 ви­дов рас­те­ний (го­раз­до боль­ше, чем в со­сед­них об­ла­стях), по­чти 300 ви­дов птиц, по­чти 60 ви­дов мле­ко­пи­та­ю­щих, 600 ви­дов ба­бо­чек (при­сут­ству­ют, как и ви­ды та­ёж­ные, ко­то­рым ме­сто в Во­ло­год­ской об­ла­сти, так ви­ды степ­ные, ко­то­рым ме­сто на юге, в Пред­кав­ка­зье, в Ро­стов­ской об­ла­сти).

- По этой при­чине спе­ци­а­ли­сты в об­ла­сти при­ро­ды с дав­них пор об­ра­ща­ли вни­ма­ние на Ря­зан­скую об­ласть?

- Имен­но. В цен­тре Рос­сии об­на­ру­жи­ва­ли неболь­шие угол­ки ле­сов, сте­пей, скло­нов овра­гов, ма­лень­кие бо­лот­ца, в ко­то­рых встре­ча­лись уни­каль­ные ви­ды жи­вот­ных и рас­те­ний. В этом го­ду экс­пе­ди­ция РГУ об­на­ру­жи­ла у бо­ло­та в Кле­пи­ков­ском рай­оне по­нят­ную бо­та­ни­кам и ма­ло­из­вест­ную обыч­но­му че­ло­ве­ку тра­ву - пу­ши­цу строй­ную, ко­то­рая от­сут­ству­ет в со­сед­них об­ла­стях.

- От­ку­да здесь это рас­те­ние? Чем объ­яс­нить её по­яв­ле­ние?

- Те же са­мые во­про­сы мож­но за­дать, ока­зав­шись на се­ве­ре Ка­си­мов­ско­го рай­о­на у озе­ра Свет­ло­го, где растёт невзрач­ный по­луш­ник. Ме­сто ему - в да­лё­кой Си­би­ри. Де­ло в том, что в на­шей при­ро­де при­сут­ству­ет мас­са ре­лик­то­вых эле­мен­тов дав­них эпох. Био­ло­гу по­нят­но, что за по­след­ние миллионы лет бы­ло от че­ты­рёх до вось­ми оле­де­не­ний. За это вре­мя столь­ко же раз к нам при­хо­ди­ла зо­на тундр с се­ве­ра. Меж­ду эти­ми пе­ри­о­да­ми бы­ли по­теп­ле­ния. К нам «за­гля­ды­ва­ли» при­род­ные зо­ны юж­ные, в том чис­ле и сте­пи. Сей­час мы жи­вём в про­ме­жут­ке меж­ду эти­ми кли­ма­ти­че­ски­ми со­бы­ти­я­ми. На­до по­до­ждать, по­жить по­доль­ше пару десятков тысяч лет. И то­гда мож­но уви­деть, как лед­ник про­дви­га­ет­ся с се­ве­ра мед­лен­но, но вер­но.

И РЫСЬ, И БУРЫЙ

МЕД­ВЕДЬ

- Где ещё встре­ча­ют­ся по­доб­ные ре­лик­ты?

- Не­ко­то­рые ви­ды се­вер­ных рас­те­ний со­хра­ни­лись в хо­лод­ных кар­сто­вых озё­рах на се­ве­ре об­ла­сти. Глу­би­на их достигает 30-50 мет­ров. В озе­ре Бе­лом в Кле­пи­ках хо­лод­ные во­ды со­зда­ют усло­вия, ха­рак­тер­ные для Ар­хан­гель­ской об­ла­сти. На скло­нах овра­гов и реч­ных до­лин, на­при­мер, на склоне ре­ки Про­ни, есть неболь­шие «пя­тач­ки», где вы ока­зы­ва­е­тесь в на­сто­я­щей сте­пи. Там адо­нис, го­ри­цвет весенний, несколь­ко ви­дов ко­вы­ля, степ­ные ви­ды ири­сов, гвоз­ди­ки, сон-тра­ва. На­до по­ни­мать, что эти ви­ды уяз­ви­мы и на­хо­дят­ся под угро­зой ис­чез­но­ве­ния. Они сей­час «не в сво­ей та­рел­ке», вне сво­ей при­род­ной зо­ны, как маленький ма­мон­тё­нок из мульт­филь­ма.

- Мож­но ли их за­щи­тить и как это сде­лать, «ведь так не долж­но быть на све­те, чтоб бы­ли по­те­ря­ны дети»?

- Нуж­но в первую оче­редь вы­явить по­доб­ные ме­ста, ведь мож­но от все­го от­ка­зать­ся, рас­па­хать и уни­что­жить. Кор­не­вые си­сте­мы раз­ных рас­те­ний бо­лее устой­чи­вы к вод­ным эро­зи­ям, они ху­же раз­ру­ша­ют­ся, а зна­чит, это бла­го­при­ят­ству­ет со­хра­не­нию пло­до­ро­дия почв в бу­ду­щем. Это, на ми­ну­точ­ку, стра­те­ги­че­ский план про­до­воль­ствен­ной без­опас­но­сти. Мы долж­ны свои про­дук­ты выращивать, а не за­ку­пать за­гра­ни­цей втри­до­ро­га. Да и интерес к эко­ло­ги­че­ско­му ту­риз­му сей­час растёт. Эти участ­ки цен­ны в плане про­ве­де­ния на­уч­ных и по­зна­ва­тель­ных экс­кур­сий. К нам об­ра­ща­ют­ся лю­ди, в ос­нов­ном моск­ви­чи, го­то­вые пла­тить день­ги за то, что­бы уви­деть бо­ло­то или ле­сок, где всё ещё летает ред­чай­шая ба­боч­ка апол­лон. Мы зна­ем, куда от­ве­сти и ту­ри­стов, лю­би­те­лей при­ро­ды, и учё­ных. Мож­но за­клю­чить, что Ря­зан­ская об­ласть тре­бу­ет изучения и охра­ны, по­то­му что до сих пор со­хра­ня­ет клоч­ки прак­ти­че­ски пер­во­здан­ной при­род­ной сре­ды. По­это­му эти ме­ста нуж­но пе­ре­во­дить в ста­тус осо­бо охра­ня­е­мых при­род­ных тер­ри­то­рий. В на­шу эпо­ху мож­но ку­пить зе­мель­ный уча­сток в лю­бом ме­сте и, ис­поль­зуя его в своих нуж­дах, уни­что­жить уни­каль­ную сре­ду оби­та­ния жи­вых ор­га­низ­мов, да­же не зная о том, что они там есть. Рас­па­хав, осу­шив бо­ло­то, сру­бив лес. В этой свя­зи РГУ про­во­дит еже­год­ную мас­штаб­ную ра­бо­ту по ис­сле­до­ва­нию при­ро­ды на­ше­го ре­ги­о­на. Со­труд­ни­ки ка­фед­ры фи­зи­че­ской гео­гра­фии и ка­фед­ры био­ло­гии еже­год­но от­прав­ля­ют­ся в экс­пе­ди­ции по до­лине Оки, по Ме­щёр­ской низ­мен­но­сти, по сте­пям Ми­хай­лов­ско­го, Ми­ло­слав­ско­го и Са­сов­ско­го рай­о­нов, в так на­зы­ва­е­мые «медвежьи углы», где схо­дят­ся гра­ни­цы трёх об­ла­стей на во­сто­ке и юго-во­сто­ке об­ла­сти. Вы­яс­ни­лось, что в этих ма­ло­на­се­лён­ных ланд­шаф­тах оби­та­ют и рысь, и бурый мед­ведь.

В ГО­СТЯХ У СКАЗ­КИ

- Что-то уда­лось от­крыть в этом го­ду?

- Но­рин­ский лес. В Ми­ни­стер­ство при­ро­до­поль­зо­ва­ния, в РГУ об­ра­ти­лись жи­те­ли се­ла Но­ри­но Кле­пи­ков­ско­го рай­о­на. В окрест­но­стях се­ла су­ще­ству­ет древ­ний лес пло­ща­дью чуть боль­ше 200 га. Вто­ро­го та­ко­го ле­са, на­вер­ное, в об­ла­сти нет. На боль­шой пло­ща­ди со­хра­нил­ся на­сто­я­щий ель­ник. От­ме­чу, что ель при­сут­ству­ет в на­ших ле­сах лишь фраг­мен­тар­но. А здесь вы ока­зы­ва­е­тесь в на­сто­я­щей тай­ге, в на­сто­я­щей непро­лаз­ной ча­що­бе. Мы вы­яс­ни­ли, что де­ре­вьям бо­лее 120 лет. Ко­гда мы от­кры­ли древ­ние кар­ты, ока­за­лось, что в этих ме­стах и то­гда уже сто­ял этот лес. Ви­ди­мо, его ни­ко­гда не ру­би­ли. Здесь мы и об­на­ру­жи­ли ред­кое рас­те­ние - пу­ши­цу строй­ную, несколь­ко ви­дов ор­хидей, па­по­рот­ни­ков. А также ред­кую ба­боч­ку сен­ни­цу ге­ро, ма­лень­кую невзрач­ную с ви­ду, в два с по­ло­ви­ной сан­ти­мет­ра. За несколь­ко дней об­сле­до­ва­ния най­де­но все­го че­ты­ре эк­зем­пля­ра. Это се­вер­ный вид, остав­ший­ся у нас с тех са­мых лед­ни­ко­вых эпох. Ру­ко­во­ди­те­лем на­уч­ных ра­бот бы­ла док­тор био­ло­ги­че­ских на­ук Ма­ри­на КАЗАКОВА. При­влек­ли и спе­ци­а­ли­ста в об­ла­сти со­зда­ния охра­ня­е­мых тер­ри­то­рий Николая СО­БО­ЛЕ­ВА. Я же за­ни­мал­ся ком­плекс­ным опи­са­ни­ем при­ро­ды и вы­яв­ле­ни­ем ред­ких ви­дов на­се­ко­мых. С мая по июль территорию мы ис­сле­до­ва­ли, за­тем под­го­то­ви­ли от­чёт об об­сле­до­ва­нии, ко­то­рый мож­но уви­деть на сай­те ад­ми­ни­стра­ции Кле­пи­ков­ско­го рай­о­на в от­кры­том до­сту­пе. 18 сентября мы с Ма­ри­ной Ва­си­льев­ной при­сут­ство­ва­ли на об­ще­ствен­ных слу­ша­ни­ях за со­зда­ние па­мят­ни­ка при­ро­ды. При­сут­ству­ю­щие еди­но­глас­но про­го­ло­со­ва­ли «за». До­ку­мент в окон­ча­тель­ной фор­ме пе­ре­да­ли в ми­ни­стер­ство при­ро­до­поль­зо­ва­ния об­ла­сти. Там про­ве­дут го­су­дар­ствен­ную эко­ло­ги­че­скую экс­пер­ти­зу. На­де­юсь, что уже в бу­ду­щем го­ду на кар­те об­ла­сти по­явит­ся 101-й па­мят­ник при­ро­ды - «Но­рин­ский лес».

- Над чем ещё вы ра­бо­та­е­те?

- Сей­час мы бьём­ся над тем, что­бы в Ши­лов­ском рай­оне «Пья­ный лес» по­лу­чил ста­тус охра­ня­е­мой тер­ри­то­рии.

- Как вы объ­яс­ня­е­те яв­ле­ние «пья­но­го ле­са»? По­че­му де­ре­вья так при­чуд­ли­во рас­тут?

- Это не Бу­ра-Яга, не ино­пла­не­тяне, не смерч, не мол­ния, не вы­ры­ва­ю­щий­ся из-под зем­ли столп, гну­щий де­ре­вья. Мест­ный грунт под­вер­га­ет­ся оплы­ва­нию. По­сте­пен­но боль­шим шлей­фом в са­мые влаж­ные го­ды вес­ной он «съез­жа­ет» и гнёт де­ре­вья. А за су­хое вре­мя, за ле­то и осень, де­ре­вья вос­ста­нав­ли­ва­ют пря­мой рост ство­ла. И снова оче­ред­ной «сы­рой» год сме­ща­ет их. Сей­час всё ста­биль­но и сос­ны устрем­ле­ны вверх.

101-Й ПА­МЯТ­НИК ПРИ­РО­ДЫ ПО­ЯВИТ­СЯ НА КАР­ТЕ.

«Наш ре­ги­он тре­бу­ет изучения и охра­ны, по­то­му что до сих пор со­хра­ня­ет клоч­ки прак­ти­че­ски пер­во­здан­ной при­род­ной сре­ды. По­это­му эти ме­ста нуж­но пе­ре­во­дить в ста­тус осо­бо охра­ня­е­мых при­род­ных тер­ри­то­рий».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.